Рус
Eng
Мадонны в цвету

Мадонны в цвету

14 января 2015, 00:00
Культура
Сергей СОЛОВЬЕВ
Выставка «Пьеро делла Франческа и его современники» завершила туристический Год Италии в России. Скромная экспозиция привезена в ГМИИ им. Пушкина как раз к Рождеству и стала подарком всем ценителям классики. Перед нами – настоящий конкурс красоты XV века, на котором почти забываешь о религии. Ведь ни для кого не секрет

Тут все дело в деталях: какой у каждой Богоматери наряд, украшения, ракурс, детали интерьера или пейзаж за спиной. И хотя организаторы выставки настаивают, что итальянская Мадонна написана почти по византийским традициям, никакого православного канона тут не чувствуется. Наоборот, художники Раннего Возрождения намеренно спускают своих Мадонн с небес на землю. Тем более что эти картины с прекрасными дамами дарились на свадьбы и создавались для услаждения взора в интерьерах палаццо. Именно такая «Мадонна Сенигалья» (1491) Пьеро делла Франческа. Считается, что герцог Урбино преподнес эту картину на свадьбу дочери, чтобы она отправилась вместе с молодым семейством в Сенигалью, небольшой городок на побережье.

Среди всех четырех Мадонн, привезенных в ГМИИ имени Пушкина, сенигальская – самая строгая и торжественная. Пьеро делла Франческа был большой интеллектуал и новатор, писал трактаты, изучал восточную философию. Он не заигрывает со зрителем, а ставит перед ним бесконечные загадки (не случайно главная книжка о художнике так и называется – «Энигма Пьеро»). Почему на Христе яркие коралловые четки? Отчего ангелы по сторонам от Мадонны украшены жемчужными ожерельями? Тут явный намек на морскую стихию. Младенец – в античном одеянии и держит розу, Богоматерь – в средневековом светском платье, ангелы – в церковных одеждах: как все это сложить вместе и выявить какой-то замысел? Хотя, наверное, можно обойтись и без интеллектуальных игр, наслаждаясь соразмерностью и гармонией образа.

Напротив, в отдельной витрине словно драгоценность переливается крохотная «Мадонна с младенцем» Карло Кривелли. Тут все построено на внешних эффектах: от богатейшего плаща Богоматери, который буквально перекидывается через картинную раму, до пейзажа с виноградниками. Если судить по обилию овощей и фруктов, окружающих Мадонну, перед нами настоящий праздник урожая. Хотя ученые изощряются в расшифровке каждого элемента: яблоко – первородный грех, огурец – Воскресение, моллюск в раковине – Воплощение, птичка щегол – Страсти.

Еще больше пищи для ученых изысканий предоставляет «Мадонна со спящим младенцем» Козимо Туры, художника, работавшего в Ферраре. Помимо того, что образ беспокойно спящего младенца интригует сам по себе, тут еще добавлены знаки зодиака – настоящий пир для астролога и конспиролога.

В «Мадонне с херувимами» (1490) венецианца Джованни Беллини поражают, конечно, красные головы херувимов, парящие над святыми. Беллини не был склонен к символическим играм – для него важнее настроение, музыкальность. Именно поэтому тишина и умиротворение итальянского пейзажа за спиной Богоматери так контрастируют с огненными посланцами.

Не сказать, чтобы эта выставка открывала какие-то новые страницы в искусстве Ренессанса. Будь она где-нибудь в Венеции или Ферраре, ее бы даже не заметили. Но для России это событие неординарное: во-первых, в наших музеях нет ни одной(!) работы всех перечисленных художников (а они между тем – в каждом учебнике), во-вторых, именно такие непафосные, но достойные гастроли говорят о том, что на Западе еще верят в русского зрителя. Хуже будет, если итальянцы начнут сомневаться – стоит ли отправлять сюда слишком светских Мадонн и не вызовут ли они брезгливой мины на лице блюстителей благочестия.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter