Рус
Eng
Не в этой жизни

Не в этой жизни
Новость

3 июня 2015, 00:00
Забайкальский краевой суд решил, что тяжелобольной заключенный Владимир Климов имел право досрочно покинуть стены колонии. Еще в 2012 году у него диагностировали рак почки на четвертой стадии. По закону мужчину с таким заболеванием должны были выпустить, однако все, чего удалось добиться правозащитникам, – это перевод

Сестра Владимира Климова получила на руки решение краевого суда, который признал, что заключенный имел право на досрочное освобождение. Об этом «НИ» сообщили в Забайкальском правозащитном центре (ЗПЦ).

Как ранее сообщали «НИ», Климов в 2012 году был приговорен Читинским городским судом Забайкальского края к 15 годам строгого режима за разбой и убийство. Вскоре после отправки в колонию у осужденного диагностировали рак почки на четвертой стадии. На момент подачи ходатайства о досрочном освобождении Климов был прикован к инвалидному креслу, его легкие, лимфоузлы, правый надпочечник и головной мозг уже были поражены метастазами. Прошлой осенью правозащитники добились перевода его в колонию, где он мог рассчитывать хотя бы на медпомощь – для этого в дело пришлось вмешаться Европейскому суду по правам человека, который потребовал от России срочно принять меры. Но целью все равно было досрочное освобождение Климова.

16 марта судья Ингодинского райсуда Читы Светлана Ахмылова решила, что Владимир Климов по-прежнему представляет опасность для общества. Через три недели после отказа в освобождении мужчина скончался. И только спустя месяц после смерти заключенного (8 апреля) вышестоящий краевой суд отменил решение г-жи Ахмыловой.

Интересно, что в 2013 году судья Светлана Ахмылова приняла решение освободить Климова, но он остался за решеткой. Забайкальский прокурор по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях обжаловал это решение, и вышестоящий суд с ним согласился, постановив, что «смертельная болезнь заявителя не является безусловным основанием освобождения от наказания».

Отказываясь освобождать заключенного, судья опасалась рисковать своей карьерой, предположил в беседе с «НИ» адвокат Валентин Мельников. «Любое отмененное решение в суде считается плохим результатом работы. Само по себе заболевание не играет никакой роли. Обязательно по закону учитывается поведение осужденного, встал ли он на путь исправления. Хотя у Климова, когда он находился в медицинском стационаре тюрьмы, было пять поощрений, заработать которые крайне сложно. Между тем судья учла только то, что у него было замечание за игру в шахматы», – подчеркнул «НИ» г-н Мельников. По его словам, судья не могла знать, насколько ужасным было состояние Климова, поскольку суды проходили по видеосвязи: «Телевизор, решетка и только потом лицо Климова. Ничего она там и не видела. Кроме того, судья не является специалистом в области соматического и физиологического состояния человека. Но о смертельном состоянии ей сообщал лечащий врач, который был допрошен в процессе. Читинский же суд это просто проигнорировал», – подчеркнул «НИ» адвокат.

В апелляционном постановлении Забайкальский краевой суд указал на то, что решение районного суда было незаконным: «Исходя из физического состояния здоровья, пояснений лечащего врача о постоянном прогрессировании заболевания осужденный Климов не может представлять опасность для общества. С учетом этого, в целях реализации конституционного принципа гуманизма суду следовало бы принять решение об удовлетворении ходатайства и освободить осужденного от отбывания наказания», – говорится в документе.

«Мы будем требовать привлечения судьи к дисциплинарной ответственности и отправим жалобу в квалификационную коллегию судей, – рассказала «НИ» директор Забайкальского правозащитного центра Анастасия Коптеева. – Судья Светлана Ахмылова проигнорировала конституционные принципы гуманизма, заключения врачей. Да, он был рецидивист. Но если человек смертельно болен, нет смысла его держать за решеткой. А сейчас мы ждем еще решение Страсбургского суда по этому делу», – подчеркнула «НИ» г-жа Коптеева.

Кроме того, правозащитники собираются подавать иск к медсанчасти колонии с требованием компенсировать моральный вред из-за неоказания должной помощи умирающему, отметила «НИ» Анастасия Коптеева. «Владимиру Климову давали только наркотический анальгетик промедол, а до этого кеторол. Человек просто умирал без должного лечения. У нас есть в подтверждение два заключения судмедэкспертов Первого Санкт-Петербургского медуниверситета имени академика И.П. Павлова», – отметила собеседница «НИ». По ее словам, то, что происходило с Климовым, вполне может быть расценено как пытка: «За два года его неоднократно этапировали из Читы в Нерчинск на расстояние 300 км в течение 9 часов и обратно в автомобиле. То есть больной человек в сидячем положении проводил столько времени. И врачи признали, что такая перевозка была противопоказана Климову», – подчеркнула «НИ» Анастасия Коптеева.

«Еще 27 марта я была у брата, он уже не вставал и еле говорил, – поделилась с «НИ» сестра Владимира Климова Антонина Артемьева. – Но Володя, да и мы все, надеялись, что последние дни своей жизни ему удастся провести дома. Хотя судья в личном со мной разговоре сразу дала понять, что его не освободят. Доказывала, что если он выздоровеет, то пойдет опять тем же путем. А человек тогда уже в могиле одной ногой стоял».

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter