Рус
Eng

Грезы Пангеи: книга индийской писательницы Шубханги Сваруп вышла на русском языке

Грезы Пангеи: книга индийской писательницы Шубханги Сваруп вышла на русском языке
Грезы Пангеи: книга индийской писательницы Шубханги Сваруп вышла на русском языке
26 февраля, 12:55Культура
В своем дебютном романе писательница пытается осознать природу, цивилизацию, историю и человеческое мышление как естественное единство

Анна Берсенева, писатель

Дебютный роман индийской писательницы Шубханги Сваруп «Широты тягот» (М.: Фантом Пресс. 2021. Перевод с английского Владимира Бабкова) манифестирует повсеместный интерес к книгам, действие которых происходит в Индии, Юго-Восточной Азии и в других местах, еще совсем недавно не привлекавших пристального читательского внимания.

Интерес этот не познавательный - во всяком случае, не главным образом познавательный. Географию романа - Андаманские острова, Мьянма, Непал, - тривиальной, конечно, не назовешь, однако автор явно не стремится и к тому, чтобы просто удовлетворить читательское любопытство к экзотике. Роман-путешествие? Тоже нет, хотя его герои - чиновник Гириджа Прасод, в 1948 году организующий на островах государственную службу лесного хозяйства и при этом стремящийся «задокументировать прошлое во всей его необъятности, проследить все корни, которые тянутся от неуловимого переменчивого настоящего в неведомую доисторическую эпоху», его жена, видящая будущее и призраков, их дочь, их служанка, ее сын-революционер, его друг-контрабандист, да, собственно, и все остальные персонажи нескольких соединенных друг с другом историй, - находятся в странствии, реальном или мысленном, постоянно. Читателей привлекает буддизм в его повседневном воплощении? Кажется, это уже ближе...

А если еще ближе: в основе интереса к таким романам, как «Широты тягот», лежит, пожалуй, то, что мироощущение, которое воплощено в этом тексте и, условно говоря, в южноазиатском отношении к жизни вообще, - наилучшим образом отвечает современной потребности осознавать природу, цивилизацию, историю и человеческое мышление как естественное единство.

В 2019 году, выступая на крупнейшем литературном фестивале Азии в Джайпуре, Шубханги Сваруп говорила, что хотела написать об экологии и изменении климата на планете художественным языком, потому что мировая литература слишком зациклилась на человеке и его проблемах, игнорируя проблемы природы и баланс Вселенной. Формулирование писательской задачи настораживающе прагматично, однако художественность романа несомненна. В нем нет ничего плакатного, публицистического, иллюстративного - цельность всего сущего предстаёт сложноустроенной и поэтичной. И оба эти качества тонко и выразительно передает блестящий перевод Владимира Бабкова.

Вот чиновник Гириджа Прасод размышляет о сверхконтиненте, в состав которого входили все нынешние земли: «Возможно, Пангея грезила о том, чтобы стать мириадами островов. Возможно, мириады островов грезят сейчас о том, чтобы стать единым целым. Возможно, подобно нелепо одетым морякам, которых рассылали по всему свету сумасшедшие королевы, части света обнаружили, что конец одного мира — это начало другого...» Это и есть яркое выражение того типа сознания, которое все более доминирует в современности. Одна из его примет: то, что прежде называлось великими завоеваниями и географическими открытиями, теперь воспринимается как блажь сумасшедших королев.

Возможно, Андаманские острова избраны главным местом действия потому, что геологические явления здесь напрямую влияют на мышление людей и на их поведение в социуме. Вот в результате природного катаклизма смещаются тектонические плиты, после чего Земля преобразуется, «как после долгого медитативного труда» - и тут же революционер бежит из тюрьмы через образовавшийся при этом пролом в стене. События природные, общественные и личные соединяются каким-то предвечным образом. Таким же образом соединены друг с другом и все земные создания («Острова не проводят различий между муравьями, многоножками, змеями и людьми. Они вовлекают их всех в первобытную борьбу за выживание»), и дух с физиологией («Чтобы пережить разлуку, он должен был начать новую жизнь. Катастрофически новую, при одной мысли о которой у него обострялся геморрой. Выбравшись на бескрайний океанский простор, он укрылся в раковине молчания. Мертворожденные слезы породили стойкий запор»).

Такое сознание явило себя миру сравнительно недавно, но сразу ярко и победительно. Оно занимает в мировом социуме все более важное место - об этом и свидетельствует читательский интерес к книгам, в которых оно проявлено так выразительно, как в «Широтах тягот» Шубханги Сваруп.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter