Рус
Eng
«Голос»: финальная битва между иеромонахом и безработным

«Голос»: финальная битва между иеромонахом и безработным

22 декабря 2015, 00:00
Культура
АЛЕКСЕЙ МАЖАЕВ
«Голос»: финальная битва между иеромонахом и безработным

Четвертый сезон телешоу «Голос» подходит к концу: в пятницу в прямом эфире победителя определит зрительское голосование. В финал в соответствии с правилами вышли по одному участнику из каждой команды: Ольга Задонская (наставник – Полина Гагарина), Эра Канн (Баста), Михаил Озеров (Александр Градский) и иеромонах Фотий (Григорий Лепс). Рискну предположить, что девушки в финале не смогут составить серьезной конкуренции Озерову и Фотию, которые видятся явными фаворитами проекта.

В случае с командами Басты и Полины свою роль явно сыграла неопытность наставников, заседающих в «Голосе» первый сезон (Лепс тоже, но у него другие обстоятельства, о которых я скажу ниже). В отличие от матерого Градского, Василий Михайлович и Полина Сергеевна, набрав команду, вряд ли точно представляли себе, на кого делать ставку и тащить в финал. В итоге их финалисты Оля и Эра неплохи, но на их месте вполне могли бы оказаться без ущерба качеству по пять-шесть других претендентов из этих команд. В пятничном голосовании Задонская, конечно, могла бы рассчитывать на звонки ценителей женской красоты – но они, как назло, не относятся к самой активной категории телезрителей.

Градский же, похоже, как всегда, все знал заранее и прочил в финал Елену Минину, опытную и профессиональную оперную певицу, с которой давно знаком. Известно, что Лена не пошла на прослушивания в «Голос» во время первых трех сезонов, потому что стеснялась Александра Борисовича. Смелости она набралась, только узнав, что в новом телесезоне Градского в наставниках не будет. А когда выяснилось, что Первый канал не нашел, кем заменить гуру, было уже поздно – Минина оказалась в студии на слепом прослушивании и попала в команду Градского. (Кстати, с ее стеснением наставник в конечном итоге справился.) И быть бы ей как минимум финалисткой, если бы не чудеса, которые продемонстрировал Михаил Озеров. Он пошел на проект, чтобы «найти какую-нибудь работу», и эту программу-минимум уже выполнил: он будет сотрудничать с театром «Градский Hall». Уличный музыкант, обладатель сначала странного ирокеза, а потом не менее странного ежика на голове, начал показывать такие вокальные высоты, что Градский вошел в азарт и устроил ему настоящую проверку. Озеров с нелегкой руки наставника пел песни из репертуара Адель, из малоизвестного репертуара Александра Градского, из известного репертуара Александра Градского – и со всем справился блестящим образом, ни разу не позволив себе улыбнуться на сцене. В прошлую пятницу он таки опередил Елену Минину, и в финале наверняка покажет еще что-то интересное – но тут зацепить нужно будет не только учителя, но и телезрителя.

Григорию Лепсу же раздумывать над финалистом долго не пришлось, достаточно было прислушаться к знаку судьбы или гласу Божьему, как угодно это назовите. Хотя Лепс и присматривал на проекте артистов в свой продюсерский центр, особое положение в команде набожного наставника весь сезон занимал иеромонах Фотий (в миру Виталий Мочалов). От насельника Свято-Пафнутьева боровского монастыря не требовали показать себя в разных музыкальных жанрах – он исполнял только классический и романсовый репертуар. Комментируя его выступления, наставники тщательнее, чем обычно, подбирали слова и в итоге сводили все не к разбору номера, а к абстрактным рассуждениям о духовности. Этот настрой явно передался и телезрителям, которые в полуфинальном голосовании были почти единодушны в выборе Фотия (в остальных парах борьба шла за каждый процент). Не исключено, что и в финале многие вспомнят о православии и решат, что за Фотия голосовать «положено». При этом иеромонах не собирается менять монастырь на эстрадную карьеру и вряд ли сможет много времени уделять гастролям с командой «Голоса». Таким образом, его участие в проекте, как ни крути, проходит по ведомству экзотики, и гипотетическая победа Фотия станет настоящей сенсацией.

Сложно сказать, нужно ли это Первому каналу – насельника Боровского монастыря, например, сложно представить в радостных новогодних телешоу, в которых активно снимают звездочек из «Голоса». С другой стороны, на сенсации четвертый сезон не был богат, как и на сильные эмоции. Правило шоу, в соответствии с которым наставники собственноручно по кусочку секвестируют свои команды (и только ближе к финалу им начинают помогать зрители), само по себе так противоестественно, что свои жестокие решения члены жюри вынуждены компенсировать потоками ласковых прощальных словес. В итоге уже четвертый сезон с экрана льются сладкие рассказы о том, как все замечательно спели, но, увы, неумолимые правила заставляют вас, таких замечательных, выгнать. Изгоняемые в ответ тоже хвалят изгоняющих, и из года в год наблюдать эти идиллические картины становится скучно. А ведь жизнь сложнее, и об этом поведала в социальных сетях, например, Нана Хатл, раскрывшая некоторые «обратные стороны «Голоса» и нелицеприятно отозвавшаяся об Александре Градском. Зрители, не пользующиеся Интернетом, об этом так и не узнали – впрочем, и у них может в конце концов возникнуть вопрос, должно ли телешоу на выбывание быть сладким и добреньким. Если это отразится на рейтингах, каналу придется что-то придумывать, чтобы интегрировать в программу больше подлинных – причем не только положительных – эмоций участников.

Автор – музыкальный обозреватель «НИ»

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter