Рус
Eng
Нынче любят бессловесных

Нынче любят бессловесных

7 апреля 2016, 00:00
Общество
Елена Ромашова
До 48 выросло число регионов, в которых систематически нарушаются права журналистов. Такие данные в среду были опубликованы Центром правовой поддержки журналистов Общероссийского народного фронта (ОНФ). Лидерами по числу нарушений стали, среди прочих, Новосибирская и Свердловская области, а также Ингушетия и Республика

В то же время ОНФ опубликовал черный список чиновников, которые чаще всего игнорировали закон о СМИ в части предоставления информации. Эксперты считают, что журналисты сами способствуют нарушению своих профессиональных прав, не отвечая на «просроченные» запросы исками в суд.

Судя по обновленной карте нарушений прав журналистов, за год количество регионов, в которых так или иначе оказывается давление на СМИ, увеличилось с 30 до 48. В том числе до 10 выросло число субъектов, в которых в отношении журналистов применялось физическое насилие. Больше всего таких фактов было зафиксировано, в частности, в Новосибирской области, Республике Бурятия, Ставропольском крае и Ингушетии. В Ингушетии в марте на российских и иностранных журналистов неизвестные совершили нападение.

Также журналистов притесняют (правда, без угрозы их жизни) в Новосибирской и Пензенской областях, Краснодарском и Приморском краях, а также в Ханты-Мансийском автономном округе. В этих субъектах на СМИ оказывают финансовое и правовое давление, а также различными способами препятствуют осуществлению профессиональной деятельности. А, например, в Якутии, Карелии и Архангельской области фиксировались случаи непредоставления информации по запросу и запретов на видео- и фотосъемку.

Помимо «карты нарушений», в ОНФ подготовили черный список чиновников и должностных лиц, которые регулярно игнорируют закон о СМИ и не предоставляют журналистам интересующую их информацию. Правда, пока в этом списке всего четыре фамилии. Так, директор МУП «Комбинат бытовых услуг» города Бердска Новосибирской области Александр Кожин в июле 2014 года не ответил в общей сложности на шесть запросов местной газеты. Позже причина его упорного молчания выяснилась: долг предприятия в 2013–2014 годах составил 450 млн. рублей, а коммунальные платежи неизменно росли... В черном списке ОНФ значится также не отвечающий на запросы местной редакции мэр Тулуна (Иркутская область) Юрий Карих – он упорно не хотел рассказывать, как выполняются «Майские указы» президента. Полгода отмалчивался глава Волчанского городского округа (Свердловская область) Александр Вервейн. А глава Чеховского муниципального района Подмосковья Сергей Юдин отказался по запросу предоставлять информацию о грядущем сносе одного из местных домов.

Как неоднократно рассказывали «НИ», во многих пресс-службах госструктур, причем не только региональных, считают нормальным игнорировать запросы журналистов или отвечать на них формальными отписками (например, цитировать статьи закона, с которыми можно ознакомиться и самостоятельно). Хотя по федеральному закону «О средствах массовой информации» руководители госорганов, организаций и общественных объединений, а также их должностные лица обязаны отвечать на запрос информации от редакции. Причем запрос может быть как в письменной, так и в устной форме. Ответ же должен поступить в редакцию в течение семи дней, а отказ или уведомление об отсрочке – в течение трех дней с указанием причины. Отказ возможен только в том случае, если запрашиваемая информация представляет собой государственную, коммерческую или иную охраняемую законом тайну. Особенно часто нарушается пункт об ответе на устный запрос: пресс-службы, как правило, отвечают, что работают исключительно с письменными заявками.

Управляющий партнер Коллегии юристов СМИ Федор Кравченко считает, что главное препятствие на пути правильного применения закона о СМИ – это безынициативность самих журналистов, ведь законодательных норм достаточно для того, чтобы СМИ получали любую информацию по запросу. «Чиновники ленятся, трусят или просто не знают о том, что они должны что-то предоставлять, а журналисты не заставляют их убеждаться в этом на собственном опыте, – сказал юрист «НИ». – Если бы какое-то министерство выплатило редакции пусть даже тысячу рублей в порядке возмещения убытков, то это бы всем сторонам четко показало: соблюдайте закона, а если не соблюдаешь – плати». По словам нашего собеседника, доказать факт нарушения и выиграть такое дело в суде достаточно легко. И не самая обширная в этом плане практика связана только с тем, что сами журналисты крайне редко обращаются с соответствующими исками: «Бремя доказывания обоснованности и законности лежит на госоргане, который нарушил чьи-то права. И доказать, что он не нарушал сроки или не предоставил информацию по веской причине, шанса практически нет».

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter