Рус
Eng
Никита Кричевский

Никита Кричевский

27 октября 2005, 00:00
Экономика
Накормить дракона

«Сибнефть» и ЮКОС национализированы. «Сибнефть» – за 13 млрд. долларов, ЮКОС – за 9 млрд. Поговаривают, что следующие на очереди – «Сургутнефтегаз» и «Норильский никель». Даже цифры конкретные называют: «Сургут» отойдет «Роснефти» за 20 млрд. долларов, а «Норникель» – алмазной «Алросе» за 8 млрд. Абстрагируясь от досужих размышлений, кто из олигархов ближе к власти (или к кассе), попробуем оценить плюсы и минусы происходящего.

Плюсы. Природные богатства должны принадлежать народу. Справедливо? Справедливо. Доходы от экспорта сырья будут поступать в бюджет, а не оседать в Лиге чемпионов. Правильно? Правильно. Экспортный НДС в 2007 году возвращать не придется, поскольку экспортом будут заниматься госструктуры. Логично? Логично. Нынешние сверхдоходы от продажи нефти не проедим, а надежно вложим. Дальновидно? Еще как.

Минусы. Первый и самый главный – цена. Народ недоумевает: почему «Сибнефть» купили за 13 млрд. долларов, когда месяцем раньше было широко объявлено, что Роман Абрамович желал бы получить 12? Абсолютно ясно, что сделка не была рыночной, являлась договоренностью между олигархом и властью, а «Газпром» был лишь инструментом ее исполнения. Так откуда же взялся лишний миллиард? Вопрос риторический – очевидно, не всем хватило. То же самое, кстати, приходит на ум, когда выясняется, что «Силовые машины» были куплены РАО «ЕЭС России» за 500 млн. долларов, когда первоначальная цена составляла 300 млн.

Тревожные мысли навевают и цены на рынке сырья, которые, похоже, скоро начнут падать. По крайней мере, расчеты курса рубля на ближайшие три года, озвученные вчера министром финансов Алексеем Кудриным, исходят из цены нефти в 35–40 долларов за баррель. Это означает, что, как следствие, стоимость добывающих активов упадет минимум вдвое. Знали об этом, когда разрабатывали планы их покупки? Думается, что знали.

Далее. Известно ли покупателям, что кроме бренда они приобретают кучу социальных проблем? Норильск – пока еще не выжженная земля, но социальная обстановка в городе близка к критической. Он наводнен гастарбайтерами, местной неквалифицированной рабочей силой, пенсионерами, не имеющими возможности выехать на Большую землю. Преступность за прошлый год выросла почти наполовину. Сегодня местность напоминает солженицынский лагерь. Да и переселенцы оттуда большой радости не испытывают. Съездите на подмосковную станцию «Куровская», посмотрите, как живут бывшие норильчане: работы нет, до Москвы далеко, молодежь целыми днями слоняется без дела, растут наркомания и алкоголизм. Есть ли у покупателей из «Алросы» планы нормализации социальной обстановки, где в основе не тонны и доллары, а люди?

Еще одна неприятная вещь. Под покупку предприятий привлекаются большие западные кредиты, и иностранные банки «охотно идут на это, поскольку доверяют российской экономике». Условия кредитов, процентные ставки, сроки погашения и штрафные санкции – тайна за семью печатями. Неизвестно, что будет делать с кредитами, например, «Газпром», у которого и так 30 млрд. долларов долга, если доходы от экспорта нефти и газа в ближайшем будущем упадут. Примеры из нашей недавней истории, когда Михаил Горбачев ездил по миру и «стрелял» у корейцев-итальянцев по 2–3 млрд. долларов, неуместны: он занимал от имени государства, а нынешние компании – от себя лично. Один из возможных вариантов развития событий – наши природные активы совершенно легально перейдут в руки иностранных кредиторов.

Однако при всех плюсах и минусах нам уже удалось обогатить мировую экономическую историю: нигде в мире национализация не проводилась на таких сумасшедших условиях. В Африке, к примеру, государство прибирает к рукам активы на пике ценовой конъюнктуры, но не в форме покупки да еще за такие деньги, а как у нас ЮКОС – в виде экспроприации. В Великобритании Маргарет Тэтчер 25 лет назад тоже национализировала угольные шахты, но делала это вынужденно, поскольку уголь, в них добывавшийся, был слишком дорог. Тем самым она спасла тысячи шахтеров от нищеты, а страну – от люмпенства.

У нас – иной путь. И выбор его от нас, похоже, уже не зависит. За короткое время в стране появился новый класс собственников – чиновники, обладающие всеми правами собственности: пользованием, управлением, правом на доход и безопасность, невозможностью взыскания. И когда кто-то у нас пытается регулировать бизнес, хоть как-то улучшить условия для предпринимателей, он не может не чувствовать, что рядом уже вырос и оперился огромный дракон, не подчиняющийся ни экономическим законам, ни здравому смыслу.

Автор – доктор экономических наук, профессор Российского государственного социального университета

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter