Рус
Eng
Ненасильственные методы?

Ненасильственные методы?
Новость

3 октября 2012, 00:00
Вчера отдел внутренних дел по московскому району Замоскворечье объявил, что не нашел нарушений в действиях майора Светланы Сулеймановой. Сулейманову обвиняли в насилии по отношению к семилетнему ребенку. Мать мальчика Людмила Коршунова утверждает, что ее сына за шею тащили по лестнице с пятого этажа на первый, пытаясь

Врач-терапевт Людмила Коршунова арендовала квартиру на Большой Серпуховской улице с апреля 2011 года. С ней в пятиэтажном доме дореволюционной постройки поселились 77-летняя мать и семилетний сын. Спустя несколько дней после переезда выяснилось, что условия на новом месте гораздо хуже, чем Коршуновой показалось при осмотре квартиры: «Там все время стоял запах нечистот – в канализационном стояке была дыра. Древний паркет крошился, из-под него лезла грязь», – рассказывает «НИ» Людмила Коршунова. Однако сразу переехать в другое место у семьи не получилось: все накопленные средства ушли на риелтора и страховой депозит (залог хозяевам, который полностью возвращается по завершении аренды, если квартирант выполнял условия договора).

Через несколько месяцев Коршуновы все-таки решили квартиру покинуть. Людмила уведомила об этом хозяев (Виталия и Наталью Дегтяревых, живших этажом ниже), объявив, что страховой депозит забирать не будет, однако и за последний месяц проживания не заплатит. Хозяев ее решение не устроило: они настойчиво требовали деньги. Людмила избегала встреч с Дегтяревыми – они начали за ней следить. «Последние двенадцать дней я боялась даже мусор выкидывать», – рассказывает Коршунова. Услышав, что квартиранты решили съехать за десять дней до окончания срока аренды, Дегтяревы организовали у двери Коршуновых посменное дежурство. «Когда мы уже собрались и были готовы переезжать, я позвонила в ОВД, чтобы сказать, что меня незаконно заблокировали в моей квартире. Мне ответили, что наряд по этому адресу уже выехал», – рассказывает Людмила Коршунова. Спустя несколько минут в квартиру, взломав замок, ворвался наряд из троих полицейских с автоматами и хозяев. У Людмилы отобрали паспорт, стали требовать договор аренды и мобильный телефон, по которому та непрерывно звонила в УВД Центрального округа, рассказывая о действиях полиции.

Услышав, что срок аренды заканчивается 14 марта, полицейские поняли, что причин забирать семью в участок нет, и решили уехать. Дегтяревым это не понравилось, и они вызвали другой наряд полиции – на этот раз из отдела по делам несовершеннолетних. Юрист фонда «Общественный вердикт» Олег Новиков в беседе с «НИ» полагает, что с правоохранителями у Виталия Дегтярева «давние неформальные связи», хотя он не является должностным лицом: «Иначе непонятно, почему полиция вмешалась в этот частный спор».

Приехавшая на место событий майор Светлана Сулейманова решила, что попала к неблагополучной семье: «Вы бы видели, в каком состоянии была квартира! Везде разбросаны вещи, вонь, мухи, Коршунова в грязной зловонной куртке. На балконе – мусор, который они все это время складировали», – рассказала «НИ» сотрудница полиции. «Мы в спешке собирались, и у нас не было времени укладывать вещи в коробки. Мы вязали узлы из простыней, перевернули всю квартиру. Я была в куртке, которую надеваю на даче в огород, потому что нормальная висела в прихожей, куда меня не пускают», – объясняет «НИ» Людмила Коршунова. Мусор же, по ее словам, был уложен в полиэтиленовые мешки и скапливался всего лишь двенадцать дней – с тех пор, как Дегтяревы начали караулить членов семьи Коршуновых у подъезда и в окрестностях дома. На заявление Сулеймановой, что Коршунова держала в ванной «блеющую от страха козу», Людмила ответила, что это не соответствует действительности. «Да хоть слона. Плохое состояние квартиры не дает полицейским права на произвол», – утверждает Олег Новиков.

«Когда нас вели по лестнице, я услышала крик сына, который резко прекратился, как будто его взяли за горло», – продолжает Людмила Коршунова. Позднее ее подозрение подтвердили и врачи, к которым женщина спустя три дня отвела осипшего сына: у мальчика диагностировали тупую травму шеи, повреждения трахеи, гематомы внутри трахеи и острый посттравматический ларингит. «Сулейманова взяла его за шею и несла на весу все пять этажей», – объяснила «НИ» Людмила Коршунова. Помимо лора и травматолога, обратиться позднее пришлось и к психологу: у ребенка появились нарушения сна. Однако Светлана Сулейманова в беседе с «НИ» уверяет, что ничего подобного не было: «Потом Коршунова пыталась обвинить в травмах и других полицейских. Пусть сначала разберется, откуда они взялись».

В ОВД Коршуновых ждал допрос, при котором почему-то присутствовал Виталий Дегтярев. «Я отказывалась называть при нем номера школ (общеобразовательной, музыкальной и художественной), где учится сын. Тогда меня решили показать психиатрам», – продолжает Коршунова. Психиатры после короткой беседы убедились, что никаких проблем с психикой у Людмилы нет, а к их коллегам она обращалась лишь за справками в медицинский вуз и ГАИ. Полицейские согласились, что удерживать семью в ОВД причин нет, однако прежде чем отпустить, вынудили Людмилу подписать расписку в том, что претензий к ним она не имеет. Людмила это делать отказалась, написав: «Майор Сулейманова применила силу к моему сыну». Сейчас фонд «Общественный вердикт» готовит жалобу в территориальное подразделение Следственного комитета на действия Светланы Сулеймановой. «Затем мы будем выяснять степень вины других полицейских, удерживавших Коршуновых в квартире, и добиваться судебного разбирательства», – добавил «НИ» Олег Новиков.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter