Рус
Eng
Упасть и не отжаться. Правительство признало, что в экономике снова спад

Упасть и не отжаться. Правительство признало, что в экономике снова спад

16 января 2018, 15:23ЭкономикаPhoto: fotolia.com
Министерство экономического развития признало, что в осенние месяцы прошлого года в российской экономике наблюдался спад (в ноябре - 0,3%). Это особенно показательно, т.к. осень традиционно - период "сезонного роста", наблюдавшегося даже в самые кризисные годы. Оптимистичный сценарий на 2018 год - рост не более 1,8%.

"Российская экономика возобновила падение, а прогнозы её роста более чем на 2% не будут реализованы, сообщило в ежемесячном обзоре в понедельник Минэкономразвития РФ (МЭР), - пишет finanz.ru. - В ноябре российский ВВП сократился на 0,3% по сравнению с прошлогодним уровнем. Зафиксированный результат стал худшим за 13 месяцев: если исключить февраль (когда рабочих дней было на один меньше из-за високосного 2016 года), экономика ушла в минус впервые с октября позапрошлого года.

Сказался обвал показателей промышленного производства, объясняет МЭР: он составил 3,6% и оказался беспрецедентным с 2009 года. Спад в добыче полезных ископаемых - на 1% - был предсказуем, напоминает министерство: сделка со странами ОПЕК связала руки нефтяным компаниям, которые вынуждены добывать на 300 тысяч баррелей в сутки меньше, чем в октябре 2016 года.

Однако "чрезвычайная слабость" в несырьевом секторе "оказалась сюрпризом", говорит аналитик JPMorgan Анатолий Шаль: выпуск в обрабатывающей промышленности - на фабриках и заводах, не связанных с нефтегазовой трубой - обвалился на 4,7%.

Спад был "локальным" и коснулся ограниченного числа отраслей, оправдывается МЭР: 90% провала обеспечили металлургия и производство "прочих" транспортных средств и оборудования. Тем не менее, признает министерство, прогноз роста на 2017 год, составлявший 2%, выполнен не будет: экономика прибавит в лучшем случае 1,8%, а в худшем - 1,4%.

Квартал к кварталу российский ВВП падает всю вторую половину года: с формальной точки зрения два подряд квартала в минусе - это уже рецессия, напоминает Шаль из JP Morgan: слабость почувствовала не только промышленность, но и спрос потребителей, для которых начавшийся в 2014 году спад реальных доходов так никогда и не прекращался (за январь-ноябрь население обеднело еще на 1,4%)...

Отскок макроэкономических показателей в первой половине года целиком объясняется ростом цен на нефть: доходы от экспорта подскочили на 25%, а приток валютной выручки вернул страну в режим потребления за счет нефтегазовой ренты, говорит завотделом рынков капитала ИМЭМО РАН Яков Миркин.

Отдельные островки роста - это "костыльная экономика", которая держится за счет вливаний из бюджета или от сырьевых госкорпораций, добавляет он. Государство обеспечило 90% инвестиций в прошлом году - это крупные проекты виде "Силы Сибири", Керченского моста или объектов для чемпионата мира по футболу, подсчитали аналитики Райффайзенбанка.

МЭР продолжает утверждать, что рост ускорится, и в следующем году выйдет на темпы "около 2%". Но ресурсов для этого не видно - заявления о выходе из рецессии не что иное как "попытка выдать желаемое за действительное", говорит директор Центра развития ВШЭ Наталья Акиндинова...

Уже состоявшийся спад экономики - рекордный по продолжительности с начала 1990-х годов - отправил страну на 5-9 лет в прошлое, подсчитали в ВШЭ. Так, розничный товарооборот в 2017 году был на 13,1% ниже, чем в докризисном 2014-м. По объёмам строительства (на 7,8% меньше, чем три года назад) Россия вернулась в 2010-й год, по производству товаров на фабриках и заводах в сегменте обработки (на 0,5% меньше) - в 2012-й..."

Российскую экономику не спасает не только "сезонный рост", но и значительный рост цен на нефть и газ, который её раньше буквально вытягивал из ям. Почему так происходит?

"Нефть перепрыгнула в цене 70 долларов за баррель, - пишет Анатолий Несмиян. - Новость вроде хорошая для российских олигархов, но как сказать. Даже при растущей цене на нефть весь последний год российская экономика никак не демонстрировала следование за этой ценой, продолжая находиться в откровенном застое... Речь идет, скорее, о хронической и неизлечимой уже болезни, когда ударные дозы лекарств лишь поддерживают состояние комы, никак не способствуя выздоровлению умирающего. Во всяком случае, закончившийся аккурат к новому году Резервный фонд совершенно не согласен с утверждением об отвязывании - его, наоборот, создавали как заначку на чёрный день. И она-то подошла к концу. Теперь дыры будут латать из "фонда будущих поколений", как в своё время пафосно назвали фонд нацблагосостояния...

Растущие цены на нефть, скорее, выглядят благоприятным фоном, но только для американских компаний. Добыча сланцевых углеводородов растёт, США подобрались вплотную к российским показателям добычи и уже опередили саудовские. Крах сланцевой отрасли, по всей видимости, снова откладывается. Наоборот - создаются перспективы для газовой и нефтяной экспансии США на растущие рынки - ЮВА и Европы.

Катар и Иран (а вслед за ними Казахстан и Туркмения) могут внести существенную добавку в пока ещё весьма хилый Южный коридор, опирающийся лишь на довольно скудные запасы азербайджанского газа. Кстати, до сих пор неясно, по какому поводу у Казахстана буквально на днях заморозили значительную часть его валютных активов: такого рода мероприятия носят либо конфискационный характер, либо служат силовым началом каких-то важных и непубличных переговоров. По стандартной схеме: мы создаем вам проблему, а затем предлагаем её решить полюбовно. Возможно, что речь как раз идёт о казахстанском газе и повороте его в Южный коридор.

Во всяком случае, если вести речь об Иране и Катаре, их участие в европейском проекте Южного коридора выглядит всё более вероятным и перспективным... Для российского Газпрома это будет означать полную катастрофу: в таком случае его позиции даже по одной-единственнй транзитной трубе Турецкого потока станут практически нулевыми, и даже если в конце концов ему удастся вымучить согласие Турции на транзитную трубу (одну), транзит пойдёт строго на турецких условиях. Чем это грозит, уже известно: имеющихся и перспективных мощностей будет недостаточно для сохранения доли на европейском рынке, а потому придётся идти на поклон к Киеву..."

"Конец 2017 года показал, что можем и сами устраивать такие падения, без всяких шоков извне, - пишет Яков Миркин. - Причина – очень холодный инвестиционный климат. Промышленное производство в России в ноябре 2017 г. упало на 3,6% (к ноябрю 2016 года). Сократились строительство, транспортные перевозки, услуги населению. В 2018 году с вероятностью 20 – 25% можем снова увидеть, что экономика уходит в "минус".

"Как может быть устойчивой экономика, при таких вот вводных, - пишет Андрей Нальгин.

- зависимость от экспорта сырья - 60 - 70%

- зависимость от импорта оборудования, инструмента и технологий - 70 – 80%

- от импорта ширпотреба - 35 – 40%

- занято в добыче сырья, т.е. в производстве основной статьи дохода - 10 – 15 млн чел.

- остальные 130–135 млн чел. – по сути перераспределяют между собой их достижения.

По определению, такая экономика - высокосейсмична. Тем не менее, уже который год она не падает в тартарары. Вопреки всем надеждам недругов и даже соседей. Более того, порою демонстрирует некоторое шевеление, напоминающее экономический рост. Причём не только благодаря экспортной конъюнктуре.

Есть мнение, что секрет этой устойчивости - в людях, которые на своей памяти уже разок прошли эпоху перемен. И разочаровались в них. До бессознательного страха разочаровались.

Но это означает, что такой ресурс устойчивости будет ослабевать с каждым годом по мере смены поколений. Те, на чьей памяти были Перестройка, Гласность, Ускорение, etc., уходят из активного возраста, иногда - из жизни. Те, для кого стабильность - привычна, ещё не вошли в тот период, когда могут представлять собой организованную силу. А среднее поколение, не помнящее высоких издержек социальных перемен, но при этом чувствующие холодное дыхание кризиса, пожалуй, готово сыграть в рулетку. Пусть и не прямо сейчас. Смена поколений неотвратима, это естественный и даже физиологический процесс. Так сколько лет ещё осталось наслаждаться стабильностью?"

Предприниматель и политик Константин Бабкин критикует предлагаемые меры для выхода из кризиса: "Предлагается увеличить расходы на образование, здравоохранение и инфраструктуру. За счёт чего? За счёт повышения пенсионного возраста, за счёт "софинансирования населением медицинских услуг" и за счёт сокращения расходов на правоохранительные органы и контрольно-ревизионный аппарат. Всё!

Ни про изменение политики Центробанка, ни про снижение налогов, ни про развитие промышленности и улучшение аграрной политики нет ничего. Платить народу меньше, брать с него больше, и меньше проверять чиновников. Такая мощная предлагается реформа".

Социолог Алексей Рощин ещё два с половиной года назад отмечал, что кризис в российской экономике назревал не одно десятилетие и потому вполне логичен. Да-да. Экономический кризис в России начался ещё в 2013 году, до всякого Крыма; и носил он, собственно, такой же безнадёжный характер, как и сейчас уже все ощущают – то есть "что они ни делают, не идут дела", оживления не получается, хоть ты тресни. И это тоже было понятно – потому что реальные причины экономического кризиса в России - это не цены на нефть и не доступ/недоступ к дешевым валютным кредитам, а неэффективность политической модели...

Даже снятие санкций нам не слишком поможет... По сути, вся российская "экономика" - это 20-25 супермонстров, то ли частных, то ли государственных, хрен поймешь, которые владеют в России ВСЕМ. Буквально всем, что шевелится. И огромный чиновничий аппарат над всем этим. Жутко уродливая и, главное, недееспособная конструкция, которая уже глохнет на глазах".

Так что без серьёзных реформ, похоже, уже не обойтись.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter