Рус
Eng
Замглавы фракции СПС в Госдуме третьего созыва Борис Надеждин

Замглавы фракции СПС в Госдуме третьего созыва Борис Надеждин

2 марта 2015, 00:00
Политика
Екатерина ДЯТЛОВСКАЯ
Убийство известного политического деятеля Бориса Немцова в центре Москвы стало шоком не только для представителей оппозиции, но и для широкой общественности. О том, какие политические последствия может иметь это дерзкое преступление для страны, есть ли надежда на результативное расследование громкого убийства и что зна

– Борис Борисович, каковы, на ваш взгляд, причины произошедшего?

– У меня нет абсолютно никаких версий. Единственное, что могу сказать, – теперь это дело чести и даже, я бы сказал, дело стабильности государства – это преступление надо раскрыть во что бы то ни стало. А спекулировать по поводу того, кому это было выгодно... Знаете, сейчас только этим и занимаются. Мне совершенно не хочется этим заниматься.

– Как вам кажется, будет ли сделано все возможное для поиска убийц?

– Это первый в истории случай, когда Путин взял расследование под личный контроль. Поэтому я считаю, что это гарантия главы государства. К тому же убийство Бориса – это, в первую очередь, удар по России и президенту.

– Какие последствия могут быть у этого преступления?

– А вот это уже сильно зависит от власти и, в частности, от того, как она раскроет преступление. И одновременно это сильно зависит от лидеров оппозиции и от настроения людей, потому что такого масштаба событие взрывает ситуацию, и могут быть последствия очень плохие, вплоть до раскачивания ситуации, дестабилизации и насилия. Но может сработать все и наоборот: когда все поймут, что уж до убийств дело не надо доводить, возникнет какой-то общенациональный консенсус и прекратятся истерики про «пятую колонну» и врагов народа. Хотя бы просто потому, что все мы под Богом ходим.

– Что нужно сделать, чтобы все-таки реализовался второй вариант?

– Мне кажется, что нужно выходить на мероприятия, посвященные памяти Бориса, и очень важно, чтобы они прошли мирно, без насилия и эксцессов. Чтобы власть увидела, что огромное количество народа поддерживает Бориса и то, что он делал. И при этом увидела, что они настроены мирно. Это очень важно.

– Что значит убийство Немцова для российской оппозиции?

– Я так скажу. Прежде всего для оппозиции убийство Бориса – невосполнимая потеря, несмотря на то, что всякие сумасшедшие говорят, что это сакральная жертва и чуть ли не сами оппозиционеры заказали это убийство. Это полный бред, потому что Немцов своей известностью в мире, своими связями и возможностями заметно превосходил всех остальных лидеров оппозиции.

– Может ли это преступление способствовать объединению оппозиционных сил?

– Смотря кто с кем объединяется. Если мы говорим об объединении либеральной оппозиции, то – да. Я надеюсь, что это трагическое событие как-то утихомирит извечную проблему амбиций в рядах либералов. Примечательно, что «Яблоко» решило прийти на траурный марш (на запланированный на 1 марта антикризисный марш в Марьино, среди организаторов которого был и Борис Немцов, «Яблоко» идти отказалось. – «НИ»). А что касается объединения всех, кто не любит Путина, то это мы уже проходили много раз, и я считаю, что это бессмысленная затея – объединяться с коммунистами, националистами…

– Конечно, речь идет в первую очередь о правой оппозиции, в среде которой было слишком много разногласий в последнее время...

– Это такая родовая история. Либералам всегда труднее выбрать одного вождя и его полюбить. У коммунистов же и националистов это получается легко.

– В одном из интервью вы сказали, что Немцов был «белой вороной» в оппозиции. Что вы имели в виду?

– Я сказал, что он был «белой вороной» среди российской элиты, а не оппозиции. Потому что набор его личных качеств совершенно не соответствовал типичному набору качеств крупного российского политического деятеля. Во-первых, Боря был совершенно открыт, наверное, иногда даже чересчур. Он что думал, то и говорил, никогда не стеснялся в выражениях и совершенно не делал поправку, которая зашита у нашей бюрократии в подсознании, под названием «нас слушают, потом опубликуют и подставят». Он об этом просто никогда не думал. А это нехарактерно для нашей элиты, где принято держать язык за зубами, а все вопросы решать тайно, по телефону, в кустах или еще где-нибудь. Во-вторых, он совершенно был неспособен к интригам. Он был совершенно открытым человеком и всегда играл в открытую, и ничего не делал за спиной даже своих врагов. С такими качествами даже непонятно, как он в свое время достиг высоких государственных постов. Это просто загадка. С такими качествами люди в этой среде не выживают.

– Говорил ли Борис Ефимович об угрозах в его адрес?

– Да, постоянно. Ему звонили непрерывно. Не только ему, всем нам звонят всякие сумасшедшие, особенно сейчас. Но ведь трудно определить, что является реальной угрозой, а что нет. Вот сейчас какой-то сумасшедший узнал мой домашний телефон, и каждый раз, когда я выступаю в эфире, мне ночью идут звонки «мы – донбасские, до тебя доберемся». Вот как мне на это реагировать? И у Бориса подобные звонки были, это совершенно точно. Или в субботу мне в Facebook несколько человек написали: «Ты следующий». Что я должен делать? Ну, пойду в милицию, покажу свой блог и потребую принять меры? К тому же я исхожу из того же, из чего исходил и Борис: тот, кто реально хочет убить, не будет об этом писать в Twitter.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter