Рус
Eng
Содокладчик Мониторингового комитета ПАСЕ Андреас Гросс

Содокладчик Мониторингового комитета ПАСЕ Андреас Гросс

22 октября 2012, 00:00
Политика
Адель КАЛИНИЧЕНКО, Страсбург
В Страсбурге закончилась осенняя сессия Парламентской ассамблеи Совета Европы. Внимание российских политиков к совещанию во Франции было приковано в первую очередь в связи с оглашением чрезвычайно критичного доклада, посвященного выполнению нашей страной обязательств, взятых ею при вступлении в Совет Европы в 1996 году

– Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков, комментируя решения прошедшей сессии ПАСЕ, дал понять, что в Кремле не считают уместными рекомендации ПАСЕ по демократизации системы власти в России и не намерены к ним прислушиваться. Как вы воспринимаете подобную реакцию?

– Эта ремарка резко контрастирует с моим личным опытом, приобретенным в Москве и других регионах России. Обсуждение и сотрудничество, несмотря ни на что, должно продолжаться на всех уровнях. Как сказал однажды губернатор Калифорнии, «это вовсе не бесплатный обед». Нельзя быть членом организации, базирующейся на европейских ценностях, и одновременно игнорировать обязательства, которые принимают на себя ее участники.

– Что будет делать Совет Европы, если этот enfant terrible, каким видится Россия многим в Старом Свете, будет и дальше вести себя, как «ужасный ребенок»?

– Россия больше enfant, нежели terrible. Ведь демократические изменения в России начались совсем недавно, каких-то двадцать с небольшим лет назад, что в сравнении с тысячелетней историей вашей страны – всего лишь какой-то миг. К тому же образованные и думающие россияне отдают себе отчет в серьезности того, что происходит. Поэтому мы будем продолжать наши усилия: как в Москве, так и повсюду будем настаивать на соблюдении Россией взятых на себя обязательств. Между прочим, бывший министр финансов Алексей Кудрин, с которым я сидел рядом во время обеда на первом Всемирном форуме за демократию здесь же, в Страсбурге, подтвердил основное послание доклада ПАСЕ по России. А именно: ваш наиболее образованный и активный средний класс предоставляет всей России уникальный шанс для реформ, в которых, в свою очередь, сегодня нуждается все общество в целом.

– Допустим, Москва все же проигнорирует рекомендации, содержащиеся в резолюции ПАСЕ. Будете ли вы считать, что вся та огромная работа, которую вы проделали, готовя доклад по мониторингу России, была проделана впустую?

– Вы должны быть более точны в формулировках. Резолюция содержит много предложений и пожеланий – не рекомендаций. Эти 75 предложений и пожеланий адресованы всем россиянам, которые могут читать, могут самостоятельно мыслить и беспокоятся за будущее своей страны. Наш текст – это своего рода произведение «ручной работы», которым могут пользоваться все демократически настроенные граждане России. В этом смысле никакая проделанная нами работа, как бы сложна и трудоемка она ни была, не может быть слишком большой и уж точно ни в коей мере бесполезной.

– Могут ли усилия ПАСЕ изменить политическую ситуацию в России?

– К сожалению, нет. Только сами граждане, их политическая воля и требования смогут что-либо изменить. ПАСЕ – это место, где делаются оценки, происходят обсуждения и обмен мнениями.

– Известно, что вы собираетесь нанести визит в Москву. Какой в этом сейчас смысл?

– Я собираюсь в ближайшие месяцы не раз побывать не только в Москве, но и в других регионах России. Я очень надеюсь, что у меня будет много возможностей для глубокого и всестороннего обсуждения с российской аудиторией проблем делиберализации, происходящей в стране. Сейчас в становлении гражданского общества мы наблюдаем некоторый откат назад, и это очень прискорбно. Но чем труднее складывается в России ситуация, тем более важной представляется нам наша работа.

– Представители российской делегации говорили в Страсбурге о Чечне как о положительном примере развития общества. Что вы скажете о таком «положительном векторе» развития?

– Последний раз я был в Чечне около шести лет назад. Я слышал, что за это время там построено много новых и красивых домов, что в развитие Чечни из бюджета вкладываются большие средства. Но я не уверен, что у чеченцев есть свобода не соглашаться с главой республики. Вот почему я не думаю, что приведенный пример позитивен. Однако я хотел бы снова приехать в Грозный и еще раз все посмотреть своими глазами и послушать все своими ушами.

– Могут ли репрессии против оппозиционеров, принятие дискриминационных законов и прочие санкции остановить гражданскую активность в России?

– Думаю, что репрессии не способны запугать проснувшееся общество, общество, осознавшее свою силу и достоинство. Однако люди, которые арестованы, нуждаются в поддержке и солидарности не только со стороны международных организаций, но и со стороны своих сограждан. Демократия в России пока очень ранимая и очень уязвимая. Но фундаментальные изменения в обществе все же происходят. Они стали очевидны тогда, когда сто тысяч образованных людей вышли на улицы Москвы и других городов России и потребовали политических прав и свобод.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter