Рус
Eng
Политолог Сергей Маркедонов

Политолог Сергей Маркедонов

12 октября 2012, 00:00
Политика
НИКОЛАЙ СНЕЖКОВ, Вашингтон
Президент Грузии Михаил Саакашвили распустил правительство страны. Согласно президентскому указу, пока новый кабинет министров не сформирован, глава государства будет сам исполнять обязанности премьера. Тем временем победившая на парламентских выборах 1 октября коалиция «Грузинская мечта», возглавляемая Бидзиной Иваниш

– Означает ли победа коалиции «Грузинская мечта» крах президента Саакашвили?

– Я бы не спешил хоронить его как политика. Процесс «транзита» власти в Грузии только начался. Да, парламентские выборы прошли, но формирование правительства имеет много подводных течений. Кроме того, до президентских выборов еще есть определенное время. И пока они не пройдут и не будет окончательно утверждена конституционная реформа, говорить о завершении «транзита» в Грузии не представляется возможным. Люди Саакашвили занимают места и в государственной канцелярии, и в силовых структурах. Да и в парламенте «Единое национальное движение» – это не пять человек, это влиятельная фракция, многие ее члены имеют широкие международные связи и занимают сильные позиции внутри страны.

– Но в любом случае президенту и лидеру оппозиции Иванишвили надо работать вместе. Они смогут договориться?

– При всех расхождениях у двух деятелей есть точки соприкосновения. Оба они представляют политический класс Грузии, у которого вполне определенная ставка на национальный суверенитет. У них довольно много общих подходов к внешней политике, прежде всего относительно стратегической интеграции в НАТО и в Евросоюз. То есть оба они, если так можно выразиться, государственники в хорошем смысле этого слова, и геополитической конкуренции между ними не просматривается. И тот, и другой, помимо всего прочего, оглядываются на Вашингтон. Кстати, если кто и сыграл в этих выборах позитивную роль, так это «вашингтонский обком», как любят выражаться в некоторых российских СМИ. Его диалог и с той, и с другой стороной помог избежать крайностей. Я думаю, если бы не было этого влияния из-за океана, кто знает, чем бы все могло закончиться в Закавказье.

– Следует ли ждать от нового грузинского правительства каких-то перемен в курсе по отношению к России?

– Не думаю, что новая команда поменяет курс по отношению к России на 180 градусов. Хотя бы потому, что противоречия между Москвой и Тбилиси накапливались еще со времен Шеварднадзе. Они не появились вдруг в 2003 или в 2008 году. Другое дело, что Саакашвили эти противоречия до предела обострил. Раньше отношения были все-таки более прагматичными. Трудно сказать, что можно ждать на этом направлении. Стороны уже обменялись политическими уколами. Глава МИД России Лавров сказал, что статус Абхазии и Южной Осетии «не обсуждаем», а представитель новой грузинской команды заявил, что они готовы рассматривать концепцию «все, кроме признания Абхазии и Южной Осетии». По словам кандидата на пост министра по делам реинтеграции Пааты Закареишвили, кстати, моего хорошего знакомого и коллеги-политолога, Грузия готова работать с абхазами и осетинами напрямую, но без участия русских. Понятно, что эти заявления уже зафиксировали серьезные расхождения в позициях России и Грузии.

– Возможно ли в такой ситуации потепление отношений по другим направлениям?

– По моему мнению, парадоксальным образом в грузинском обществе есть многоплановый запрос на нормализацию отношений с Россией. Есть, например, грузинская диаспора в России. Если посмотреть на данные Всемирного банка о том, кто из какой страны помогает соотечественникам, то российский фактор для Грузии в этом смысле очень весом. Не такой, как, допустим, для Таджикистана, но очень серьезный. У грузинских предпринимателей есть интерес к российскому рынку, культурные контакты жаждут возрождения. Есть общие вопросы и в сфере безопасности – я имею в виду дагестанский и чеченский участки границы. Игры на ослабление роли России на Северном Кавказе очень опасны, в том числе для Тбилиси. Если роль России там действительно ослабнет, то для Грузии это будет кошмар. Если бы стороны вернулись к прагматике, это уже было бы хорошо.

– Есть ли основания предполагать, что политика США в отношении Грузии может поменяться, если в Белом доме Барака Обаму сменит республиканец Митт Ромни?

– Скорее всего, это будет зависеть от самой Грузии, от целей и задач, которые собирается ставить и решать ее новое руководство. Но я не думаю, что Ромни, к примеру, вдруг вернется к позиции Буша-младшего и снова сделает ставку на Саакашвили. Грузия не такой уж большой фактор в американской политике. У Вашингтона есть более серьезные задачи, требующие решения, – скажем, Афганистан. Отношение к Грузии в американской политике и обществе не определяется расхождением между демократами и республиканцами. Там по ее поводу устоялось мнение, что эта страна – свет в окошке. А кто за окошком, Саакашвили или Иванишвили, не столь важно.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter