Рус
Eng
Назад в деревню

Назад в деревню

28 марта 2016, 00:00
Экономика
СЕРГЕЙ ПУТИЛОВ
В трудные постперестроечные девяностые многие россияне выживали за счет приусадебных хозяйств. Затем пришло время тучных нефтяных годов, когда страна купалась в дорогих нефтедолларах, и актуальность выживания за счет своих скромных шести соток у многих отпала. В наши дни экономический кризис, стремительное падение реал

К натуральному хозяйству людей подталкивает прежде всего ухудшающееся экономическое положение. «Я – работающий пенсионер. С 1 февраля этого года нам перестали индексировать пенсию. При этом цены растут, инфляция съедает и без того мизерные доходы. Для таких, как я, огород – главное подспорье», – рассказал «НИ» пожилой москвич Николай Артамонов. В прошлом году ему достался небольшой собственный дом и огород. Правда, далековато – пожилому человеку приходится ездить из Москвы в Кировскую область, за сотни километров, тратить не только время, но и деньги на билеты. Но он не унывает – прошлой весной засадил четыре сотки под картофель, четыре вспахал под грядки – морковка, лук. Утеплил погреб, так что температура в нем даже холодной зимой – плюс 2–3 градуса. Заготовил запасы на зиму. «Мое твердое убеждение: в нынешние трудные времена каждый должен иметь хотя бы небольшое приусадебное хозяйство – просто для того, чтобы выжить», – говорит Артамонов.

Наш герой отнюдь не одинок. Россияне активно наращивают производство домашних заготовок, свидетельствуют данные холдинга «Ромир». Отвечая на вопрос социологов, почти четверть респондентов заявили, что в минувшем сезоне создали больше запасов, чем в прошлые годы. Причем 7% из числа заготовителей признались, что в настоящее время вспомнили свой опыт домашнего консервирования, не применявшийся в предыдущие годы.

Примечательно, что почти половина населения страны (49%) занимается домашними заготовками из урожаев, выращенных на собственных приусадебных участках. А более трети опрошенных (37%) обеспечивают собственными заготовками от 30 до 50% общей продуктовой корзины домохозяйства.

Удивляться этому не приходится. По официальным данным, продовольствие за последние два года подорожало почти на 32%. А плодоовощная продукция, по подсчетам Росстата, подорожала за последние два года больше чем на 42%. Из-за резкого падения реальных доходов, снизившихся за последний год более чем на 6%, все больше наших соотечественников предпочитают кормиться со своего скромного земельного надела. Пусть ради этого и приходится вкалывать, но выхода нет – многие потеряли работу и доходы, поэтому денег на привычные покупки в супермаркетах попросту нет.

Эксперты аграрного рынка между тем утверждают, что по мере приобретения или восстановления подзабытых навыков ведения аграрного хозяйства задача по повышению урожаев и улучшению почвы сделает труд огородников более рентабельным. Сейчас в нашей стране, по данным Росстата, более 80% всего картофеля – «второго хлеба» – и без того уже выращивается на личных участках. В этом году граждане еще увеличат посадки картофеля и овощей на дачных и приусадебных территориях. Об этом уже сегодня свидетельствует рост спроса на посадочный материал, цены на который, между прочим, поднялись примерно на четверть по сравнению с прошлым годом.

Правительство пытается поддержать аграрный почин населения и ввести его в организованные рамки, с тем чтобы дать новый стимул более крупной форме хозяйствования – фермерству. В 2016 году правительство выделило 3,9 млрд. рублей в качестве субсидий 79 регионам на создание и развитие фермерских хозяйств. Субсидии предоставляются в виде грантов и единовременной помощи на бытовое обустройство начинающим фермерам.

Но одними субсидиями проблем не решить. Да и сами выделяемые суммы значительно уступают потребностям фермеров. По данным Росстата, в 2015 году в стране зарегистрировано порядка 216 тыс. фермерских хозяйств. И практически каждый из них желает получить господдержку. Общая же величина заявок на гранты со стороны начинающих фермеров составляла около 25 млрд. рублей – почти в шесть раз больше реально выделяемых на эти нужды средств. Таких денег в нашей тощей казне попросту не найти.

На это обратил внимание в беседе с «НИ» доктор экономических наук, бывший министр экономики РФ Андрей Нечаев. По мнению эксперта, «сама идея привлечь граждан к фермерству заслуживает всяческой поддержки, поэтому выделение специальных грантов для начинающих фермеров можно только приветствовать».

«Один фермер может получить до 1,5 млн. рублей на любые цели – постройку помещений, покупку трактора, приобретение скота, и до 250 тыс. рублей на социальное обустройство, можно хотя бы мебель купить», – пояснил «НИ» председатель совета Ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств и сельхозкооперативов Вячеслав Телегин. Но программа требует софинансирования и от самих предпринимателей – не менее 10% от суммы гранта. Таким образом, с учетом собственного вклада фермер на старте может получить почти 2 млн. рублей.

Вроде бы немало, однако эксперты настроены весьма скептически. «Процесс получения гранта крайне усложнен и бюрократизирован. Далеко не каждый соискатель в состоянии пройти всю процедуру конкурса от начала до конца. Было бы целесообразно, помимо выделения грантов, в первые 2–3 года полностью освободить новых фермеров от налогов и сборов, а также субсидировать страхование имущества и урожая и ставок по кредитам. Неясно, как будет решаться главный вопрос – наделение горожан, готовых заняться фермерством, землей», – перечислил проблемы г-н Нечаев.

Пока фермерство остается малодоступным для среднестатистического горожанина, ставка на приусадебное хозяйство остается основной для большинства из них. По данным «Ромир», дачами и огородами владеют больше половины (56%) россиян. При этом 94% огородников заявляют, что делают домашние заготовки из овощей и фруктов, выращенных собственными руками. Таким образом, в пересчете на все население страны получается, что каждый второй россиянин занимается домашними заготовками на зиму.

«Переселение за город становится модным трендом среди горожан творческих и интеллектуальных профессий. Люди бегут от пробок, грязного воздуха, перенаселенности мегаполисов, от депрессий ближе к природе. Многие ищут альтернативного стиля жизни и переселяются в пригороды, обустраивают дачи для круглогодичного проживания, утепляют их на зиму, возделывают свои скромные шесть соток. Соответственно в их домашнем хозяйстве возрастает доля продуктов, выращенных собственными руками, а не купленных в магазине», – рассказала «НИ» заместитель председателя общественной организации «Духовно-переселенческое движение «Ойкумена» Екатерина Федореева.

При этом, отметила эксперт, основным препятствием на пути массового обживания глубинки остается неразвитая инфраструктура: «Для того чтобы весь год жить за городом, необходимы соответствующие бытовые условия. Между тем даже не ко всем подмосковным поселкам подведены газ и водопровод. Это уже вопрос больших капитальных вложений, которые в частном порядке решить невозможно. Государство должно приложить здесь свои усилия, если хочет, чтобы уровень жизни крестьян и производства сельхозпродукции в стране повысился».

Опрошенные «НИ» эксперты сходятся в том, что экономический потенциал сельской глубинки в нашей стране, имеющей давние аграрные корни, далеко не исчерпан. Во-первых, сельское хозяйство – это отрасль, где у нас есть конкурентные преимущества и возможность их и дальше наращивать. Во-вторых, эта отрасль в отличие от многих других демонстрирует устойчивый рост (3,5% в феврале 2016 года), даже несмотря на кризисные явления в экономике в целом. Наконец, данная отрасль демонстрирует не только более успешное импортозамещение, чем большинство других секторов экономики, но также и возможности наращивания экспорта.

«Поддержка сельского хозяйства должна быть в числе ключевых приоритетов экономической политики в РФ, – сказал «НИ» главный экономист Евразийского банка развития Ярослав Лисоволик. – И если обычные граждане ощутят ее в полной мере, то они смогут спокойно прокормить себя сами независимо ни от каких санкций и эмбарго».

Пересидеть кризис на подножном корму

В Орловской губернии деревня нынче в тренде. В городе все больше тех, кто бежит к земле, спасаясь от безработицы и безденежья. Только за два года, по данным городского центра занятости, снялись с учета и заявили о переезде в село более 250 безработных. Семь из них защитили бизнес-планы и получили подъемные на создание личного подсобного хозяйства.
«Мы с мужем ничего не просили и не получали, – рассказывает «новая русская крестьянка» Ольга Марухина, завсегдатай субботних ярмарок в Орле. – Сначала просто хотели пересидеть этот чертов кризис, пожить в деревне на подножном корму. Оба потеряли работу, перспектив куда-то устроиться – никаких, возраст предпенсионный: мне 53 года, мужу – 56. Короче, уехали на дачу за 70 км от Орла – у нас там домишко и 50 соток земли еще с 90-го года. Зиму просидели – скука смертная, хотели назад да некуда – сын женился, квартиру ему оставили». Весной Марухины эти сотки раскопали, облагородили, и хозяйка решила заняться своим хобби – домашней засолкой и консервацией. Не только для себя и для друзей, как раньше, а как бы в промышленных масштабах – на продажу. «Сначала боялись, что ничего не получится и останемся с полными бочками огурцов. Но люди покупают, им нравится, и мы с мужем при деле, настроение уже не такое упадническое», – рассказывает Ольга.
Каждую субботу Марухины привозят на ярмарку 200 килограммов солений собственного производства – огурцы, помидоры, морковь по-корейски, фаршированные баклажаны, кабачки в соусе, моченые яблоки, винегрет… Капусты, между прочим, десять видов, и цена божеская – 70 рублей за кило. Над ходовой продукцией яркая растяжка «ЛПХ Марухиных. Село Моховое Мценский район». Ольга по старой памяти в кокетливой «городской» шляпе и с маникюром, у несведущих покупателей это вызывает подозрения, что никакая она не колхозница. А сведущие и так знают, что Марухина по профессии бухгалтер, работала на людях, привыкла хорошо выглядеть.
Людмила Бутузова, Орел


Внутренняя миграция с позитивным настроем

Ярослав из Саратова, не пожелавший светить в прессе свою фамилию – один из тех, кто решился в кризис сменить не только экономическую модель своей жизни, но и ее философию. Решив, что мужчина должен брать свою судьбу и судьбу своих близких в собственные руки и не зависеть при этом от чьих-то санкций и цены какой-то нефти, он выбрал жизнь и работу на земле в деревне. К такому шагу он готовился давно. Еще несколько лет назад выезжал в два района «на разведку». В числе критериев его выбора обязательным значились наличие под рукой леса и речки. В результате выбрал село Шереметьевка Лысогорского района. Дорога от Саратова до Лысых Гор, как поведал Ярослав, – «плохая, хоть и федеральная, много ямок». Зато деревня находится в экологически чистом районе. Почва – чернозем, местами песчаная. Вокруг – хвойные леса, озерца, рядом река Медведица – приток Дона. В двух километрах – железнодорожная станция.
«Местные жители, – свидетельствует переселенец, – очень гостеприимные, добрые люди. Но это те, кто остался. Потому как мужское население в основном уехало на заработки в Москву или Саратов, так как в самом селе работы почти нет».
Доставшийся ему участок, около 30 соток, паханый. «Стоимость дома 280 тыс. рублей, я сторговался за 250 тысяч», – уточняет Ярослав. Канализации нет, туалет на улице. Но в то же время, по его словам, фундамент, крыша, стены, полы – все крепкое. Есть две комнаты, сени, большой чердак, две печки – на газу и на дровах. На этой базе и строит свою новую жизнь Ярослав, забыв о страхах городского офисного планктона, конфликтах с начальством, угрозах увольнения и снижения зарплаты.
Главный научный сотрудник Института аграрных проблем РАН Cергей Семенов отметил в беседе с «НИ», что перемещение в сельскую местность из города идет достаточно активно, но пока еще это явление не носит массового характера. «Причин тому множество – начиная с того, что затратно само переселение, не говоря уже о приобретении или постройке жилья на селе, и кончая бытовыми трудностями, связанными с лишением привычного для современного урбанизированного жителя набора благ и удобств», – пояснил эксперт.
Алексей Голяков, Саратов

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter