Рус
Eng
Режиссер Борис Беленький

Режиссер Борис Беленький

22 мая 2013, 00:00
Культура
ЕЛЕНА МИЛИЕНКО
Сегодня известному продюсеру, режиссеру, сценаристу и учредителю театральной премии «Хрустальная Турандот» Борису Беленькому исполняется 60 лет. Накануне с юбиляром встретилась корреспондент «НИ» и поинтересовалась, почему после успешных проектов на телевидении и работы с джазовыми коллективами он решил организовать пр

– Борис Петрович, расскажите, как возникла идея создания премии?

– Дело в том, что театр – это вершина той горы, которая называется искусство. В нем есть все: и джаз, и вокал, и визуальные средства. Я люблю театр, люблю актеров, и мне хотелось как-то поддержать их в очень непростое для искусства время. И пришла идея о создании премии, такой награды от просвещенных зрителей.

– Название премии «Хрустальная Турандот» как-то связано с Театром Вахтангова?

– Когда шестнадцатилетним мальчиком я впервые приехал в Москву, то первым спектаклем для меня стала «Принцесса Турандот» в Театре Вахтангова. Мне достался билет на самую верхотуру, на приставной стул, и я толком ничего не видел. Но слышал голос Борисовой, и он меня завораживал. Я вытягивал шею, чтобы посмотреть вниз и увидеть актрису. И когда я смотрел на эту хрупкую Турандот, меня не покидала мысль, что она хрустальная. Турандот – это праздник, это легенда, это сказка, придуманная Карлом Гоцци и воплощенная Евгением Вахтанговым. Шли годы, но впечатление от увиденного на сцене волшебства так и осталось во мне. И когда в начале 1990-х Россия погрузилась в мрачную реальность, я понял, что стране нужна какая-то сказка, нужен настоящий праздник. Нужна не государственная премия, а премия от театрального содружества, и она должна называться «Хрустальная Турандот».

– Получается, что образ Турандот вам навеяла конкретная актриса – Юлия Борисова. Тогда непонятно, по каким критериям вы выбираете ведущую церемонии, потому что, скажем, Маша Аронова не очень напоминает Юлию Борисову.

– Первые десять лет бессменной Турандот была Марина Есипенко, потому что она похожа на Юлию Константиновну. Но со временем я понял, что, если китайская принцесса живет в России уже не одно десятилетие на пельменях, блинах и прочих изысках, она невольно превращается в русскую красавицу. Так появился образ Маши Ароновой. Я очень благодарен Маше за все, что она сделала для премии, но этот прием себя уже исчерпал. Поэтому появились и Оля Прокофьева, и Нонна Гришаева. Но всех этих актрис объединяет одно – это пиетет к тем, кого награждают премией. Поэтому, отвечая на вопрос: «Какой должна быть Турандот?», скажу, что она должна быть с хорошим чувством юмора, с чувством самоиронии, но самое главное – она должна быть с глубоким пиететом к тем людям, которые выходят на сцену получать премию.

– Борис Петрович, если «Хрустальной Турандот» уже больше 20 лет, то вашему новому проекту «Спасающий спасется» нет еще и года. Расскажите немного о нем.

– Это замечательный проект, в котором участвуют также газета «Новые Известия» и журнал «Театрал». Я обожаю этот проект, потому что он на стыке гуманизма и искусства. Несколько лет подряд я делал «Хрустальный бал «Хрустальной Турандот» в честь наших самых ярких театральных звезд, но в то же время понимал, что надо делать проекты, посвященные еще и тем артистам, которые живут в провинции и которые разошлись с благополучием, со славой только по факту прописки. У них и таланта не меньше, и преданности театру едва ли не больше, чем у московских артистов. Потому что нет искушений антреприз, корпоративов и сериалов. Это рыцари своего театра, которые пашут день и ночь. А потом приходит старость и вместе со старостью – болячки, а лечиться не на что. Нет средств. И даже если этому человеку надо будет, не дай Бог, квартиру продать в своем городе, ему и этих денег на лечение толком не хватит. И мы придумали благотворительный проект, средства от которого как раз и пойдут на лечение нуждающихся в нем мастеров областных театров. Состоялось уже два проекта «Спасающий спасется», последний был в пользу балерины Ирины Задорожной из омского музыкального театра. Она страдала очень тяжелым заболеванием и срочно нуждалась в операции. Забегая вперед, скажу, что сейчас она уже прооперирована и чувствует себя хорошо. Мы организовали концерт, в котором приняли участие Вера Васильева, Алла Демидова, Елена Камбурова, ведущая балерина Большого театра Светлана Захарова. И эта женщина, которая 30 лет отпахала в музыкальном театре и перетанцевала весь репертуар, не могла даже себе представить, что в ее честь будут выступать выдающиеся мастера сцены. А на улице ее ждали зрители с цветами, они жали артистке руки, желали ей здоровья. И когда я повез ее в больницу, Ирина Викторовна сказала: «Я Золушка, я сплю и боюсь просыпаться». И для меня нет ничего приятнее, чем слышать от людей, которым помогаешь, такие слова. Я бы даже сказал, что мое любимое занятие – это будить человека в человеке.

– Знаю, вы заботитесь не только о пожилых актерах, но и о подрастающем поколении. Ведь именно для них создан проект «Лига Синей птицы».

– Да, это фестиваль детских спектаклей, проект для детей, которых необходимо объединять в лигу просвещения. Сейчас у подростков, с одной стороны – Болотная площадь, на которую их тащат родители, с другой стороны – нашисты, с третьей – компьютер с Интернетом, а с четвертой – наркотики. И не все ребята знают, что есть вечные ценности под названием «театральное искусство». Подростков надо объединять театром. Лига – это же музыкальный знак, который объединяет различные ноты, такая дуга, похожая на купол. И мы под этим куполом объединяем ребят. Первый фестиваль, в котором приняли участие семь московских театров, прошел с огромным успехом. Выбирать лауреатов мы поручили самим детям, потому что они лучше взрослых разбираются в детских спектаклях. Вы знаете, с каким удовольствием они голосовали! Приз, который мы вручаем на этом фестивале, называется «Хрустальный росток», и мы решили, что таких премий будет две – одна за спектакли для детей до шести лет, а другая для подростков. Вот такая классная история.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter