Рус
Eng

Охота на медведя

Охота на медведя

Охота на медведя

13 февраля 2012, 00:00
Культура
ЕВГЕНИЯ ТИРДАТОВА, Берлин
Прошли первые конкурсные показы 62-го Берлинского кинофестиваля. В первые дни фестиваля обычно не показывают потенциальных призеров, хотя, конечно, бывают и исключения. Но на этот раз, похоже, традиция соблюдена.

Сенегальско-французская картина «Сегодня» Алена Гомиса о поэте, вернувшемся из благополучной Америки на неблагополучную родину, где он проживает последний день своей жизни, снятая в духе африканского «магического реализма», вряд ли претендует на какие-то призы. Испанский триллер Антонио Чаварриса «Диктант» (в английском переводе «Детские игры») – и того меньше. Причины его попадания в конкурс одного из трех фестивалей большой тройки неясны. Видимо, отборщики решили, что мутность этой жанровой картины с бредовым содержанием можно принять за авторские изыски с налетом фрейдизма.

На этом фоне сюжет фильма модного немецкого режиссера Кристиана Петцольда «Барбара» кажется простым и ясным. В 1978 году, в Восточной Германии, живет молодая врач Барбара (Нина Хосс). Одолела ее нелюбовь к строю и любовь к богатому молодому блондину с Запада. Осмелилась она запросить разрешение на выезд. За это ее сослали в гэдээровсккую глубинку, где предоставили убогое жилище и работу в местной клинике под надзором местных органов власти. Жизнь немецкой провинции советских времен вызывает тоскливые воспоминания о нашем недавнем общем прошлом – с его убогостью, стукачами, серым однообразием. Озлобленная происками режима, Барбара с трудом «оттаивает» под ласковым взором местного симпатичного доктора, он же штази, к ней приставленный. В последний момент она отдает свое место в лодочке, которая должна перевезти ее в капиталистический рай, несчастной, измученной режимом юной Стелле, сбежавшей из трудового лагеря. Радость доктора, сменившая грусть на его лице при виде оставшейся в ГДР Барбары, – награда героине. Впрочем, зрителям остается надеяться, что она его перевоспитает, и когда-нибудь они сбегут на Запад вместе. Картина трогательная, человечная, но, к сожалению, для Петцольда, режиссера нового поколения, всё, что было пережито его родителями, – далекое прошлое, поэтому происходящее в картине весьма приблизительно и надуманно.

Охота на берлинского «Золотого медведя» продолжается, и основные охотники, судя по всему, в нее еще не вступили.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter