Рус
Eng
«Почему Гуськов?!»

«Почему Гуськов?!»

29 февраля 2016, 00:00
Культура
Анна Тимина, Александр Кремнев
Спектакль Римаса Туминаса «Евгений Онегин», с триумфом объездивший половину мира, вызвал весьма неожиданную реакцию во время гастролей в Екатеринбурге (проходили с 17 по 20 февраля). Вскоре после завершения гастролей в одной из федеральных газет вышла публикация с подзаголовком «Почему столичные театры разочаровывают п

Основной претензией екатеринбургского автора (Марии Порошиной) является то, что она за восемь тысяч рублей приобрела билет на спектакль с участием Сергея Маковецкого, однако вместо него Онегина играл Алексей Гуськов, участвующий в другом составе.

Дело в том, что театр привез на гастроли два равноценных состава исполнителей, однако 18 февраля перед началом спектакля Сергей Маковецкий заболел (как выяснил «Театрал», у актера поднялось давление 180 на 100, прибывший наряд «скорой помощи» строго запретил при таком самочувствии выходить на сцену). Дирекция Театра Вахтангова не стала сообщать о замене исполнителя, и когда открылся занавес, публика увидела на сцене Алексея Гуськова.

Мария Порошина описала реакцию зрителей:

«– Гуськов?! – ахнула в едином порыве как минимум половина женской половины зала (это я на глазок, конечно). – Почему Гуськов?! А Маковецкий?! Мне обещали Маковецкого, я спрашивала… А вам? И вам тоже? Безобразие!

– Гуськов – тоже хорошо, – оживилась мужская половина. – Гуськов даже лучше. Он в этом играл, как его..?»

Вскоре этот «неожиданный поворот» стал обсуждаться в блогосфере, вызывать недовольство.

Так, например, директор филиала «Российской газеты» в Екатеринбурге Сергей Салыгин решил, что театр и вовсе обманул его дважды. На своей странице в «Фейсбуке» он написал: «Было огромное желание послушать А.С. Пушкина в исполнении С. Маковецкого. Обманут был дважды. Маковецкого не было <…> Но главное, это был не Пушкин, а надерганные из него цитаты, не игра актеров, а самовыражение режиссера. Часто примитивное и пошлое», – цитирует его слова и приводит скриншот информационное агентство Ura.ru (позже Салыгин свой пост удалил).

«Полуобразованное мещанское сознание»

В приведенных откликах отразился целый ряд проблем, характерных для взаимоотношения столичного театра и провинции. В их числе – избалованность антрепризой (публика по привычке идет на громкие имена, а не на художественное произведение), неготовность к восприятию современного режиссерского театра и, наконец, ожидание яркого праздника – «за такие деньги».

Неспроста Мария Порошина пишет: «Праздника хотела, эмоций, чуда, дорогого подарка, чтоб радостная память на долгие годы. А получила – приемы, ассоциации, находки, новаторство и эпатаж. Ни Пушкина, ни Онегина, ни даже Маковецкого».

Этот материал, кстати, уровнем своей аргументации вызвал удивление ректора Уральского гуманитарного университета Льва Закса, также посетившего вахтанговские гастроли. На публикацию известный в Екатеринбурге профессор, доктор философских наук, отреагировал так: «Если спектакль Туминаса вызвал противоречивые чувства, согласие вместе с вопросами и желанием поспорить, то статья Порошиной вызывает однозначное изумление и отвращение. Вот оно, современное полуобразованное мещанское сознание, еще помнящее, что искусство – это «о прекрасном», но уже меряющее его ценностями брачного сетевого поведения, критериями рыночной попсы. И, главное, суммой, уплаченной за билет (в этом аспекте автора статьи искренне жалко: в обувном она бы получила деньги обратно, а тут – пропало). Это сознание (страшно сказать, принадлежащее театральному критику!) не способно на со-творчество и какое-либо вдумчивое со-размышление, но зато уже освоившее амплуа потребителя и его «права», беззастенчиво требующее: продавец-театр-режиссер должен, обязан... Предупреждать надо, что будет не как в сериалах... И своевременно писать негативные рецензии, чтобы деньги зря не пропадали...»

«Чтобы не отменять спектакль…»

«НИ» позвонили директору Театра Вахтангова Кириллу Кроку и узнали, почему все же администрация решила не предупреждать зрителей о вынужденной замене артиста.

«Чтобы избежать кривотолков, расскажу по порядку, как все произошло, – говорит директор. – За несколько часов до спектакля Сергей Маковецкий позвонил мне и сказал, что плохо себя чувствует, пожаловался на головокружение и попросил вызвать врача. Через сотрудников отеля мы вызвали ему «скорую помощь».

До самого последнего момента оставалась надежда на то, что Сергей Васильевич все-таки выйдет на сцену. Врач дежурил беспрерывно, однако перед самым спектаклем (когда публика уже заходила в зал), врач в очередной раз измерил давление и настоял на постельном режиме.

Учитывая то, что у нас есть два исполнителя главной роли, а зрители приобретали билеты не на творческий вечер Маковецкого, а на постановку Римаса Туминаса «Евгений Онегин», отменять спектакль мы не стали. Но и объявлять о замене было бы нелепо. Театр обязан предупреждать зрителей только лишь в случае замены самого спектакля (то есть художественного произведения, на которое были проданы билеты). В афише был объявлен «Евгений Онегин», его публика и увидела.

Кроме того, ни дирекция Театра Вахтангова, ни Римас Туминас, ни столичные и зарубежные критики, которые на протяжении вот уже нескольких лет внимательно следят за жизнью нашего коллектива, ни разу не оценивали эту постановку по мастерству главного исполнителя. Спектакль с участием Гуськова и спектакль с Маковецким – это два равноценных спектакля. Мы не делим их на «первый» и «второй» сорт. И потому никакого обмана, желания ввести в заблуждение с нашей стороны и быть не могло. Напротив, Алексей Гуськов спас театр в тот вечер. Кстати, в этом убедились и сами зрители: «Евгений Онегин» прошел с успехом, зал аплодировал стоя, мы получили множество откликов, включая личную благодарность губернатора».

На вопрос «НИ», имеет ли право зритель обменять билет, если все-таки он «пришел на Маковецкого», а увидел Гуськова, Кирилл Крок ответил: «В антракте к администраторам действительно обратилось несколько человек с вопросом: мол, почему нет Маковецкого? Этим зрителям не только объяснили причину, но и предложили по тем же самым билетам прийти на спектакль повторно 20 числа. Мы обещали найти для них места бесплатно – например, поставить в зале дополнительные стулья. Об этой возможности мы сообщали людям и на выходе из театра. Но, кстати, предложением воспользовались всего четыре человека».

«В этот раз было что-то невероятное»

От подобных конфликтов, от нежелания понимать живую природу театра (искусство «здесь и сейчас») не застрахован, кстати, ни один коллектив.

В 2005 году во время гастролей БДТ в Ростове-на-Дону одна из зрительниц прямо во время спектакля «Борис Годунов» крикнула на весь зал: «Ну, сходили в театр, спасибо!» На сцене возникло замешательство. Из другого конца зала послышался мужской голос: «Не слышно. Играйте громче!» Однако «громче играть» на сцене Ростовского театра драмы имени Горького невозможно: в зале неважная акустика. В антракте администраторы предложили зрителям дальних рядов пересесть поближе к сцене – на приставные стулья. Но все же нашлись зрители, которые требовали вернуть им деньги за билет.

Вряд ли есть в России театры, которые аналогичные конфликты обошли стороной. На гастролях Театра Моссовета в спектакле с участием Александра Домогарова недовольный голос из партера крикнул: «Эх, Ту-рец-кий!» Зритель был разочарован тем, что актер появился на сцене в роли классического репертуара, а не в образе своего героя из нашумевшего сериала «Марш Турецкого».

Реакция публики не поддается анализу и прогнозам. Мхатовцы любят рассказывать историю о том, как из-за болезни одного знаменитого артиста МХТ имени Чехова не мог показать на гастролях объявленный спектакль. Тогда, спасая положение, из Москвы вылетели Олег Табаков, Марина Зудина и Виталий Егоров, чтобы взамен сыграть спектакль «Сублимация любви». Зрителям была предложена альтернатива: посмотреть «Сублимацию…» либо сдать билеты. Кстати, билеты тогда не сдал ни один человек.

Подобная история была и с туминасовским «Евгением Онегиным», когда два года назад спектакль гастролировал в США. В Москве он шел с участием Сергея Маковецкого, Юлии Борисовой и Галины Коноваловой. Для американских гастролей подготовили новый (равноценный) состав – с Алексеем Гуськовым, Ириной Купченко и Еленой Сотниковой. Билеты не сдал ни один человек, хотя русскоязычная публика в США Борисову и Маковецкого любит не меньше, чем екатеринбуржцы.

«Я бы не стал беспокоиться из-за нелепого конфликта, – сказал «НИ» Кирилл Заякин, директор гастрольного агентства «Премиум» (Екатеринбург). – Мы организуем много гастролей и всегда получаем обратную связь от зрителей. Обычно все ограничивается несколькими сообщениями в соцсетях и парой звонков. Но в этот раз было что-то невероятное?– после каждого спектакля вахтанговцев в Екатеринбурге мы получали десятки комментариев. Я уверен, что подавляющее большинство из тех трех тысяч зрителей, что были на спектаклях, вышло из зала под большим впечатлением. Гастроли завершились неделю назад, а восторженные зрители до сих пор звонят нам в офис и просят возить подобные проекты почаще».

Кстати, как выяснили «НИ», гастроли носили коммерческий характер: все расходы (включая проезд, проживание, перевозку декораций, аренду зала, рекламу, печать билетов, оплату гонораров и суточных) несло агентство «Премиум». Этим объясняется то, что стоимость билетов в партер на порядок отличалась от московских цен.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter