Рус
Eng

Сестрам по серьгам

Сестрам по серьгам

Сестрам по серьгам

14 июня 2011, 00:00
Культура
ВИКТОР МАТИЗЕН
Конкурсная программа 22-го Сочинского кинофестиваля была на редкость репрезентативной в том смысле, что отразила сумбур, воцарившийся в головах кинематографистов вследствие торопливой, небескорыстной и неумной реорганизации системы господдержки кино. То, что главный приз фестиваля достался «Безразличию» Олега Флянголь

Кроме фильма Сергея Швыдкого и Фуада Ибрагимбекова «Летит» (подробнее – см. «НИ» от 09.06.2011) на уровне плинтуса была снята картина Резо Гигинешвили и Алисы Хмельницкой «Без мужчин». Слух о том, что обе картины попали в конкурс «по блату», в итоге оказался неверным. Это, с одной стороны, внушает беспокойство за состояние российского кино, так как никто не смог назвать ни одного лучшего, чем эти, фильма, формально удовлетворяющего условиям фестиваля, а с другой – радует, поскольку свидетельствует о честности организаторов «Кинотавра».

Часть фестивальной публики взбудоражил «Портрет в сумерках» Ольги Дыховичной и Ангелины Никоновой – сто первая киноистория о том, как женщина полюбила одного из своих насильников. Новизна подачи этой затрепанной со времен «Ночного портье» истории в том, что жертва является дочерью влиятельного папы и социальным работником, имеет никчемного мужа и вульгарного любовника, а ее новый звероподобный кавалер – гаишник, вместе с напарниками насилующий на дорогах одиноких женщин. Поскольку поведение героини находится в полном несоответствии с ее социальным статусом, а бытовые нестыковки встречаются чаще, чем прохожие на улицах провинциального города, где происходит действие, кажется, будто фильм снят иностранками, не знакомыми с российской жизнью. С другой стороны, незаполненность и противоречивость картины побуждает определенную долю культурной публики вносить в картину всевозможные смыслы, видеть в ней «достоевские» глубины и заниматься умственными спекуляциями на пикантную тему. Единственное оправдание, которое могла бы иметь эта история – быть сюжетом в сюжете о том, как интеллигентная сценаристка с реальными комплексами и психологическими проблемами воображает себе описанное выше. Но на такой комедийный поворот авторы фильма явно не способны.

Сходные претензии можно предъявить «Бедуину» Игоря Волошина, героиня которой становится суррогатной матерью, чтобы на полученные от заказчиков деньги вылечить родную дочь от лейкемии. Сначала рассказ вызывает сочувствие, но масса смысловых несоответствий и стремление автора привлечь зрителей маловероятными событиями приводят к тому, что сочувствие перерастает в недоверие, после чего интерес к фильму пропадает.

Не мотивирован и сюжет в завершившем фестивальный конкурс фильме Александра Гордона «Огни притона» по сценарию его отца Гарри. Время действия – 1958 год, место – одесская квартира с двумя съемными девочками и бандершей (Оксана Фандера). В фильме с ностальгической интонацией передано обаяние старой Одессы и ее чудной русско-украинско-еврейской речи, но неясность обстоятельств, непроработанность персонажей, несовершенство режиссуры, затяжная «деревенская» часть в полуфинале и отсутствие внятных смысловых интенций делают его необязательным упражнением на заданную тему. Однако будет крайне интересно посмотреть «закрытый показ» этой ленты, который намерен устроить режиссер-телеведущий, а потом узнать, как скажется такая раскрутка на ее кинотеатральном прокате.

Фестиваль закрылся долгожданной картиной Андрея Звягинцева «Елена», недавно получившей престижную награду в Каннах. В этой работе много замечательного – внятная, острая, современная и незатертая история о богатых и бедных, высокая операторская и режиссерская культура. Однако во время просмотра возникает ощущение, что перед нами короткометражный замысел, растянутый до полного метра за счет проходов, проездов, панорам и избыточных сцен, особенно удивительных при бесспорном умении Звягинцева создать в лаконичном эпизоде исчерпывающее представление о персонажах. Вероятно, дело в том, что и в «Охотнике» Бакурадзе, а именно – в несовпадении внутреннего ритма постановщика и зрителей, приученных к быстрому считыванию визуальной информации.

Тем не менее собравшиеся на фестивале представители Гильдии киноведов и кинокритиков присудили своего «Слона» (не путать с «Белым слоном», который вручается по итогам года) фильму Бакурадзе (он же получил от основного жюри приз за режиссуру), а диплом отдали документальной ленте «Родина или смерть» Виталия Манского.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter