Рус
Eng
Пластиковая Золушка и добрый Медведко

Пластиковая Золушка и добрый Медведко

15 мая 2014, 00:00
Культура
Светлана ПОЛЯКОВА
На афише «взрослого» «Современника» появилась «Золушка» Евгения Шварца, а в РАМТе постановкой сказки «Медведко» пополнился альманах небольших спектаклей со взрослой проблематикой для малолетней аудитории. Эти проекты – оппоненты и по формальным признакам (размер сценической площадки, количество задействованных актеров

«Золушка» – четвертая постановка, сделанная в «Современнике» Екатериной Половцевой, блестяще начинавшей, будучи студенткой Женовача, в проекте РАМТа «Молодые режиссеры – детям». В отличие от лаконичного «детского» опыта на маленькой сцене пятилетней давности на сей раз режиссерский замысел вышел за пределы даже большой сцены: дети поняли, что театр – радость великая, уже в фойе, где разместилась овеществленная в масштабе кукольного театра «деньрожденная» мечта – игрушечная железная дорога! Увеличенным фрагментом которой возникает здание вокзала, интерьер которого любовно, с душевными совковыми подробностями выстроен на сцене (а по ходу сюжета перестраивается в локомотивное депо – сиречь королевский дворец). С немалым трудом история дочери Королевского лесничего и падчерицы гламурной мачехи, волшебным образом ставшей избранницей принца, вписывается в вагонно-вокзальный быт. Видимо, по замыслу авторов, детки (в том числе и взрослые) таким образом смогут удвоить наслаждение от любимой игрушки, засунутой в нее (другого слова не подберу) любимой сказкой. Вообще, основным приемом этой версии является именно «доставление наслаждения». Все, чего дети хотят, они здесь найдут: кроме обширной коллекции картонных локомотивов, зритель узрит и мыльные пузыри, и воздушные шары, и домашних животных, и лилипута, вырастающего на глазах, и злых сестриц, разъезжающих в ванне, как в карете, и взрослых, которым вместо кареты подают детскую коляску, и любимые советские песни и автоматы с газировкой, и живую (на редкость неживую) музыку, и прообразы телезвезд… Примочек, среди которых есть и замечательные (крестная хипстер-фея спускается на парашюте), хватило бы на пяток спектаклей, но дело даже не в «перекормленности» целевой аудитории, вкусившей от всего этого цирка. И даже не в том, что от содержания остро социальной и не очень детской сказки Евгения Шварца мало что остается. Худо то, что сей продукт – рассчитан на пассивный консюмеризм, там нет места ни для размышлений, ни для фантазий.

Прекрасным антидотом, потерпевшим от «демьяновой ухи» «от «Золушки», может послужить режиссерский дебют Олега Долина, также ученика Женовача и известного театрального и киноактера, в «Черной комнате» РАМТа. Сказка Афанасьева «Медведко» – о нелегком жизненном пути отпрыска Репки и лесного Мишки – заманивает нас в мир колыбельных грез маленькой девочки (поочередно в этой роли выступают дочь режиссера Даниэлла, а также Глаша Матюхова, дочь замечательной актрисы РАМТа), которой папа читает сказку на ночь. Будто в домашнем театре разыгрывается история Медведки и всех его друзей-недругов – девятью артистами Молодежного, в маленьком пространстве, схожем с «домиком», которые так любят сооружать детки под столом, накрытым одеялом. Диковинные поролоновые фольклорные костюмы, будто вырезанные детской рукой из бумаги; невообразимый образ Бабы Яги (художник – Евгения Панфилова); изобретательная игра с «подручными» средствами (Репка является нам в виде живой головы, незаметно просунутой сквозь дырку в спинке лавки); неожиданное освоение пространства (в той самой нише, через которую входили зрители, вдруг возникает уголок спаленки юной героини); освещение, позволяющее напускать таинственные тени, а также затемнять тела в черном трико и подвешивать к взрослым лицам туловища младенцев; и неординарная пластика (как убедительно выглядят усы богатыря Усыни в исполнении рук его партнерши!)… Зрелище самобытно, порой – лубочно-трогательно, порой – по-взрослому драматично, и при этом сохраняется атмосфера будоражащей воображение таинственности, столь любимой детьми.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter