Рус
Eng
Самый неудобный юбилей. Что на самом деле случилось 21 сентября 1993 года

Самый неудобный юбилей. Что на самом деле случилось 21 сентября 1993 года

21 сентября 2018, 10:44ПолитикаСергей БаймухаметовВерховный Совет РФ заседает при свечах
25 лет назад президент Ельцин подписал указ № 1400 – о роспуске Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. Следом произошли события, которые юридически квалифицируются как "антиконституционный переворот". 

Сергей БАЙМУХАМЕТОВ

Опросы социологов показывают, что россияне в целом смутно представляют, что тогда происходило.

Об этой пограничной отметке – 22 часа 10 минут 21 сентября 1993 года, о ее значении - знает очень мало людей, и потому те события в прессе и в массовом сознании сводятся лишь к политическому противостоянию президента Ельцина и Верховного Совета РФ.

Общеизвестно, что 21 сентября президент Ельцин подписал указ № 1400 – о роспуске Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ.

В официальной историографии указ Ельцина называется "началом конституционной реформы"

22 сентября Верховный Совет ответил постановлением о прекращении полномочий президента Ельцина и передаче их вице-президенту Руцкому и объявил о созыве X чрезвычайного Съезда народных депутатов.

24 сентября Съезд народных депутатов утвердил постановление Верховного Совета о прекращении президентских полномочий Бориса Ельцина.

Десять дней прошли в беспредметных переговорах.

3 октября в Москве начались стычки сторонников Верховного Совета с милицией и армией. В 15.45 Руцкой с балкона Белого дома, в котором располагался тогда Верховный Совет, призвал своих сторонников идти на штурм московской мэрии и телецентра в Останкине. И они пошли. Вначале с арматурными прутьями. А затем таранили телецентр грузовиками. Началась стрельба. Пролилась кровь. Ельцин объявил в Москве чрезвычайное положение. Белый Дом блокировали войска. Танки открыли огонь по зданию Верховного Совета России. К вечеру 4 октября Белый дом взяли штурмом, Руцкого, Хасбулатова и других руководителей сопротивления арестовали.

Но народ России не знал и до сих пор толком не знает самого главного.

В тот же день, 21 сентября, когда вышел Указ Ельцина о роспуске парламента, в 22 часа 10 минут Конституционный суд вынес заключение, что Указ № 1400 и Обращение Президента к гражданам России не соответствуют нескольким статьям Конституции Российской Федерации «и служат основанием для отрешения Президента Российской Федерации Б.Н. Ельцина от должности».

На этом можно ставить точку.

Потому что с той минуты все действия президента Ельцина против Верховного Совета являлись незаконными.

Конституционный суд - высший арбитр в стране. Плох или хорош закон, но это - Закон.

В штабе Ельцина понимали, ЧТО значит этот вердикт, и потребовали его отмены. Но Конституционный суд отказал.

Сразу же после расстрела парламента, утром 5 октября, Ельцин снова послал в Конституционный суд своего комиссара – Михаила Федотова, который потребовал отменить заключение Конституционного суда по президентскому указу № 1400. В противном случае «придется посоветовать Президенту подписать указ о приостановлении деятельности Конституционного суда». То есть пригрозил роспуском КС. Миссия комиссара не была тайной – он впоследствии публично рассказал о ней.(А ведь Федотов был человеком, в демократических убеждениях которого сомневаться не приходится, они были выстраданы. Во времена брежневщины он, студент, принимал участие в правозащитном движении, его отчислили из МГУ по требованию КГБ. Ныне он - председатель Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека.)

Конституционный суд вновь отверг требования Ельцина.

Вечером в КС приехал глава президентской администрации Сергей Филатов (достойный человек, видный представитель демократического движения тех времен) и предложил председателю Конституционного суда Валерию Зорькину подать в отставку. Иначе на него будет заведено уголовное дело по обвинению в «создании правовой базы для экстремистских действий Руцкого и Хасбулатова».

Утром 6 октября Зорькин слег с гипертоническим кризом и отправил в КС с нарочным заявление о сложении полномочий Председателя КС, считая для себя невозможным исполнение этих обязанностей в сложившихся условиях.

И тем не менее тогдашний Конституционный суд так и не отменил заключение по указу № 1400.

24 декабря 1993 года, после принятия новой Конституции, Ельцин объявил недействующим прежний Закон о Конституционном суде.

Но Ельцина все равно ждало бы неминуемое публичное поражение. Он ведь жаждал суда! Над путчистами, как их тогда называли. Неужели в его окружении не понимали, что на процессе главным документом неизбежно станет заключение Конституционного суда?! И процесс этот может вылиться в суд над Ельциным. По крайне мере, произойдет огласка.

Не понимали. Не задумывались. Потому что привыкли не обращать внимания на само существование закона.

И тут Ельцина выручили, сами того не ведая, его политические противники уже из нового парламента - Государственной думы: они приняли решение об амнистии путчистов. Ельцин был взбешен! И потребовал от Генерального прокурора Алексея Казанника блокировать решение любым способом. Но Казанник ответил, что хотя он лично считает подследственных преступниками, однако по закону обязан подчиниться решению Думы. И вынес постановление об освобождении. После чего подал в отставку. Чем заслужил всеобщее уважение.

Так, благодаря стечению обстоятельств, заключение Конституционного суда окончательно было похоронено в анналах истории.

Наверно, надо сказать, что тогдашний Верховный Совет, на 86% состоящий из депутатов коммунистического блока, у демократически настроенных граждан вызывал неприятие, многие были согласны с определением «красно-коричневые» - как называла самых ярых оппозиционеров демократическая пресса.

Но в данном случае это не имеет значения. Мы говорим о законе. Депутатов Верховного Совета выбрал народ, и никаких сомнений в легитимности ВС не было.

И потому уместно вспомнить, что 5 октября в прессе вышло обращение 42 литераторов под заголовком «Раздавить гадину». В нем, в частности, говорилось:

«Фашисты взялись за оружие, пытаясь захватить власть… красно-коричневые оборотни, наглея от безнаказанности, оклеивали на глазах милиции стены своими ядовитыми листками, грязно оскорбляя народ, государство, его законных руководителей, сладострастно объясняя, как именно они будут всех нас вешать... Что тут говорить? Хватит говорить... Пора научиться действовать. Эти тупые негодяи уважают только силу».

Письмо подписали известные литераторы, достойны граждане, люди демократических убеждений. Но они считали, что во имя победы их взглядов можно пренебречь демократией, законом. Антикоммунисты, они искренне не понимали, что сами же и встали на позиции оголтелого большевизма, который руководствовался «классовыми интересами» и «революционным правосознанием».

Сейчас те же литераторы возмущаются, что у нас парламент не только не контролирует исполнительную власть, защищая интересы народа, но и стал ее придатком, и т. д. Опять же искренне не понимают, что начало было положено в сентябре-октябре 93 года, при их горячей поддержке?

А если бы Ельцин тогда объявил: «Остаюсь при прежнем мнении о Верховном Совете, но свой Указ отменяю, потому что так постановил Конституционный суд, а закон выше президента, и любой человек в стране, тем более президент, обязан подчиняться закону», - мы бы сегодня, возможно, жили в другой стране.

О тех событиях так или иначе говорят, пишут в связи с каждой знаковой датой. Но очень редко, почти никогда, не упоминают, тем более, не ставят во главу угла решение Конституционного суда. А без него все сводится к простой политической драке.

Если подумаем, то получается, что вся федеральная власть в стране, которая выбиралась или назначалась после 22 часов 10 минут 21 сентября 1993 года – незаконна? И все выборы в Госдумы, и все законы, которые принимали эти Госдумы, и все выборы президентов – незаконны?..

Вопросов много. Но они остаются неотвеченными, когда страна переживает кардинальные перемены. Право силы становится главным. И единственным...

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter