Рус
Eng
Сказка под небоскребами

Сказка под небоскребами

19 января 2016, 00:00
Культура
МАЙЯ КРЫЛОВА
Гастроли американской компании с Бродвея прошли в Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко. Гости привезли спектакль «Щелкунчик хип-хоп».

Постановщик балета Дженнифер Уэбер училась хип-хопу в клубах и танцевальных студиях, в 2001 году основала женскую труппу Decadancettheatre. Ее «Щелкунчик», спектакль для дюжины танцовщиков из разных стран, получил широкую поддержку аудитории в Америке: ведь, как написано в буклете, «Дженнифер трактует хип-хоп как ключевой язык глобальной молодежной культуры сегодняшнего дня».

Чтобы продлить новогоднее настроение, зрелище очень подходит. И неважно, что действие происходит на улицах Нью-Йорка: музыка Чайковского, хоть и обработанная специально, навевает елочно-снежные ассоциации. Понятно, что спектакль – о современности, поэтому (а не только потому, что гастрольная судьба этого шоу подразумевает минимум декораций), балет украшен с помощью мультимедийных технологий. Впрочем, все, кто видел спектакль, сходятся на том, что «цифровой пейзаж» не мешает магии новогодней ночи. И снег есть, хотя и виртуальный, он сыплется с неба в картинках на заднике, покрывая пеленой небоскребы и дворики, фонари и тротуары. Есть и «реальные» снежинки – во сне героев, задремавших на городской скамейке.

Под снегом развертывается слегка переделанная, но на самом деле все та же история про милую девушку и ее Щелкунчика, спасающего мир от зла. Герои танцуют в кедах и кроссовках, и никаких балетных пачек вы не увидите. Вместо них – джинсы и футболки, гетры и вязаные свитера. То, в чем удобно экстремально крутиться. Потому что это – Щелкунчик «хип-хоп», в котором гармония классического балета отменена ради дискретной пластики уличного танца с его «геликами» и «фризами», а 32 фуэте с успехом заменяются вращением на голове. И когда американская пресса одобрительно пишет, что этот «Щелкунчик» перевернул Чайковского с ног на голову, похвалу следует понимать и буквально.

В помощь музыке Петра Ильича приданы диджей на авансцене, колдующий с партитурой, и скрипач с электрической скрипкой, он играет в начале и конце каждого действия, создавая эмоциональный настрой. На сцене практически нет декораций, лишь стоит одинокий фонарь с которого свисает пара красных кед. Это не простые, а волшебные кеды, которые помогут Щелкунчику (здесь он продавец орехов с тележкой) стать великим танцовщиком хип-хопа и тем завоевать сердце Марии-Клары. А перед этим, чтоб получить такую награду, ему придется победить уличных хулиганов-мышей, которые хоть и пихаются пребольно, но носят на головах совсем не зловещие уши Микки-Мауса. Героиня тоже особенная – дочь семейной пары, которая когда-то, в далеком 1984 году, познакомилась в ночном клубе «Дворец сластей». Тогда будущая мама восхитилась ловким танцем будущего папы. А теперь родители ссорятся, и дочь стремится их помирить. С помощью волшебника Дроссельмейера в черно-красном плаще, переносящего Марию-Клару и Щелкунчика в восьмидесятые годы, дочка видит знакомство родителей. В эпизоде этого сна черно-белый городской пейзаж исчезает, и ночная панорама домов расцветает красками вывесок: «Игрушки Дроссельмейера», «Цветы», «Дворец сладостей». В финале, конечно, все ссорящиеся мирятся. Вечеринкой на асфальте балет начался, ею и закончится, напоминая, что хип-хоп – дитя уличной культуры. А скрипач сыграет в толпе радостных людей, чьи фигуры вибрируют, словно под током высокого напряжения.

В какие-то моменты – в основном пантомимные – действие немного провисает, но потом снова выруливает на энергичную прямую. Ведь хип-хоп, если к нему приглядеться, оказывает примерно такое же воздействие, как искры, летящие от костра. Довольно занятно смотреть на то, как каждая часть человеческого тела может двигаться отдельно от другой, скакать можно и на руках, нога закидывается за ухо под причудливым углом, а объяснение в любви выглядит как тройной акробатический прыжок. Разные стили хип-хопа, (знатоки в зале смаковали словечки «поппинг», «трикинг», «локинг» и «хаузинг»), кружение на полу и извивы в воздухе, заимствованные из других танцев поддержки на плече, нехитрые жесты, склеивающие сюжет, – все излучает доброжелательность и улыбку. И эта нота сильней достоинств и недостатков спектакля. Потому что слишком многим людям сегодня злиться проще, чем улыбаться. А должно быть наоборот. Именно об этом американский хип-хоп «Щелкунчик».

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter