Рус
Eng
«Квартирный вопрос их испортил»

«Квартирный вопрос их испортил»

10 апреля 2015, 00:00
Культура
Евгения ТЮЛЬКИНА
В булгаковской «нехорошей квартире» открылась камерная выставка потрясающего по задумке и размаху проекта «Дом на Большой Садовой», посвященного истории знаменитого дома и его жильцов. Проект представляет нам целую энциклопедию жизни XX века и на примере одного дома рассказывает о том, как от шикарных богемных квартир

Этот дом в стиле модерн, расположенный по Большой Садовой улице, 10, был построен в 1904 году по заказу купца Ильи Давыдовича Пигита, владельца табачной фабрики «Дукат». Изначально Пигит хотел возвести на этом месте саму фабрику, но строить ее рядом с церковью святого Ермолая (которую без объяснения причин в угаре борьбы против религии снесли в 1932 году) будущему табачному королю запретили.

Еще до революции целые квартиры в доме снимали представители знати и интеллигенции, а при власти Советов зданию сразу было суждено стать одним из первых домов-коммун. Здесь познакомились Айседора Дункан и Сергей Есенин, здесь несколько лет прожил приехавший из Киева Михаил Афанасьевич Булгаков. «...Человека, живущего полтора года в коридоре № 50, не удивишь ничем...» – писал Булгаков. А чудеса с валютой в туалетном бачке и дьявольские Зойкины проделки были чуть ли не единственным доступным знанием, которое осталось нам о быте этого дома.

Гордость экспозиции, которая разместилась в «булгаковской квартире», – это макет двора и дома, своеобразная «машина времени», управлять которой может каждый посетитель. Нажимаете на выключатель – загорается одно из окошек в доме, а вместе с ним оживает история квартиры, смешная и трагичная, как весь «век двадцатый, век необычайный».

Все истории о жителях дома, которые удалось собрать, можно прочесть на сайте. Причудливые фамилии предков, которые пропадают из нашей памяти, ставшие историзмами профессии, старые названия фабрик и комбинатов – вот что можно узнать, кликнув на раздел «Список жителей». Списки составлены по домовым книгам, с которыми ради создания этого проекта поработали специалисты и волонтеры. Они попытались составить историю каждой квартиры дома, найти информацию о каждом съемщике – от первого до последнего, и через этот калейдоскоп частных судеб и бытовые детали рассказать нам историю нашей страны.

В квартире № 8 с 1920-х годов были прописаны известный художник Георгий Якулов с женой и матерью. Мастерская Якулова была одним из самых богемных мест Москвы: здесь бывали Алиса Коонен с Александром Таировым, бывали художники, которые работали с Мейерхольдом.

В квартире № 10 в апреле 1924 года официально числились девять человек. Это одна из немногих квартир, где состав жильцов был стабильным. В 1925 году съехала только Марфа Афанасьевна Анисифорова – домработница в семье Богословских («была под судом» – лаконично сообщает приписка на полях).

Согласно списку жителей дома, составленному в 1940 году, в квартире № 14 проживали 23 человека – это одна из самых густонаселенных коммунальных квартир дома. Здесь ютился типограф, а потом и директор типографии Наркомстроя Афанасий Сергеев, репрессированный в 1948 году. В квартире жили продавщица Краснопресненского Мосторга, ответственный исполнитель Мосспирттреста, электрик, старший бухгалтер и другие.

Квартира № 19 также богата историей: здесь жила революционерка и зубной врач Анна Тинкер, о которой писал Андрей Белый: «Уже поздней в памяти моей вырастает квартира А.С. Тинкер, в которой не раз я бывал (Триумфальная-Садовая, дом Пигит), зная, что квартира – ход в нелегальную катакомбу». Позднее в квартире обосновался известный энергетик Александр Винтер, построивший Шатурскую ТЭС, и актер Иван Агейчиков.

По соседству, в квартире № 20, у своей матери, оперной певицы Евгении ­Львовой-Шершеневич часто бывал поэт-­имажинист Вадим Шершеневич, друг Сергея Есенина и Рюрика Ивнева. Десятилетием позже в квартире поселился инвалид Московского отдела социального обеспечения Алексей Никифорович Никифоров и чета Барыкиных: демобилизованный красноармеец Георгий Михайлович 24 лет и его 22-летняя жена Агафья Егоровна.

В квартире № 22 в апреле 1924 года были прописаны 12 человек самых разных профессий – агент по товарам товарищества «Зерносахар», швея на дому, домхоз при семье, курьер, краскотер типографии Виноградова и Ковыкова, врач и даже один заведующий лотереей Всеркомпома.

Частных историй, каждая из которых может представлять интерес для ученых разного рода – от литераторов до узкоспециальных историков, тысячи и тысячи...

До революции самая роскошная и большая (10 комнат) квартира принадлежала владельцу дома Илье Пигиту. Здесь в 1918 году перед покушением на Ленина останавливалась Фанни Каплан.

Историй семьи Пигита, которые были раскрыты благодаря домовым книгам, хватит для полноценной выставки.

В 1980-е годы в квартиру засели хиппи, которые использовали пустые квартиры как мастерские и репетиционные студии. Квартира стала настоящим центром искусства андеграунда, причем ее временные обитатели, которых к 1996 году полностью расселили, старались бережно относиться к историческому интерьеру.

«Сквотеры» вспоминают забавные истории, без которых не обходится ни одно общежитие. Например, по соседству с музыкантами и художниками из 5-й квартиры жили милиционеры. Художник Влад Маугли вспоминает пьянку, которую устроили сотрудники правоохранительных органов в честь получения табельного оружия: «У того человека, который обмывал пистолет, пистолет и пропал, и он потом ходил по всему дому и у всех спрашивал, где его пистолет. Несколько дней они собирали по подъезду свои фуражки. Потом оказалось, что этот пистолет его подруга спрятала, чтобы, напившись, они не начали палить».

Сейчас в квартире располагается офис компании Bork. Старый интерьер полностью уничтожен.

В квартире номер 11 режиссер Артур Аристакисян снимал черно-белый фильм «Место на Земле» о коммуне хиппи, которая нашла себе приют в огромной нищенской квартире. Собственно, черная лестница дома превращена в самостоятельную экспозицию, посвященную жизни хиппи и вольных художников, бездомных и бедных романтиков 1980-х годов. Посмотреть ее можно только во время специальных экскурсий по дому.

Любуясь бытописанием квартир, понимаешь, что такой историей может похвастать едва ли не каждый дом в центре Москвы и не только Москвы. Но сейчас нам об этом говорят лишь пыльные, порой и вовсе незаметные таблички со скучными надписями. Вспоминается история, которую любят рассказывать экскурсоводы петербургской мемориальной квартиры Пушкина на Мойке: во времена «нового быта», когда квартиру сделали коммунальной, поэта здесь именовали «квартиросъемщиком № 1». А кем были второй, третий, десятый по счету съемщики?..

Музей Булгакова продолжает собирать информацию по истории дома № 10 на Большой Садовой. Цель – рассказать историю каждой квартиры. Если вам есть чем поделиться – напишите об этом музею.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter