Рус
Eng

Fortum против Uniper : на чьей стороне ФАС?

 Fortum против Uniper : на чьей стороне ФАС?
Fortum против Uniper : на чьей стороне ФАС?
21 октября 2019, 15:12Экономика
Игорь Артемьев хочет одобрить сделку по «Юнипро», которая идет вразрез с национальными интересами России и ставит под удар безопасность страны.

Иван Петровский

Глава Федеральной антимонопольной службы (ФАС) Игорь Артемьев на днях заявил, что его ведомство может одобрить сделку по увеличению доли финским концерном Fortum в немецком Uniper с нынешних 49,99% до 70,5%.

На этот рядовой (на первый взгляд) комментарий чиновника из ФАС по какой-то непонятной большинству населения сделке можно было бы не обращать внимания, если бы оно не открывало настоящий ящик Пандоры с весьма плачевными последствиями. Суть в том, что глава антимонопольной службы России открыто предлагает передать под контроль иностранному правительству стратегические активы. А это неизбежно запустит цепную реакцию, которая уничтожит все завоевания государства последних лет и в итоге очень быстро поставит крест на суверенитете России.

Во всем виноват Чубайс?

Винить во всех бедах России отца приватизации 90-х Анатолия Борисовича Чубайса уже давно стало общим местом — мол, это он во всем виноват. Именно в результате его реформы РАО ЕЭС различные предприятия электроэнергетики оказались в цепких руках иностранцев. Пять лучших ГРЭС страны от Смоленска до Красноярска оказались у немцев – нынешнего Uniper, крупнейшего европейского энергетического картеля. Кое-что досталось и финнам из Fortum – в Челябинске и Тюмени.

Около полутора лет назад финны решили купить немецкую компанию и завладеть ее российскими активами. Немцы сопротивлялись, как могли, но пока они проигрывают эту битву. Бюрократы из Еврокомиссии сначала разрешили финнам приобрести в 2017 году 49,99% акций компании, а затем и еще 20,5% у миноритариев.

На пути установления полного контроля Fortum над Uniper оказался камень преткновения – Россия и действующий у нас 57-ФЗ «О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства». Этот российский закон был принят ближе к концу «нулевых» по поручению президента России Владимира Путина, который последовательно стремился избавить ключевые сектора экономики страны от иностранного влияния (и весьма в этом преуспел). Закон прямо запрещает отдавать контроль (то есть долю более 50%) иностранным правительствам в объектах и предприятиях, имеющих стратегическое значение. В условиях санкций последних лет спасительную роль этого закона трудно переоценить — легко представить, что бы сделали с экономикой России наши финские «партнеры», если бы у них в руках были такие рычаги влияния.

Лики Артемьева

Однако вернемся к финско-немецкому конфликту в России. Стратегическое значение, о котором говорится в 57-ФЗ, у «Юнипро» имеют не гигантские электростанции (в электроэнергетике нет никаких ограничений для иностранцев), а водоканалы — в частности, на крупнейшей в Евразии тепловой электростанции - Сургутской ГРЭС-2. Именно водоканал не дает Fortum окончательно поставить упирающийся Uniper под свой контроль. И получается, что последнее слово по этому поводу должен сказать российский антимонопольный орган — то есть ФАС. Казалось бы, что тут сложного? Вот законодательство, вот несоответствие ему, дело простое и понятное, выноси отказ да и дело с концом.

Но не тут-то было. Вместо этого Игорь Артемьев начинает юлить. «Если не менять законодательство, в сегодняшних условиях сделка возможна только в одном случае — с отлагательным условием, что вступит она в силу только тогда, когда будут приняты изменения в законе. Но это сделать можно»,— сказал глава ФАС 14 октября.

То есть суть ясна: вообще так делать нельзя, но если очень хочется — то можно. Изменения в законе — это, вероятно, поправки в 57-ФЗ, направленные на послабление жесткого правила о невозможности контроля иностранными правительствами стратегически важными предприятиями и объектами. Стоит отметить, что еще два года назад, когда вопрос о поглощении Uniper финским госконцерном встал впервые в полный рост, Артемьев категорически отвергал саму такую возможность — именно потому, что приобретение полного контроля шло вразрез с российским законодательством. Что произошло за эти два года, и почему глава ФАС диаметрально изменил свою позицию — остается только догадываться.

Цена немецкой капитуляции

Пока российский закон надежно защищает немецких партнеров от поглощения со стороны финнов. Но что будет, если лоббисты Fortum вместе с Артемьевым добьются победы над законодательством и здравым смыслом?

Как уже упоминалось, внесение поправок в закон откроет настоящий ящик Пандоры. Единожды сняв законодательную защиту, Россия создает опасный прецедент, который при тиражировании довольно быстро загонит страну под контроль иностранных правительств. Западу больше не надо будет развивать агентурную сеть, вывозить журналистов на семинары в дорогих курортах, выращивать НКО и агентов влияния, затевать сложные многоходовки, чтобы заставить Москву действовать так, как им хочется безо всяких гарантий на успех. Достаточно будет поручить госкомпаниям перекрыть пару вентилей. Долго ли вытерпят граждане Сургута без очищенной воды?

Это — общие последствия, но будут и конкретные. Дело в том, что Uniper является одним из партнеров в строительстве газопроводов, входящих в «Северный поток». Этот проект долго и безуспешно пытаются торпедировать США, которые отчаянно пытаются сбыть на европейский энергорынок свой сжиженный природный газ (СПГ). Пока продать его удается лишь явным сателлитам типа Польши, которая уже давно не имеет собственных национальных интересов, исполняя любой каприз Вашингтона. Германия же подходит к делу прагматично: ей нужна недорогая энергия для того, чтобы немецкие товары не потеряли своей конкурентоспособности. Поэтому, несмотря на все американские потуги, немцы последовательно верны проекту.

Будут ли так же привержены «Северному потоку-2» финны, когда возьмут контроль над Uniper? Может быть да, а может быть и нет, учитывая растущее неприятие финского общества к традиционным источникам энергии.

Uniper владеет газохранилищами в Европе, и это важный актив для Газпрома, который на правах давнего и надежного партнера заполняет эти газохранилища в моменты обострения ситуации с поставками в Европу (например, во время газовых войн с Украиной за транзит). Этот важный козырь в переговорах с Киевом также окажется в руках финнов. Последствия для России и «Газпрома» легко себе представить.

Враги, друзья, «зеленые» и национал-предатели

И с Германией, и с Финляндией у нашей страны — непростая история. С обеими странами мы воевали совсем недавно, в XX веке, то есть были злейшими врагами и с тех пор не прошло и ста лет. Однако пока получается так, что из бывших врагов большими друзьями для нас стали немцы, нежели финны. До сих пор наше партнерство сначала с Uniper было взаимовыгодным и плодотворным — именно потому, что было обоюдным, отвечало интересам развития российско-немецких отношений. Но теперь все это может оказаться в руках финнов, которым выгода и польза для Германии — до лампочки. Поглощение Uniper со стороны Fortum может полностью перевернуть ситуацию, причем не в нашу пользу.

Кроме того, в Северной Европе слишком сильны «зеленые» настроения, которые неизбежно влияют и на работу Fortum. Необходимо понимать, что Финляндия (наряду с Норвегией, Швецией и Исландией) — один из мировых лидеров по производству энергии из возобновляемых источников, причем потребители могут выбирать, пользоваться ли электроэнергией, произведенной традиционным способом, или же от солнечной / ветряной / гидроэнергетики. На фоне всеобщего помешательства финнов на экологии они все чаще выбирают последнее, а строительство соответствующих электростанций идет в Финляндии стахановскими темпами: если в 2010 году на возобновляемые источники приходилась выработка в 5127 МВт, то в 2018 - уже 7867 МВт, то есть производство выросло более чем в 1,5 раза. С этой идеей финны умудрились пролезть даже в Россию: Fortum, вместе все с тем же Чубайсом, строит в нашей стране почти 2 гигаватта ветропарков, втыкая в наши поля стальные пики электрических мельниц.

Не исключено, что финны в обозримой перспективе оставят от неэкологичных активов немецкой компании «рожки да ножки», прогибая через Uniper европейскую энергоинфраструктуру под свои, возобновляемые источники (где они традиционно сильны, а вот мы — нет). Это опасный тренд для России, ведь ЕС является ключевым рынком сбыта нашего газа, но именно в этом направлении действует глава российской ФАС.

Глава ФАС, конечно, не самая влиятельная фигура в государстве, что и видно по безрезультатной борьбе его ведомства с картелями на рынке бензина и многим другим. Но и он, как мы видим, вполне может выстрелить в спину и даже обречь на поражение, открыв потенциальному неприятелю вход с заднего двора.

Осведомленный телеграм-канал «Футляр от виолончели», известный многими разоблачениями коррупции в высших эшелонах российской власти, прямо пишет о «мотивированности» интереса Артемьева «топить» за финнов. Не исключено, что разменной монетой тут стало не больше не меньше, а второй по значимости губернаторский пост в стране – губернатора Санкт-Петербурга. Осведомлённые источники давно говорят об интересе к этой должности со стороны нынешнего главы ФАС, а сам Петербург – территория, на которой финская компания работает, как у себя дома: финнам принадлежит треть местной генерирующей компании и, как следствие, половина городских теплосетей.

Отдавая Uniper в руки поехавших на теме экологии финнов, Артемьев выбивает из под России стул, на котором она сидит — а именно на поставках природного газа и нефти для нужд европейской энергетики, доходы от которых формируют значимую долю бюджета страны. Без этих денег кризис в стране и социальный взрыв с непредсказуемыми последствиями — лишь вопрос времени, ведь не то что поднимать, но и элементарно платить зарплаты бюджетникам и пенсии старикам будет не на что.

Ничто не помешает финнам, оказавшимся хозяевами угольных электростанций в Сибири закрыть их по требованиям международных экологических хайпожоров вроде Греты Тунберг (которая, кстати, тоже из Северной Европы – случайно ли). Что делать семьям энергетиков, оставшихся без работы? Шахтерам, добываемый которыми уголь больше никому не нужен? Опять стучать по брусчатке касками на Горбатом мосту в Москву?

Всему миру ясно, что происходит со странами, которым ограничивают традиционные источники энергии, и идут на поводу у модных трендов. Посмотрите на Венесуэлу. Поэтому, перефразируя Владимира Владимировича, хочется спросить Игоря Юрьевича: вы что, хотите как в Каракасе?

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter