Рус
Eng

Сносное искусство

Сносное искусство
Новость

12 декабря 2011, 00:00
В конце минувшей недели «Архнадзор» назвал незаконным проект изменения Пушкинского музея, 6 декабря представленный премьер-министру. Музей может превратиться в целый квартал с новым выставочным залом, лекторием, депозитарием и подземными переходами, но здания будут построены в охранной зоне памятников архитектуры. Друг

В следующем году Пушкинскому музею в Москве исполнится сто лет. За век в принадлежащих ему зданиях, в которых ни разу не проводился ремонт, музею стало тесно. Ирина Антонова, 40 лет работающая его директором, давно говорит, что, если бы у музея был новый выставочный зал и депозитарий, он смог бы увеличить свою живописную коллекцию в 2,5 раза. В проекте, разработанном британским архитектором сэром Норманом Фостером, есть не только помещения для картин, но и лекторий, библиотечный фонд, концертный зал, рестораны, магазины и подземная парковка. На бумаге Пушкинский уже превратился в музейный квартал, который представляет собой пешеходную зону и здания которого соединены между собой цепью подземных переходов.

Единственное, чего не принял во внимание сэр Норман Фостер, – российский закон о культурном наследии. Строить музейный квартал архитектор предлагает на территории усадьбы князей Голицыных и усадьбы графа Румянцева на Волхонке, усадьбы князей Вяземских в Малом Знаменском переулке, усадьбы Глебовых в Колымажном переулке.

По закону, вести строительство на территории памятников архитектуры, которыми являются усадьбы, нельзя. А сэр Норман Фостер собирается не только строить, но и ломать. Например, снесены должны быть два флигеля в усадьбе Глебовых.

6 декабря проект Фостера был представлен премьер-министру. Путин назвал его важным и предложил вынести на общественное обсуждение. 9 декабря свою позицию высказало общественное движение «Архнадзор», указав на незаконность столь свободного обращения с культурным наследием. Координатор движения Наталья Самовер напомнила «НИ», что в 2009 году проект Фостера уже был отклонен Градостроительно-земельной комиссией Москвы. Однако, по мнению Натальи Самовер, тогда чиновники руководствовались вовсе не законами: «Проект федеральный, а Лужков, который тогда был мэром, вел войну с федералами и старался показать, что хозяин в городе он». После отставки Лужкова защитники проекта снова пытаются добиться разрешения сделать его былью.

«Я не вижу ничего невероятного в открытом нарушении закона, – считает г-жа Самовер. – Но нуждам музея нельзя приносить в жертву другие памятники архитектуры. В историческом городе много слоев, и все они ценные. Фостер не может быть важнее Алексея Душкина, архитектора станции «Кропоткинская», построившего и автозаправку, которую теперь из-за проекта собираются перенести. Автозаправка является памятником архитектуры. Это сохранившийся остаток нереализованного до конца градостроительного замысла, когда на месте храма Христа Спасителя собирались строить Дворец Советов». По мнению Натальи Самовер, депозитарий и выставочный зал можно построить не в исторической части города.

«Музейный квартал – это мечта, и я не могу людям, которые об этом мечтают, не сочувствовать, – рассказал «НИ» член президиума Экспертно-консультативного общественного совета при главном архитекторе Москвы Алексей Клименко. – Позиция «не подходи» кажется мне слишком резкой. Если подземные работы не нанесут вреда окружающим зданиям, но дадут возможность музею развиваться, это прекрасно». Алексей Клименко отметил, что при решении такой трудной задачи проектировщикам нужно быть предельно осторожными и учитывать «сложную гидрогеологическую ситуацию», так как «однажды здание Пушкинского музея уже пришлось спасать: оказалось, что оно висит над пустотой».

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter