Рус
Eng
Голос – дело пятое

Голос – дело пятое

20 мая 2013, 00:00
Культура
АЛЕКСЕЙ СМИРНОВ, Стокгольм
В шведском городе Мальме в ночь на воскресенье завершился конкурс «Евровидение». Его победительницей стала датчанка Эммили де Форест (на фото). Представительница России Дина Гарипова заняла лишь пятое место. Впрочем, по мнению корреспондента «НИ», наблюдавшего за конкурсом в Швеции, это нисколько не умаляет талант наше

Главным украшением зала «Мальме арена», в котором проходил конкурс «Евровидение», стал светящийся мост, протянувшийся под потолком. «Символика многозначна. Мост означает, что песня соединяет разные народы. Кроме того, мы, в Мальме, гордимся Эресуннским мостом, связывающим шведский и датский берега», – объясняли свой замысел шведские дизайнеры, сооружавшие интерьеры зала. Руководители Мальме и региона Сконе, потратившие на грандиозный фестиваль около пяти млн. евро, помимо 15 млн., израсходованных шведским телевидением SVT, добавляли, что мост, возможно, станет их талисманом, который поможет вернуть деньги. «Если «Евровидение» переедет в следующем году в Копенгаген, на другую сторону пролива, тратиться придется датчанам, а мы на юге Швеции будем лишь подсчитывать прибыль. Ведь ехать из Мальме до датской столицы всего двадцать минут», – сообщала своим читателям местная газета Sydsvenska Dagbladet.

Мечты шведов воплотились. Победительницей стала 20-летняя датчанка Эммили де Форест со своей песней Only teadrops. «Серебро» ушло Азербайджану, а «бронза» досталась Украине, представители которых заработали высокие баллы от болельщиков и национальных жюри главным образом за свои великолепные шоу. Движения азербайджанца Фарида Мамедова зеркально повторял, точно его зловещая черная тень, скрывавшийся в стеклянном параллелепипеде танцор, а украинку Злату Огневич вынес на сцену самый высокий человек в мире Игорь Вовковинский, представлявший доброго великана. Наша Дина Гарипова заняла только пятое место, лишний раз подтвердив своим примером тезис о том, что одного поставленного голоса для победы на «Евровидении» мало. Россиянка, по мнению скандинавских критиков, была статична, не смогла «дать жару», а ее номер был лишен фантазии. На взгляд корреспондента «НИ», сладкий призыв Гариповой к «миру во всем мире», проиллюстрированный взявшимися за руки разноцветными статистами, был нафталиновой копией политконцерта 1980-х годов в режиссуре ЦК ВЛКСМ. Победительницу проекта «Голос» в этом винить не за что: юная девушка, не имеющая эстрадного опыта, послушно воспользовалась «просроченным» продуктом, который ей подсунула ее команда. Ее номер был такой вялый, что не помогла даже железная блоковая солидарность стран – участниц голосования. По 12 очков Гариповой дали лишь Латвия и Эстония (спасибо русскоязычным меньшинствам этих государств, воспринимающих «Евровидение» как способ щелкнуть по носу титульные нации!). А вот другие традиционные дарители высших баллов, в том числе Украина и Белоруссия, от россиянки на этот раз отвернулись.

Успех датской «золушки», работавшей официанткой в кафе и до своей неожиданной победы на датском конкурсе в январе этого года в музыкальной среде неизвестной, был предсказуем. Накануне финала победу ей прочили и букмекерские конторы, и многие музыкальные обозреватели. Эммили де Форест оседлала волну успеха, поднятую прошлогодней победительницей, шведкой Лорин, выступив в том же, что и она, образе «дитя природы». Как водится, критики упрекают победителя «Евровидения» в копировании мастеров. «Датскую босоножку» называют Шакирой, скрывшей за барабанным боем и звуками флейты хит Селин Дион My Heart Will Go On 1997 года. Возможно, это и так. На эстраде все друг друга перепевают. Однако лучше всех букмекерских контор и экспертов «попадание» того или иного номера оценивают в супермаркетах. Уже после полуфинала по всей Швеции в примерочных магазинов готовой одежды звучали «Только капли слез» обаятельной датчанки.

«Поняв, что победила, я едва не потеряла сознание от счастья, – сообщила в первом интервью после завершения конкурса Эммили де Форест. – Мысленно я посвятила свою песню отцу, который скончался от инфаркта в 2010 году. Он был музыкантом и всегда поддерживал меня. Жаль, что он не дожил до этого дня!»

Эммили де Форест – датчанка по матери и шведка по отцу. Хотя ее родители развелись и Эммили еще ребенком переехала в Данию, она сохранила хорошие отношения с «половинкой семьи», оставшейся в Швеции, в том числе со старшими братом и сестрой.

«Эммили минувшим летом пела у меня на свадьбе. Как здорово, что я вовремя вышла замуж. Теперь все выступления знаменитой сестренки будут расписаны на месяцы вперед», – рассказывает старшая сестра Эммили Софи.

И отец, и мать чемпионки были фанатами «Евровидения» и мечтали, чтобы дочка когда-нибудь прорвалась на этот конкурс. Свое первое турне по Дании Эммили совершила в 14-летнем возрасте, вместе с малоизвестным шотландским бардом. «Я была школьницей, у меня не было водительских прав, и мама возила нас по городкам и деревушкам на своей машине», – вспоминает начало творческой карьеры девушка. Впрочем, прорыв на международную сцену едва не сорвался из-за политической оплошности, совершенной на национальном конкурсе. На генеральной репетиции Only teadrops барабанщики Эммили вышли на сцену наряженные в мундиры эсэсовцев.

«Когда мне сказали о том, что это за одежда, я была в шоке. Оказалось, мундиры использовались в сериале о Второй мировой войне и просто подвернулись под руку. Мне было очень стыдно», – оправдывалась Эммили де Форест перед журналистами, пытаясь замять скандал.

Дания встретила победу соотечественницы со смешанными чувствами. Толпы болельщиков всю ночь праздновали успех «босоножки» на Ратушной площади в Копенгагене, Эммили де Форест поздравили премьер-министр страны и все ведущие политики, сообщив, что Дания будет счастлива устроить следующий конкурс у себя. За всю историю «Евровидения» это третья датская победа в конкурсе песни. До этого успех сопутствовал датчанам в 1963-м и 2000-м годах. Однако есть и критики, полагающие, что конкурс в очередной раз продемонстрировал, что лучшие песни и исполнители не получают высоких оценок, в то время как торжествуют пошлость и эпатажность.

«Лучшим номером финала была песня голландки Анук. Победу, тем не менее, присудили Эммили де Форест. Теперь нам пора подумать, что делать с «Евровидением». Лучше всего отказаться от участия в этом шоу, не имеющем ничего общего с музыкой, оставаясь на вершине. Можно найти лучшее применение 100 миллионам датских крон, в которые нам обойдется организация конкурса», – пишет влиятельная датская газета Berlingske Tidende.

Одиннадцать государств отказались участвовать в нынешнем состязании по экономическим причинам или из-за недовольства политизацией конкурса. Последней о своем выходе из «Евровидения» объявила Турция, считающая, что голоса тому или иному участнику отдаются необъективно. «Евровидение» все равно выживет. В крайнем случае, переедет в Австралию, где этот конкурс в режиме онлайн смотрят более десяти миллионов человек, хотя в это время на Зеленом континенте пять часов утра», – шутливо отметают упорные слухи о скорой смерти шоу скандинавские обозреватели.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter