Рус
Eng
Кому нужна «плазма» вместо холста?

Кому нужна «плазма» вместо холста?

15 ноября 2012, 00:00
Культура
Сергей СОЛОВЬЕВ
Кому нужна «плазма» вместо холста?

Если раньше главная проблема галереи и музея была в том, как застраховать и привезти дорогостоящий шедевр, то нынче головная боль – где найти «плазму». В смысле, как экипировать выставку по последнему слову техники. А это самое последнее слово наши заведения никак не научатся произносить. Они чувствуют, что на Западе говорят уже на каком-то другом языке. Но освоить его не могут. Как правило, кивают на средства и возможности.

Но вот наконец и у нас появился пример диковинного эсперанто. В открывшемся Еврейском музее (он же – Центр толерантности) гаджетов, экранов и прочих хитроумных штуковин, извлекающих по мановению пальца изображения и звуки, хоть отбавляй. Начинается с 4D кинотеатра, обдающего тебя брызгами Всемирного потопа, и заканчивается голограммами еврейских посиделок на советской кухне.

И тут у критиков что-то переклинило. Вдруг они вспомнили, что в музее главное – подлинный предмет. Что техника хороша лишь как фон, что не надо выливать на зрителя потоки букв и фотографий с экранов. Короче, вместо того чтобы искренне восхититься открытым уроком, преподанным американцами (они и делали дизайн музея), все бросились на борьбу с бездушными компьютерами. Скорее всего, это ревность, если не глупость.

Понятно, перекосы никого не вдохновляют. Но для сравнения предлагаю зайти в Музеи Кремля. Там сейчас открыта роскошная выставка, посвященная английскому двору XVI–XVII веков. Привезены редчайшие вещи – сплошь раритеты эпохи Возрождения. Например, миниатюры Николаса Хиллиарда (кулоны с портретами аристократов), или «Драгоценность Дрейка» (подвеска, подаренная Елизаветой I своему «морскому волку»), или первое издание Шекспира. Однако все эти вещи так утрамбованы в витрины, что посетители буквально трутся друг о друга и о стекла, дабы что-то рассмотреть. «Драгоценность» и вовсе закрыта намертво, поэтому увидеть внутри портрет королевы нет никакой возможности (мало кто догадывается, что тут просто стоило открыть рубиновую крышку). Вы полагаете, что экраны, где бы каждый штрих Хиллиарда был виден, оказались бы лишними? Все знают, кто такой Дрейк? Всем досконально известна история появления шекспировского фолио? Я ходил по выставке с друзьями и пытался сообщать им недостающие сведения – немедленно вокруг нас собиралась толпа. Людям, заплатившим 500 рублей за вход в Кремль, тупо недоставало информации и интерактива.

Кремлевских сотрудников все же не стоит судить слишком строго – в их распоряжении считанные метры двух крошечных залов – там «плазмы» не развернешь. Но посетите после Еврейского музея наш Исторический: о каком вообще патриотическом и национальном самосознании там можно говорить? В основной экспозиции – анфилада немых и равнодушных к зрителю экспонатов. И это на фоне таких жарких исторических споров (одно только Смутное время можно было подать как триллер). В Лувре между тем начали выдавать гиды с 3D картинкой – чтобы никто не спутал «Джоконду» с Никой Самофракийской.

Мне понятна боязнь всякого рода «плазм» и гаджетов. Их наличие предполагает совсем другой показ подлинников. Понятно, если повесишь рядом картину и экран с движущимся и звучащим изображением, картина потеряет в цене. Но если хотите выиграть битву за реальность, надо эту реальность улучшать, а не замораживать. Пора и на выставках думать о драматургии, о парадоксах, об управлении зрительским восприятием. Просто привесить на стену холст-масло даже в антикварных лавках себе уже не позволяют.

Автор – арт-обозреватель «НИ»

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter