Рус
Eng
Запрос в никуда

Запрос в никуда

4 августа 2015, 00:00
Общество
Анастасия ИВАНОВА
Уже больше двух недель «НИ» пытаются получить ответ на официальный запрос от Министерства здравоохранения РФ. Пресс-служба ведомства за это время умудрилась его потерять и восстановить, но комментарий так и не прислала. По закону о СМИ пресс-службы обязаны предоставить сведения в течение семи дней или же в трехдневный

Еще 14 июля корреспондент «НИ» направила запрос в пресс-службу ­Минздрава. 20 июля в ведомстве заявили, что запроса в их почте нет. Редакция направила документ снова, а материал пришлось отложить. Неделю назад журналист перезванивал и уточнял, получила ли пресс-служба документ. И в этот же день с корреспондентом связывался сотрудник пресс-службы и пообещал прислать ответы, как только появится информация. Однако прошло еще 10 дней, и никакой реакции до сих пор нет.

По закону о СМИ, редакция имеет право запрашивать информацию о деятельности государственных органов, органов местного самоуправления, коммерческих организаций, общественных объединений, их должностных лиц. Пресс-службы обязаны отвечать не только на письменный запрос, но даже на телефонный звонок. На практике такие случаи встречаются крайне редко: обычно сотрудники пресс-службы утверждают, что им нужен письменный запрос, чтобы было легче вести отчетность.

«С ведущими изданиями у Минздрава диалог налажен, не знаю, почему вы не можете получить ответ на запрос. Значит, что-то не так делаете, – именно так ответили корреспонденту «НИ», когда она в очередной раз попыталась добиться объяснений. – Ваши претензии по нарушению сроков резонны, но я, к сожалению, ничем не могу помочь, потому что это не моя профильная тема. Но вы можете звонить нам хоть каждый день и узнавать, готов запрос или нет». Что за ведущие издания, и какие специфические действия они совершают, чтобы добиться ответа вовремя, корреспонденту «НИ», к сожалению, не уточнили.

По закону о СМИ, ответ на запрос должны прислать в течение семи дней. Если пресс-служба понимает, что не успеет подготовить сведения за это время, то в трехдневный срок она должна направить в редакцию уведомление об отсрочке. И в этом документе должны быть указаны причины, по которым запрашиваемая информация не может быть представлена в семидневный срок, дата, к которой будет представлена запрашиваемая информация, должностное лицо, установившее отсрочку, и дата принятия решения об отсрочке. Но такое уведомление журналисты не получают практически никогда.

«Пресс-службы государственных органов позволяют себе просто игнорировать меня, поскольку я работаю в региональном СМИ, – рассказал «НИ» финансовый журналист информационного портала «Волга-ньюс» в Самаре Антон Утехин. – Я отправил запрос в Агентство по страхованию вкладов. Позвонил, мне обещали ответить в ближайшее время. Прошел день и вместе с ним – дедлайн. Тишина. Позвонил снова, опять обещания в ответ. Через два дня снова звоню – отвечают, что сотрудник был в отпуске, ждите. Потом запросы мои потеряли. Звонил я так две недели, но ответа не дождался. В целом, стоит мне запросить деловую информацию – в лучшем случае меня игнорируют. В худшем – звонят моему начальству и пытаются рассказать им о моей наглости. К счастью, руководство у меня прекрасное, и мы вместе смеемся над этим», – поделился с «НИ» журналист Антон Утехин.

За ущемление свободы массовой информации, в том числе нарушение права редакции на запрос и получение информации, по закону предусмотрена уголовная, административная, дисциплинарная или иная ответственность. «Журналисты должны обращаться в суд, только таким образом нужно действовать, – отметил «НИ» президент Фонда защиты гласности Алексей Симонов. – Чем чаще газеты будут выигрывать дела по этому поводу, тем лучше выстроится диалог с пресс-службой. Пресс-служба на самом деле уклоняется от работы. Да и прессу у нас все меньше уважают. Поэтому нужно бороться за свои права. Одно выигрышное дело может даже ухудшить ситуацию с определенной пресс-службой – в следующий раз вместо хорошего комментария придет отписка. Но в принципе, если им присудят штраф за неисполнение закона – это будет хорошо. Игнорирование в результате может сойти на нет», – подчеркнул г-н Симонов.

Обычно суды лишь обязывают ответчика дать ответ на запрос. Но если редакция сможет доказать, что из-за игнорирования запроса она понесла убытки, то можно отсудить и денежную компенсацию. Самое тяжелое наказание – уголовная ответственность по статье 144 УК РФ «Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов». Эту статью можно применить, если у журналиста есть доказательства, что в пресс-службе систематически игнорируются запросы и это делается целенаправленно.

Фото: ДМИТРИЙ ХРУПОВ

Отписки вместо ответов получают журналисты как региональных изданий, так и крупных деловых газет. «Пресс-службы Минюста, МИДа, ФАС отвечают обычно в течение 1–2 дней, никогда не игнорируют, правда, случается, что присылают формальные отписки. Но тогда мы получаем нужную информацию через личные контакты», – рассказал «НИ» журналист «Коммерсанта».

По принципу «у меня есть знакомый в пресс-службе или личный контакт спикера» живут все газеты, отметил «НИ» Алексей Симонов. «Это уже практические способы борьбы с пресс-службами. И таких вариантов много. Чаще всего, как только журналист напоминает пресс-службе об ответственности, многие ведомства стараются не доводить дело до суда и все-таки отвечают на запросы», – сказал «НИ» президент Фонда защиты гласности.

Иногда журналисты добиваются ответа на запрос через обращение в прокуратуру. «Прокуратура регулярно проводит проверки по фактам нарушения законодательства о СМИ. На сайте потом публикуются результаты. Таких случаев очень много. Журналисту лучше обращаться в прокуратуру, на территории которой зарегистрировано СМИ. Это будет быстрее, поскольку Генпрокуратура очень редко рассматривает обращения сама, в основном спускает их ниже. А по времени на это уходит от 10 дней до нескольких месяцев – все зависит от СМИ и конкретного нарушения», – ответили «НИ» в Генпрокуратуре.

«НИ» просят надзорное ведомство расценивать эту публикацию как заявление и среагировать на нее должным образом.

Нам хотелось бы отметить пресс-службы, которые вовремя присылают ответы на вопросы. Пресс-секретарь ПКиО «Измайловский» Кристина Наумова комментирует сразу даже самые «неудобные» ситуации по устному запросу. Пресс-служба Минтруда России, которая перезвонила в редакцию после выхода статьи «НИ» о задержке соцвыплат многодетным матерям и пояснила ситуацию, теперь оперативно отвечает практически на любые вопросы. В последнее время заметно улучшилась работа пресс-службы Минобрнауки. Корреспонденту «НИ» всегда было удобно работать с пресс-службой Московской административной дорожной инспекции (МАДИ). Пресс-секретарь отвечала сразу же по телефону, а если надо было уточнить какие-то вопросы, то перезванивала, как только это удавалось сделать.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter