Рус
Eng
Разбор посадок

Разбор посадок

28 мая 2013, 00:00
Экономика
ЕВГЕНИЯ ЗУБЧЕНКО
Россияне неоднозначно воспринимают грядущую амнистию для предпринимателей. Согласно опубликованным вчера результатам опроса Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), поддержали эту инициативу всего 33% опрошенных, 36% высказались против. Между тем те, от кого зависит принятие решения об амнистии, про

Как показал опрос ВЦИОМ, сторонников амнистии больше среди тех, у кого есть знакомые предприниматели (38%), нежели среди тех, у кого в кругу общения бизнесменов нет (27%). Позитивное отношение к этой идее также свойственно жителям крупных городов (48%) и высокообразованным гражданам (39%). Отрицательное отношение к предложению бизнес-омбудсмена Бориса Титова характерно главным образом для малообразованных респондентов (47%). Те, кто поддерживает идею амнистии, указывают прежде всего на большое количество несправедливо осужденных (23%). По мнению 13% опрошенных, осужденные предприниматели уже искупили свою вину, а 12% полагают, что нецелесообразно содержать в тюрьме тех бизнесменов, от чьих действий никто физически не пострадал.

Еще 9% участников опроса полагают, что есть более тяжкие преступления, за которые нужно отправлять в тюрьму, 6% предлагают предоставить предпринимателям возможность работать и платить налоги, а 5% уверены, что на свободе те принесут больше пользы. Респонденты, выступающие против амнистии, в большинстве случаев подкрепляют свою позицию жегловским аргументом «вор должен сидеть в тюрьме» (70%). Среди прочих мнений – единство закона для всех (5%), уверенность, что, выйдя на свободу, осужденные вновь совершат преступление (5%) и так далее.

Проект амнистии для предпринимателей, предложенный бизнес-омбудсменом Борисом Титовым, на прошлой неделе раскритиковал президент Владимир Путин, назвав его сырым и поручив доработать. Главные пункты, по которым до сих пор не найден консенсус, касаются того, по каким статьям проводить амнистию, а также сколько человек должны попасть под ее действие.

Изначально в предложении Бориса Титова и представителя правительства РФ в судах Михаила Барщевского речь шла о 111 тыс. осужденных. Потому появилась уточняющая информация о том, что из этих 111 тыс. человек лишь 12 тыс. находятся в колониях, другие же приговорены к условным срокам и иным мерам наказания. Что касается статей, то предполагалось, что под амнистию должны попасть 53 состава преступления, среди которых наиболее часто встречаются мошенничество, растрата и причинение имущественного ущерба путем обмана.

Однако почти сразу после представления этого проекта во властных структурах начали придумывать способы ограничения этого списка. Так, депутаты Госдумы отмечали, что нельзя выпускать казнокрадов и тех, кто нанес крупный ущерб государству, также предлагалось, что освобожденные по амнистии все равно должны будут возместить ущерб, нанесенный их действиями. Вчера свое мнение озвучили сенаторы. Так, первый замглавы комитета Совета Федерации по бюджету и финансовым рынкам Сергей Иванов заявил, что в вопросе экономической амнистии нужен «селекционный отбор». По мнению сенатора, необходимо отделить мошенников от предпринимателей, которых «закошмарили» в свое время и которые пострадали от действий правоохранительных органов и вороватых чиновников, вынуждающих предпринимателей давать взятки. «Под амнистию могут попасть и те лица, которые нанесли серьезный ущерб государству, но смогли его возместить, и при этом никто не пострадал», – считает законодатель. В то же время, по его мнению, под амнистию не должны попасть коррупционеры, взяточники, мошенники, казнокрады и те, кто обманным путем завладел средствами дольщиков.

Адвокат Вадим Кобзев, представляющий интересы оппозиционера Алексея Навального, полагает, что в конечном итоге амнистия коснется очень небольшого числа людей. «Мне с трудом верится, что эта амнистия пройдет, – заявил он «НИ». – Если бы инициатором этой амнистии была администрация президента, тогда можно было бы с уверенностью говорить о том, что она состоится. А здесь инициатором является предпринимательское сообщество, а инициативы снизу у нас редко доходят до какой бы то ни было реализации. Думаю, что сейчас все поругаются на почве того, кого можно отпускать, кого нет и как их фильтровать. В общем-то, это мы сейчас и видим».

Юрист напомнил, что три года назад – в 2010 году – инициатива по освобождению осужденных по экономическим статьям уже продвигалась в Госдуме. Тогдашние зампреды комитета по законодательству Андрей Назаров и Владимир Груздев предлагали широкую амнистию, по которой на свободу могли выйти 300 тыс. человек. Однако поддержки эта идея не нашла. «В итоге выпустят, условно говоря, 500 человек, которые будут подпадать под какие-то немыслимые критерии: возместившие ущерб, с какими-то особенными статьями, и чтобы их фамилии не начинались на букву «Х», – описывает перспективы сегодняшней амнистии Вадим Кобзев. – Если это в таком виде будет происходить, то уже не приходится говорить об амнистии».

Даже если выйдут 100 человек, это все равно нужно делать, заочно спорит с адвокатом вице-президент «Деловой России» Николай Остарков. «Это в любом случае будет внятный и понятный сигнал о том, что у нас меняется отношение к предпринимателям и они перестают быть фигурами, которые у нас не обладают презумпцией невиновности, – заявил «НИ» эксперт. – Многие из тех, кто сейчас сидит, по новому законодательству вообще бы не привлекались. Нужна широкая амнистия. Из нее можно сделать исключения, не так, как это сейчас обсуждается: «возместил – не возместил», «большой – не большой ущерб», – а по виду преступлений». Николай Остарков полагает, что Владимир Путин довольно четко обозначил круг лиц, которые не могут претендовать на освобождение от ответственности, – это фальшивомонетчики, торговцы оружием или наркоторговцы. «Вполне понятная и четкая установка. Как в итоге это будет реализовано, во многом зависит от самого предпринимательского сообщества, насколько активно оно будет отстаивать эту идею», – полагает представитель «Деловой России».

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter