Рус
Eng

Дело об убийстве царской семьи: что говорят в РПЦ

  Дело об убийстве царской семьи: что говорят в РПЦ
Дело об убийстве царской семьи: что говорят в РПЦ
29 ноября 2017, 14:34ПолитикаФото: Google
Церковная комиссия по расследованию убийства царской семьи, которую возглавляет митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Варсонофий, изучила множество возможных вариантов уничтожения людей, чьи останки нашли на Урале: с помощью огня и кислоты, отрубания голов.

За два дня до открытия Собора, 27 ноября, в московском Сретенском ставропигиальном мужском монастыре прошла конференция «Дело об убийстве Царской семьи: новые экспертизы и материалы. Дискуссия». Комиссия реконструировала расстрел и вплотную подошла к вопросам: было ли это ритуальное убийство и кто заказчик - Ленин или Троцкий?

В президиуме конференции присутствовали: Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл; митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Варсонофий, управляющий делами Московской Патриархии, председатель церковной комиссии по изучению результатов исследования останков, найденных под Екатеринбургом; епископ Егорьевский Тихон, председатель Патриаршего совета по культуре, секретарь церковной комиссии по изучению результатов исследования останков, найденных под Екатеринбургом.

Среди участников конференции ― иерархи и священнослужители Русской Православной Церкви, члены церковной комиссии по изучению результатов исследования останков, найденных под Екатеринбургом, исследователи и эксперты, участвующие в следствии по делу об убийстве святых Царственных страстотерпцев.

Святейший Патриарх Кирилл обратился к участникам конференции со вступительным словом в котором сообщил, что Церковь пока ещё не сформировала свою позицию относительно екатеринбургских останков.

Далее участников конференции приветствовал епископ Тихон.

Видео:russianchurch

Прямая трансляция конференции была организована при поддержке телеканала «Союз» на официальном сайте Русской Православной Церкви Патриархия.ru, на сайте Православие.ru и на телеканале «Спас».

Ведущие российские ученые, криминалисты, историки и сотрудники следственных органов несколько часов отчитывались перед залом, заполненным священнослужителями.

С первым докладом «О недостатках предыдущего следствия и необходимости возобновления следствия осенью 2015 г. О ходе расследования уголовного дела и результатах отдельных криминалистических экспертиз» выступила и.о. старшего следователя по особо важным делам при председателе Следственного комитета Российской Федерации полковник юстиции М.В. Молодцова.

Она рассказала, что после возобновления расследования по делу об убийстве царской семьи допрошены более 20 человек, обнаруживших захоронение останков и участвовавших в раскопках.

«С их участием произведены осмотры места происшествия – и Ганина яма, и Поросенков лог, где они рассказали об обстоятельствах, известных им по делу», – сказала Молодцова.

Она также сообщила, что следственным органами после возобновления следствия по делу о гибели царской семьи было назначено 34 различные экспертизы.

«Производство экспертиз не закончено. Имеются лишь промежуточные результаты по некоторым вопросам», – сказала следователь и добавила, что не закончена молекулярно-генетическая экспертиза, а также экспертиза почвы с целью установить вероятность их сожжения.

Главный научный сотрудник Института российской истории РАН, исследователь истории российских спецслужб, доктор юридических наук Василий Христофоров опроверг слухи, что большевики якобы отсекли голову Николаю II и отправили в Кремль. По словам историка, эта информация не нашла подтверждения при расследовании обстоятельств гибели царской семьи.

«У нас нет ни одного не только документа, но ни одного косвенного свидетельства участника событий по поводу отсечения головы», – сказал Христофоров, являющийся членом Патриаршей комиссии по изучению результатов исследования екатеринбургских останков.

Заведующий отделом судебно-медицинской идентификации личности Российского центра судебно-медицинской экспертизы Виктор Звягин считает, что поиск мест возможного захоронения императора Николая II, членов его семьи и слуг необходимо продолжить.

По словам эксперта, такой вывод был сделан на основании массы обнаруженных костных и зубных фрагментов захоронения, которое предположительно принадлежит царевичу Алексею и великой княжне Анастасии. «Всего было доставлено 46 костных объектов, большинство которых имело массу менее грамма», – сказал он, отметив, что это значительно меньше того, что, по экспертным оценкам, должно было быть обнаружено. Кроме того, там найдены фрагменты костей, которые не принадлежат людям.

«Результаты показывают, что обнаружено только одно из нескольких мест криминального захоронения и нужно продолжать поиски. Имеются сведения, что обнаружены несколько мест, где возможно их (останков. – Ред.) нахождение — методами 3d-радаров», – сказал Звягин.

Председатель судебно-медицинской ассоциации Северо-Запада России, президент Международного конгресса судебных медиков Вячеслав Попов уверен, что тела семьи Николая II и их слуг не могли быть полностью уничтожены серной кислотой и огнем.

«Нет оснований переоценивать повреждающее действие серной кислоты, она, конечно, могла быть налита на тела, но разрушить их при таком способе воздействия концентрированной кислоты невозможно», – отметил эксперт.

Он рассказал, что были проведены эксперименты не только с использованием концентрированной серной кислоты, но и эксперимент, исследующий процессы в кремационной камере, который привел экспертов к выводу, что тела сжечь полностью было невозможно.

Патриарх Кирилл при этом отметил, что нужно ещё раз проверить версию о возможном полном сожжении останков. Он рассказал, как сам был свидетелем процесса кремации умерших в Индии.

«Я был там и своими глазами видел, как проводятся кремации: сжигают целый день, с раннего утра и до поздней ночи, используют огромные сухие дрова. В результате кремации все равно остаются части тела», – сказал Предстоятель.

Одним из докладчиков на мероприятии стал заведующий кафедрой публичного права ГУ МРФ Вячеслав Попов. До этого он 20 лет возглавлял кафедру судебной медицины Военно-медицинской академии, был экспертом в следствии по делу о царских останках в начале 1990-х годов и теперь участвует в новом расследовании вместе со священнослужителями. Он координирует судебно-медицинские и антропологические исследования, которые проводит новая комиссия.

По его словам, комиссия работает с двумя группами экспертов: антропологической, которая изучает найденные останки, и исторической — занимающейся изучением документов. В составе групп хватает специалистов из Санкт-Петербурга, например, в них входят профессора Владимир Трезубов и Людмила Алексина из Первого медицинского института, доктор наук Оксана Фандеева из Ленинградского областного бюро судебно-медицинской экспертизы. И в исторической, и в антропологической экспертной группе есть представители церкви.

Задача у всех комплексная: идентифицировать, кому принадлежат екатеринбургские останки, как именно были убиты эти люди и кто заказчик преступления. Пока установлена лишь родственная связь – пять человек, особенно четыре женщины, представляли одну семью. У них особое строение зубов и челюстей, родственные черепа. Что это именно царские останки, комиссия пока не утверждает, хотя ряд косвенных подтверждений – возраст, эксклюзивная для того времени стоматология – позволяет догадываться о непростом происхождении найденных костей.

Издание Фонтанка.ру опубликовала интервью с учёным :

- Разве в 1991 году не установили, чьи это останки?

– Если бы установили в 1991-м, не было бы никакого "сыр-бора" сейчас. Да, в 1991 году было высказано определенное мнение на этот счёт, оно потом оспаривалось. Церковь предложила 10 вопросов, на которые надо было ответить следственной группе, но следователь Соловьёв проигнорировал их все. Дело было возбуждено в связи с массовым убийством, а прекращено в связи с идентификацией личности погибших. Цели следствие не достигло, и сейчас этот огрех надо восполнить. Поэтому прекратили прежнее расследование и начали всё с нуля два года назад.

- Церковь ставит перед экспертами вопросы?

– Возникает какая-то версия, и надо либо отвергнуть, либо принять её. И мы занимаемся тем, что отвечаем: можно ли было сжечь все эти останки, можно было сжечь одного или двух человек дотла (до золы и порошка в сыром лесу за короткое время невозможно), была версия об отделении голов в 1918 году — проверяли и её. Не подтвердилась. Возник вопрос о серной кислоте: можно ли было серной кислотой сжечь все эти тела, чтобы от них следа никакого не осталось, — проверили (уничтожить останки имеющимися запасами было невозможно). Мы также провели реконструкцию самого расстрела.

Порой задаются вопросы, которых мы раньше не касались. Вот вчера сказали: ладно, мы согласны, что сжечь тела нельзя на дровах где-то в сыром лесу. А вот если воздействовали кислотой и только потом сжигали, вот это никто не исследовал! Вот, пожалуйста, ответьте нам на этот вопрос.

- При этом версию о ритуальном убийстве, которую епископ Шевкунов назвал вчера одной из серьёзно обсуждаемых в церковном сообществе, ещё предстоит проверить — будет назначена психолого-историческая экспертиза.

– Эта версия появилась давно, еще в 1918 году. В доме Ипатьева якобы была сделана кабалистическая запись (она расшифрована: «Здесь, по приказу тайных сил, Царь был принесен в жертву для разрушения Государства. О сем извещаются все народы»), одна запись мистического характера из стихотворения Генриха Гейна на немецком языке ("Белзацар был убит этой ночью своими слугами"). Есть их фотографии. Отсюда и появилась эта версия. Она действительно мистического такого характера...

- Какой должен быть итог расследования?

– Установить личность этих людей и реконструировать обстоятельства гибели. Но в качестве сверхзадачи – должен быть установлен заказчик. Дело в том, что в руководстве страны тогда были люди, которые имели юридическое образование. Правда, не все, только Ленин. А остальные интуитивно чувствовали, что надо концы своей преступной деятельности куда-то прятать, и по возможности у них это получалось. Они старались ничего документально не закреплять, сваливать вину на региональные органы — екатеринбургское ЧК, что они сами решили всех расстрелять и изувечить.

Историческая экспертиза, которая находится в начале своего пути, должна ответить на вопрос о заказчике этого преступления. Понятно, кто организатор, и понятно, кто исполнитель, но вот заказчик… Насколько наше руководство – и Троцкий, и Ленин, в частности, – были причастны к этому делу и в какой мере участвовали.

- А зачем это нужно? Что это даст?

– Историческую справедливость, историческую правду. Это надо установить, как и в любом расследовании.

- Есть ли какой-то срок завершения, к которому вы стремитесь закончить расследование?

– Нас никто не подгоняет. Никто не ставит каких-то сроков: к 7 ноября или к 1 мая. Мы работаем в спокойном режиме. Это решено на самом высоком уровне, чтобы экспертам никто не мешал. Но мы не ленимся – все время что-то делаем. Делаем мы это, в общем-то, не за деньги, в свое личное время. И слава богу, что нас не торопят. Когда мы начинали, мы думали, что это продлится 2 – 3 года. Но, наверное, это и правда реальные сроки. Нас никто не торопит ни к какой дате. Хотя будет 100-летие расстрела, может, и хотелось бы кому то там к этой дате получить ответы на все вопросы, но перед нами никто не ставил такой даты.

- Зачем Владимир Путин приедет на Собор, где будет обсуждаться работа комиссии?

– Вчерашнее мероприятие проходило под председательством святейшего патриарха. И мне казалось, что он всю информацию из первоисточника получает. Но я думаю, что Владимиру Владимировичу надо давать уже результаты. Сделаем работу, и можно будет обо всем этом говорить. Поэтому я думаю, что (завтра на Соборе) просто будут поставлены новые задачи. Насколько я в курсе дела, у Владимира Владимировича такая точка зрения: не надо никого подгонять, надо один раз решить этот вопрос и больше к нему не возвращаться.

Председатель синодального Отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Владимир Легойда отметил, что завершение экспертизы – это «только этап: нужно посмотреть, как результаты одной экспертизы сочетаются с другой».

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter