Рус
Eng

Возродиться из пепла

Возродиться из пепла

Возродиться из пепла

24 июня 2009, 00:00
Экономика
Михаил КАЛМАЦКИЙ, Владислав КАГАН, Минск, Ирина БАРАМИДЗЕ, Тбилиси, Жанар СЕРДАЛИНА, Астана, Владимир СТРОЙ, Рига
Последний прогноз Всемирного банка состоит в том, что среди стран СНГ в 2009 году сильнее всего пострадают небольшие государства, вынужденные импортировать нефть и нефтепродукты. Это Армения, Белоруссия и Молдавия. Серьезное падение экономики ВБ ожидает в России – 7,5% ВВП. При этом эксперты сегодня начали говорить о т

Как выяснили «НИ», наиболее оптимистично восстанавливается экономика Казахстана, а вот на Украине и в Молдавии дела идут плохо. И уж совсем тяжелая ситуация в Латвии, которую называют самым нестабильным государством Центральной и Восточной Европы. А жители страны Александра Лукашенко еще только начали ощущать кризис.

В Белоруссии, где фактически нет фондового рынка, а кредитно-банковская система развита слабо, поначалу не очень-то и почувствовали мировой кризис. Однако потом его «прелести» пришлось ощутить сполна. Местная валюта рухнула на 30%, и примерно на столько же, по сравнению с прошлым летом, поднялись цены. Власти попытались решить проблему административными мерами – чиновники проводили на рынках «облавы», заставляя торговцев снижать цены, но, поняв, что подобные меры могут привести к тотальному дефициту, махнули рукой.

По официальным данным, в стране уже более 100 тыс. безработных. Массовых сокращений в Белоруссии нет – всем государственным предприятиям строго запрещено увольнять сотрудников. Поэтому на улице оказались в основном работники частных фирм. Госпредприятия же, формально блюдя запрет, идут иным путем – они отправляют людей в неоплачиваемые отпуска. Предложения о трудоустройстве поражают уровнем предлагаемых зарплат. К примеру, по сообщению СМИ, в Бобруйске городской исполком приглашает на работу компьютерщика на оклад в 90 долларов в месяц. При этом в продуктовых магазинах страны цены уже давно обошли средние по России.

По мнению руководителя Научно-исследовательского центра имени Мизеса Ярослава Романчука, население Белоруссии до сих пор видит только «цветочки» кризиса. «Ягодки пойдут уже во второй половине года, когда придет время выплат по краткосрочным кредитам, взятым как в российских, так и в западных банках», – утверждает он. И тут, по мнению эксперта, любимый метод Александра Лукашенко, который он на протяжении многих лет практиковал с Россией – не торопиться с возвращением кредитов, может не сработать. «Банкиры, как на Западе, так и в России деньги считать умеют. Впредь подобное может ему не сойти с рук», – считает аналитик.

В Грузии также ожидают, что к концу года уже имеющиеся проблемы усугубятся. «Экономический кризис в Грузии достигнет своего пика осенью, – заявил «НИ» руководитель Центра общественных проектов Гия Хухашвили. – Сектор реальной экономики страны практически стремится к нулю, очень сложная ситуация в сельском хозяйстве, мы фактически стали страной-потребителем, что само по себе создает проблемы в финансовой системе. Все больше увеличивается отток валютных резервов». Вместе с тем, отмечает эксперт, «оказалось, что экономика Грузии все же обладает некоторой инерцией, которая в какой-то степени тормозит негативные процессы». Специалист убежден: залатать кризисные дыры только за счет помощи, которая поступает в страну извне, невозможно. «Правительство уже признало, что налоговые поступления в бюджет резко сокращаются, и этот дефицит оно собирается покрыть за счет неналоговых вливаний. Но их разовый характер означает, что эти деньги не смогут обеспечить нормальную работу экономики, оживить рынок труда и социальную сферу», – поясняет г-н Хухашвили. По его словам, перспективы выхода страны из кризиса зависят от того, удастся ли убрать политические риски. Без этого шансов у грузинской экономики мало.

При этом социальная обстановка в стране остается сложной. Хотя с весны в Грузии подешевели некоторые продукты питания, в том числе мясо, сахар, куриные яйца, подсолнечное масло, эксперты объясняют это снижением потребления. А оно, в свою очередь, становится следствием небывалого роста безработицы. По данным департамента статистики, в 2008 году она достигла 16,5 % против 13,3% годом ранее. И хотя данные за 2009 год пока не опубликованы, независимые эксперты не ждут от них ничего хорошего. Население, значительная часть которого в последние три месяца активно участвует в политическом противостоянии с властью, ждет осени с тревогой. Некоторые аналитики не исключают социального взрыва.

А вот Казахстану, напротив, предсказывают скорое выздоровление. По крайней мере, в ходе недавнего официального визита в страну директор-распорядитель Международного валютного фонда Доминик Стросс-Кан рассказал журналистам, что подъем мировой и казахстанской экономики неотвратимо начнется с середины 2010 года. Свой прогноз он аргументировал «успешными действиями правительства Казахстана по поддержке, в частности, объемов иностранных инвестиций на том же уровне, что в прошлом году». «Если все меры будут материализованы, уже в конце 2009-го ваша экономика сумеет справиться со своими проблемами», – заявил представитель МВФ.

С оптимизмом в будущее смотрит и руководство Национального банка страны. По его данным, несмотря на осуществленную девальвацию тенге, в первом квартале этого года инфляция оказалась ниже, чем в прошлом, – 2% против 2,2–2,4. В то же время, как отмечают в Нацбанке, факторы, оказывавшие давление на показатели инфляции, изменились. В отличие от 2008-го, в этом году заметнее всего дорожали непродовольственные товары, в частности, моющие средства и лекарства. Нового ценового скачка во второй половине года финансовые власти не ожидают. Главная забота сейчас, по их мнению, – обеспечение стабильности обменного курса и финансовой системы.

В экономику Прибалтики, в отличие от Казахстана, уже мало кто верит. Как отметила недавно Financial Times, страны Балтии переживают сильнейший после распада СССР экономический кризис, и с них может начаться новая волна финансовых неурядиц в Европе. По мнению экономиста Danske Bank Ларса Кристенсена, Латвия сейчас – самое нестабильное государство Центральной и Восточной Европы. ВВП страны в этом году может упасть не на 18%, как прогнозирует правительство, а на 20–25%. Девальвация же лата может, по его мнению, привести к «быстрому инфицированию» Литвы и Эстонии. По экспертным оценкам, за последние полгода снижение доходов ощутили 70% жителей Латвии, 60% – Литвы и 55% – Эстонии. В Латвии ниже уровня бедности оказались 21% жителей, и такого, как признает Евростат, нет ни в одной другой стране ЕС. И ничего хорошего жители Балтии не ждут: в том, что дальше будет еще хуже, убеждены 53% латвийцев, 56% эстонцев и 66% литовцев.

Неделю назад, выступая в Сейме с программой резкого сокращения расходов, в том числе пенсий и пособий, премьер-министр Латвии Валдис Домбровскис признал: «Мы стоим перед лицом банкротства, спастись от которого можем, лишь сократив свои расходы и надеясь на помощь иностранных кредиторов. Без зарубежной помощи мы не сможем выплачивать зарплату, пенсии и производить другие выплаты уже в августе». В прошлую пятницу Совет Евросоюза поддержал принятые Латвией поправки к бюджету и ее среднесрочную финансовую стратегию. Однако внутри страны реакция иная. Аналитик Capital Marcets Нигель Рэнделл считает: «То, что латвийский парламент для получения очередного транша финансовой поддержки размером 1,2 млрд. евро от МВФ и Еврокомиссии делает очередное урезание бюджета, включающее сокращение пенсий на 10%, сокращение зарплаты на 20% в госсекторе и сокращение зарплаты учителям на 50%, – это только начало». С ним согласен мэр портового города Венспилс Айварс Лембергс: «В Латвии успешно реализуется программа уничтожения страны. Увы, правительство тоже способствует этому процессу. Больно и страшно наблюдать за тем, как государство хотят обанкротить и опустошить. Из страны скоро уедут все, кто только в состоянии двигаться и работать. Параллельно с отбором у Латвии трудоспособного населения происходит и «отбор» у нас инвесторов. Я не вижу света в конце тоннеля! Наша политика направлена только на то, чтобы получить очередную порцию кредита. Как мы его будем отдавать и кто его будет отдавать?» Президент АО «Дзинтарс», доктор экономики Илья Герчиков тоже в пессимизме: «Наши власти сделали все неправильно, и кризис будет только усугубляться. Я даже не могу исключить социального бунта». А вот министр экономики Артис Кампарс верит, что низшая точка будет достигнута экономикой этой зимой, а прирост ВВП Латвии начнется в 2011 году.

Но наибольшее падение среди стран СНГ все без исключения опрошенные «НИ» эксперты предрекают Украине. По данным Госкомстата этой страны, за май промышленное производство по отношению к тому же месяцу прошлого года упало на 31,2%. Индекс строительства за январь – май снизился на 55,8%. Число только зарегистрированных безработных в девять раз больше, чем количество имеющихся вакансий. Для борьбы с кризисом стране пришлось взять большой кредит у МВФ и пойти на жесткие и непопулярные меры, например запретить банкам досрочно выдавать депозиты населению. А тут еще и большие трудности с оплатой российского газа.

Заместитель завкафедрой мировой политики ГУ-ВШЭ Андрей Суздальцев считает, что пока самая тяжелая обстановка в Таджикистане и Киргизии. «Там экономики сами по себе слабые, и солидный объем средств они получали от денежных переводов гастарбайтеров на родину. Сейчас этот ручеек частично пересох, – сообщил он «НИ». – В Таджикистане также резко упали две главные статьи экспорта – электроэнергии и алюминия». По мнению эксперта, Россия выглядит лучше остальных братьев по СНГ, потому что мы не просим кредиты, а живем на свои деньги.

Однако данные сводной статистики по СНГ показывают, что экономика России потеряла из-за кризиса заметно больше остальных: с января по апрель по сравнению с тем же периодом прошлого года – 9,8%. Рядом с нами Армения – 9,7%, у Казахстана – 5,1%, а остальные экономики, как это ни странно, в условиях кризиса, продолжают расти. Киргизия – на 0,5%, Беларусь – на 1,2%, Таджикистан – на 2,9%, Азербайджан – на 4,3%, Узбекистан – на 7,9%. Украина, Грузия и Молдова данных пока не представили.

Директор департамента стратегического анализа ФБК Игорь Николаев считает, что после выхода данных по Украине и Молдове именно эти две страны возглавят список самых падающих экономик, однако третье место мы уже точно никому не отдадим. По словам эксперта, от размера экономики степень ее падения не зависит. Она определяется правильностью антикризисных мер. «В Молдове и Украине нет антикризисных программ, у нас она появилась лишь недавно, спустя 9 месяцев после того, как мы начали вползать в кризис, – подчеркнул он «НИ». – Причина нашего падения – неправильные приоритеты антикризисной политики, главным в которой стала поддержка финансовой системы. Мы признаем, что основная проблема – это падение спроса, но при этом его стимулирование у нас приоритетом не является». Второй причиной столь сильного спада, по его словам, стала демотивация бизнеса к собственной антикризисной деятельности – стали создаваться списки предприятий, которым была обещана господдержка, и для борьбы с кризисом надо было не принимать экономические меры, а просто попасть в заветный список. «Формально сложнее всего сейчас наиболее продвинутым экономикам, но, с другой стороны, в этих странах люди достаточно далеко отошли от границы выживания, – отметил «НИ» замдиректора Института стран СНГ Владимир Жарихин. – Да, там люди поджимаются, меньше покупают машин, меньше ездят отдыхать на Мальдивы. А в странах, где падения производства почти нет, социальное влияние кризиса значительно больше, потому что там люди находятся близко к грани выживания. И если у них даже чуть-чуть начинает опускаться уровень жизни, это уже серьезная проблема. Это касается, например, центральноазиатских республик, за исключением относительно благополучного Узбекистана. Одно дело отказаться от поездки в Турцию для украинца, а другое – отказаться от последнего куска хлеба для того же таджика. Это разные вещи».

Премьер Украины Юлия Тимошенко заявила недавно, что кризис в стране уже достиг нижней точки и дальнейшего спада не будет. Россия, по заявлениям разных политиков, уже пару месяцев пытается нащупать это дно. У нас нередко говорят: мы первыми вошли в кризис – первыми из него и выйдем, а за нами потянутся соседи. Андрей Суздальцев с этим согласен. «Эти страны входили последними, потому что они по большей части вне финансовых рынков, но и выйдут из кризиса они последними, – считает он. – Они не понимают, что меняется формат экономики, после кризиса она будет другая. Старая схема экспорта не сохранится. Вот сейчас, допустим, Белоруссия работает на склады и рассчитывает, что кризис пройдет, и склады разгрузятся, все будет воспринято. Но из кризиса выходят не одновременно. Допустим, Россия выйдет первой на постсоветском пространстве и структура импорта стран постсоветского пространства изменится, потому что, естественно, наши предприниматели не будут сидеть сложа руки и быстро забьют свой рынок». Игорь Николаев, напротив, считает, что мы будем в хвосте. «Мы выйдем из кризиса далеко не первыми. Конечно, без нас полное восстановление на просторах СНГ невозможно, и мы будем тормозить другие страны. Но все равно у многих наших соседей все наладится раньше, чем у нас», – убежден он.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter