Рус
Eng

Последнее дело: почему и в 21 веке Россия остается без нормальной канализации

Последнее дело: почему и в 21 веке Россия остается без нормальной канализации
Последнее дело: почему и в 21 веке Россия остается без нормальной канализации
13 июля, 12:25ПолитикаФото: ptzgovorit.ru
На прошлой неделе глава Минстроя РФ Ирек Файзуллин заявил, что большинство аварий в сфере ЖКХ приходятся на водопровод и канализацию. Москвичам представить, что с канализацией или отводом нечистот что-то может пойти не так, сложно (кроме ливнёвки). Однако большинство россиян подобного рода новостями не удивить.

Виктория Павлова

На первый взгляд ничего сложного в канализации нет – она существовала и в городах индейцев Майя, и в древнем Риме. Развитая канализация – это признак цивилизованного общества, к которому так хочется себя причислять. Но беспристрастная статистика заставляет в этом усомниться.

Даже в таком городе как Тула с населением почти 550 тыс человек, более 121 тыс. человек не обеспечены центральным водоотведением. Но септики и выгребные ямы в частном секторе – это полбеды. Они являются источником неприятных запахов и разносчиками инфекций (особенно, если переполняются, и их содержимое выливается на улицы), но к глобальным катастрофам пока не приводили.

Канализация с риском для жизни

В масштабах страны большую угрозу представляют другие проблемы: это аварии в системе канализации и на очистных сооружениях, а также зачастую вовсе полное отсутствие этих самых очистных сооружений. За примерами далеко ходить не надо: только в начале июля под Новосибирском из-за прорыва канализационной трубы оказалось загрязнённым Обское водохранилище, в Самаре было перекрыто движение автомобилей и трамваев из-за разрушения канализационной трубы, в Астрахани жители жалуются на разливы нечистот во дворах, потому что коммунальные случаи службы не успевают отрабатывать все аварии. Иногда аварийное состояние канализации приводит к трагическим последствиям: в мае в пригороде Таганроге погибли 11 рабочих, устранявших последствия прорыва на устаревших очистных сооружениях, от отравления метаном, в Красноярском крае двое рабочих погибли при прочистке канализации, в исправительной колонии в Ивановской области погибли от отравления две заключённых при прочистке канализационных каналов.

По данным Счётной палаты, 88% сточных вод, подлежащих очистке, сбрасываются в водоёмы неочищенными до должного уровня, а 95% сельских поселений в принципе не имеют очистных сооружений. То есть всё, что вы смываете в унитаз, оказывается в реках, озёрах и морях.

Причём даже статус курорта не спасает от неконтролируемого слива нечистот с фекалиями в местные водоёмы. Сочи, Крым, Байкал – все они страдают от отсутствия нормальной канализации с очистными сооружениями. В Сочи, флагмане внутреннего туризма, вспышки ротавируса в августе и сентябре, когда вода в море прогревается сильнее всего, давно стали привычным делом. Даже телеведущий и врач Александр Мясников предупреждал перед летним сезоном 2021 года о ежегодных вспышках ротавируса, норавируса, гепатита А, энтеровирусов, вирусов Коксаки на южных курортах.

Как обстоит дело в Крыму – рассказывает глава крымской общественной организации «Экология и мир» Андрей Артов:

- В Коктебеле ужасная ситуация – там все стекает в бухту. Там же мелкие частные кафе, рестораны, гостиницы – они все сливают в дождевую канализацию, и она вытекает в бухту. В Крыму есть места очень острых проблем - как в Коктебеле. Есть места не очень острых: очистные работают в зоне от Ялты до Фороса – там были крупные санатории, пансионаты цековские, вот там нормально все делалось – и там до сих пор ситуация более или менее неплохая. А от Алушты до Судака – это Солнечногорское, Рыбачье, Малореченское – там просто в 2000-е годы начался бум частных гостиниц, а системы нормальных канализационных стоков и нормальных очистных сооружений не было. Были маленькие поселки, а началось развитие частных рекреационных территорий, и вопрос со стоками был острейший. Кто на пляже ямку выроет – строит кафе, и там рядом прямо в эту ямку все и сливают.

Как отмечают эксперты, с украинским периодом Крыма все предельно ясно – тогда просто не было денег на модернизацию инфраструктуры. Но с 2014 года всё изменилось – построили мост, развивается дорожная сеть. А полноценной канализации всё нет…

Как отмечает крымский общественник и правозащитник Александр Талипов, значительного прогресса и сегодня не наблюдается.

- Почему за все длительное время нахождения Крыма в России они (канализационные и очистные сооружения – прим.ред.) также не модернизируются – большой вопрос. Средства ФЦП (Федеральной целевой программы), направленные, в том числе, на модернизацию канализационных сетей, расходуются, мягко говоря, неэффективно. Многокилометровая труба лежит на пляже, мешает отдыхающим загорать и купаться – это глубоководный выброс канализационных вод, которые должен был быть построен еще в декабре прошлого года, и то этот срок уже продлевался, а сейчас уже июль, и никто никаких работ не проводит, а эта километровая труба, которая, очевидно, должна была быть заведена в море, просто лежит на пляже, и никаких рабочих рядом нет – проект заброшен.

Причины задержек строительства канализации и очистных сооружений могут быть разные. Одна из них – коррупция. Так, например, 1 мая 2021 года в Севастополе осудили бывшего гендиректора АО НПП «Биотехпроцесс» на 7 лет лишения свободы и насчитали штраф в 800 тыс. рублей за хищение 2 млрд рублей, выделенных на проектирование и строительство канализационных очистных сооружений «Южные». Деньги были перечислены в банк, который вскоре обанкротился. Средства так и не вернули. Но даже если деньги мгновенно не пропадают, ситуация лучше не становится. Нынешние подрядчики в Керчи, уже минимум на год срывают сроки по строительству очистных сооружений. По мнению экспертов, строительство осложнено крайне низким качеством проектов.

Денег нет и не будет

Но, как отмечает исполнительный директор некоммерческого партнерства «ЖКХ Контроль» Светлана Разворотнева, в масштабах страны коррупция – далеко не основная преграда для модернизации канализации. Сейчас ею вообще можно пренебречь. Но вовсе не потому, что в этой сфере работают кристально честные люди, а потому что в других регионах просто нет денег – воровать нечего:

- Какая там коррупция, если денег нет? Случай Севастополя — это особая история, потому что в Крым, Севастополь в последние годы вливались очень большие деньги по разным программам.

Регионы же сталкиваются с тотальным недофинансированием устаревшей и требующей ремонта канализационной инфраструктуры. Причём, по мнению исполнительного директора Российской ассоциации водоснабжения и водоотведения Елены Довлатовой, повышением тарифов на водоотведение проблему решить невозможно.

- Система канализации в целом по стране в большинстве своём во всех регионах находится в плачевном состоянии. Пик её строительства был в 70-е годы и, к сожалению, с той поры мало что поменялось. Масштабно заниматься реконструкцией могут только крупные города, остальные экономически не в состоянии ничего сделать, потому что это очень капиталоемкая инфраструктура, которую невозможно построить за счет тарифа. Других источников, по сути, нет. При этом тариф у нас сегодня бесконечно маленький, в среднем по России он составляет 27 рублей за кубометр. Это означает, что 1000 литров сточных вод (в составе которых огромное количество не только коммунальных, но и промышленных загрязнений) надо превратить в чистую воду, которая по качеству должна быть выше, чем питьевая вода из-под крана. То есть 2,5 копейки за литр, чтобы превратить грязную воду в чистую. Невообразимо! При этом рост тарифов ежегодно не превышает 4% и если мы прибавим к 27 рублям эти проценты, то это ровным счётом ничего не изменит.

Конечно, государство выделяет деньги на модернизацию коммунальной инфраструктуры. С этим фактом не поспоришь. Другой вопрос – как и на что могут быть потрачены эти деньги. Светлана Разворотнева указывает, что потратить их – нетривиальная задача:

- У Фонда содействия реформированию ЖКХ было 15 млрд рублей на софинансирование как раз модернизации коммунальной инфраструктуры. Сначала эти деньги лежали без движения, потому что Минфин говорил, что эти деньги – только на погашение процентов по кредитам. Пусть там найдется концессионер... естественно, концессионеры не находились на такие проекты. Потом мы в Фонде добились введения прямого софинансирования проектов - регионы выстроились в очередь, сделали несколько очень хороших проектов и по очистным сооружениям, и по теплоснабжению. И все, деньги закончились – эту программу никто не стал продолжать. Больше на федеральном уровне никакой помощи не было. На региональном – ну можно 1-2 региона перечесть по пальцам. У местных бюджетов априори денег нет, инвесторов они привлечь не могут, и поэтому это просто тупиковый вариант.

Необходимость возвращать государству деньги – вот главная проблема, по которой в России тормозится развитие инфраструктуры. Именно такой точки зрения придерживается Елена Довлатова:

- У нас есть 500 миллиардов льготных инфраструктурных кредитов (эти средства не только на канализацию, конечно, но регионы могу использовать их на реконструкцию и строительство очистных сооружений), есть 150 миллиардов у Фонда содействия реформированию ЖКХ на соответствующие проекты. Но проблема в том, что все эти бюджетные средства надо возвращать, а в отсутствии экономики в сфере водоотведения, в том числе из-за низкого тарифа, сделать это почти невозможно. Вся канализация — это убыточная отрасль, она не генерирует прибыль, в ней нет окупаемости.

Хотя, наши находчивые власти могут решать проблему несоответствия чистоты стоков нормативов и без лишних денежных затрат. Так, в 2019 году Минприроды, чтобы решить проблему недофинансирования нацпроекта «Экология» и загрязнения Байкала сточными водами, просто издало указ, повышающий предельно допустимые концентрации загрязняющих веществ в стоках. В итоге предельное содержание нитратов в сточных водах было увеличено в 14 раз, анионных синтетических поверхностно-активных веществ (АСПАВ) – в 10 раз, хрома – в 6 раз, нефтепродуктов – в 1,8 раза, хлоридов – в 1,5 раза, аммония – в 1,3 раза. Очень удобно и продуктивно: нет формального нарушения – нет загрязнения.

В итоге страна оказывается в патовой ситуации: нет денег – нет инфраструктуры, есть деньги – есть коррупция и всё равно нет инфраструктуры. Елена Довлатова для решения проблемы предлагает перевести систему канализации в свободные рыночные условия, оказывая поддержку лишь действительно нуждающимся плательщикам.

- Поможет только тариф, который нам надо поднимать, других вариантов нет. В Европе тариф несоизмерим с нашим – он составляет 2 евро, это совершенно другие деньги по сравнению с российскими 27 рублями. Мы используем те же материалы, то же оборудование, что и за рубежом, и уровень жизни здесь не играет никакой роли. Безусловно, нужно помогать тем, кто не может платить, а не делать тариф заниженным для всех категорий населения и говорить о социальном государстве. Надо идти по другому пути: делать экономически обоснованный тариф, реально повышать качество услуг и давать субсидии тем, кто в них нуждается.

Но такой подход противоречит государственной политике, которая основана на социальном договоре: власть обеспечивает минимальный уровень качества жизни без лишних усилий со стороны населения, а люди поддерживают власть. И пока правительство не решится в директивном порядке (только так сейчас реформы и проводятся) заняться проблемой, выделить деньги и проконтролировать их расходование, регионы (не только показательные курорты, но и все небогатые субъекты) обречены утопать в своих фекалиях.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter