Рус
Eng
Невеселые победы

Невеселые победы

12 апреля, 00:00
Культура
На сцене столичного Театра имени Пушкина состоялся показ спектакля «Kreis» («Круг») из Екатеринбурга: свою очередную историю о «маленьком человеке» привез «Эксцентрик-балет». На очереди – актуальная постановка «Ponta di fuga» в исполнении костромской компании «Диалог-Данс».

Уральскую труппу возглавляет Сергей Смирнов – хореограф, сценограф и концептуалист. Глава «Эксцентрик-балета» собрал превосходную команду, в которой нет плохих и даже средних танцовщиков, и создал себе имя как мастер коротких спектаклей о маргиналах. Где и когда они живут – не совсем ясно, да это и не главное. Танец, во время которого странноватые бомжи мнутся, трутся и жмутся, призван показать изнанку цивилизации и рассказать о неудачниках, не вписывающихся в некий мейнстрим. «Kreis» из этой же серии. http://female-happiness.com/

Имеется отрывистая немецкая речь с депрессивным содержанием, а также музыка Баха, Вагнера и современного «компьютерного» композитора – все перелицовано так, что и не узнаешь, где кто. Есть идея круга, который дан по-всякому: как рисунок танца и как символ жизненного пространства («Мир в консервной банке», – говорит Смирнов), а также сумрачное место, где можно спрятаться от бурь и потрясений, а маска юродивого поможет выжить. Герои балета – маргиналы с приметами панков – явно не имеют ни кола, ни двора, а их внешняя суетливость не перерастает во что-то существенное. Разве что в депрессию.

С помощью тягучего и дерганого танца жители «Круга» бессильно воюют друг с другом (например, «девочки» против «мальчиков»), хотя кто кого обставил – неизвестно. Но дружба точно не победила: в этой компании каждый погружен в себя. Они суетятся внутри протянутых веревок, обнаруживают чемоданчик с золотыми яйцами внутри (их тут же разбивают, и белки с желтками противно стекают на пол), ездят на стульях с колесиками и надоедают друг другу до колик: пластика этого «сообщества» похожа на жужжание мухи. Судорожно размахивая локтями, стуча ладонями по воздуху, тряся шеями и утюжа носами землю, персонажи «Круга» меняют заторможенность на гиперактивность и что-то безмолвно лопочут, напоминая собой дурдом. Там живут именно такие люди – жалкие и назойливые, забитые и агрессивные, депрессивные и трогательные. И главное – непредсказуемые: кто может знать, что выкинет сумеречное сознание?

Зрелище получилось жутковатым, как всякое действие без цели и смысла. Но раньше в спектаклях Смирнова читались неоднозначные смыслы и была жалость к марионеткам судьбы, созданным его воображением. В немного вымученном и претенциозном «Круге» марионеточная сущность эстетски смакуется, как дорогой коньяк. С подтекстами негусто. Можно, впрочем, предположить, что это бал вампиров. Очень похоже. А финал сходен с началом: некто из числа персонажей, поворачиваясь на одном месте, снова и снова тычет в небо скрюченным пальцем.

В «Круге» танцуют странные маргиналы.
Фото: GOLDENMASK.RU / ВИТАЛИЙ ПУСТОВАЛОВ

У «Круга» на «Золотой маске» есть сильный конкурент. «Ponta di fuga» – спектакль костромской компании «Диалог-Данс» – создан совместно с итальянскими коллегами из Турина. Название труппы так же подходит предложенному зрелищу, как перманентная эксцентрика Сергея Смирнова его «Эксцентрик-балету». Костромичи сделали спектакль о диалогах: возможны ли они вообще, если людьми владеет какое-нибудь сильное «отрицательное» чувство, например борьба за власть? «Ponta di fuga» – термин, обозначающий точку схода в теории перспективы, когда параллельные линии кажутся пересекающимися.

Так и здесь. Четверо брутальных парней 50 минут выясняют отношения: кто круче? Они драчливы, возбуждены и напористы, и, казалось бы, договориться невозможно. Но чем больше длится это толкание, плевание и пихание, тем ярче комическая сторона дела (ну, в самом деле, – человеческие разборки так похожи на драки рассерженных обезьян из документальных сериалов про животных). И тем пронзительней понимание, к которому исподволь приходят даже эти непробиваемые «дуболомы»: иногда (а может, и всегда) проще договориться, тогда всем хватит места.

Хореографы, они же исполнители (Евгений Кулагин, Стефано Маццота, Иван Естегнеев, Эмануеле Шаномеа) создавали этот жесткий спектакль в режиме общей мозговой атаки. Формально в основе танца – древнеримская трагедия Сенеки «Фиест», где ненависть ведет к действительно кровной мести, а гнусность поступков переходит все границы. Фактически – «нерв» нашей современности, в которой уживаются чреватая конфликтами драма самолюбий и неизбежная комедия повседневности. Поэтому никаких римских тог или греческих туник. Джинсы и майки, бритые головы и трехдневная щетина на щеках. И никакой музыки – в войне на выживание она не нужна.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter