Рус
Eng
Вожатый форпоста

Вожатый форпоста

8 декабря 2014, 00:00
Культура
ОКСАНА ГАВРЮШЕНКО
5 декабря на 85-м году жизни скончался Геннадий Полока. Он был непростым режиссером, своеобразным, пришедшим в кино из театра, и именно это обстоятельство обусловило вехи его фильмографии.

Легендарная «Республика ШКИД» стала лидером проката, ее посмотрели более 30 млн. зрителей, а последующие фильмы режиссера либо запрещались к показу, либо выходили крохотными тиражами.

Особая история приключилась с экранизацией пьесы Льва Славина «Интервенция», снимавшейся к 50-летию революции 1917 года. На картину был наложен цензурный запрет, на 20 лет она легла на полку и увидела свет лишь в перестроечные годы. Сюжет о героических одесских революционерах-подпольщиках, о прибытии войск Антанты в Одессу в 1919-м, по мысли киноаппаратчиков, должен был быть снятым «правильно», согласно всем установленным канонам. А получилась – мистерия-буфф, эксцентрика с драками, трюками, песнями и танцами, с яркими театральными костюмами и гримом. Не без сатирического запала. С уникальным одесским говором. Здесь сыграл одну из лучших своих ранних ролей в кино Владимир Высоцкий (песня «Деревянные костюмы» в «Интервенции» – один из лучших фрагментов фильма), здесь блистали Ольга Аросева, Ефим Копелян, Юрий Толубеев, Валерий Золотухин, Владимир Татосов, наконец, Сергей Юрский. У последнего в картине четыре (!) маски – аристократ, спекулянт, дама полусвета и белогвардеец. Маски эти спорят между собой, комментируют происходящее. Пожалуй, это единственная эксцентрическая комедия в стиле «буфф» в советском кинематографе, снятая в традициях мейерхольдовского театра. Все предельно условно, вокруг шутовской балаган, скоморохи и торгаши, банкиры и шулеры, бандиты и проститутки. И, конечно, отважные подпольщики, среди которых выделяется лидер – Бродский, в исполнении Высоцкого.

Сам Геннадий Полока называл «Интервенцию» антифильмом. Актеров он любил, доверял им. Возможно, потому, что сам закончил «Щепку», мастерскую Марии Кнебель, играл недолго на сцене Малого театра. Снимались у него такие актеры, как Джигарханян, Гостюхин, Бортник, Гафт, Майорова, другие мастера. Во ВГИКе Полока закончил режиссерскую мастерскую Кулешова и Хохловой. Были и роли в кино.

С 1957 года он – режиссер киностудии «Мосфильм». После «Интервенции» были фильмы «Один из нас», «Одиножды один», «Наше призвание», «Я – вожатый форпоста», «А был ли Каротин?», «Возвращение «Броненосца» (признание в любви чуду кинематографа), «Око за око».

Улица и люди улицы часто становились героями его фильмов, но ни один из них уже не поднимался на планку, с которой режиссер начинал. С последним фильмом, «Око за око», он приезжал на фестиваль в Выборг еще в 2010 году, рассказывал, что повесть Бориса Лавренева «Седьмой спутник» привлекла его еще много десятков лет назад. Это вновь история о революции, которую принимает странный, интеллигентный бывший генерал царской армии и гибнет за нее.

Историческое прошлое стало основной составляющей его фильмов. Два брата его деда были офицерами лейб-гвардии, один из них был в Красной армии, другой служил у белых. «Я обращаюсь к истории, потому что это часть вечности, и люди ищут подтверждения своим сомнениям в событиях, которые их волнуют. У меня все картины о прошлом, но вместе с тем они обращены к современности» – так объяснял Геннадий Полока свое постоянство по отношению к музе истории.

В последние годы он в руководстве Союза кинематографистов вспоминал славное прошлое киноклубного движения, мечтал о его возрождении. Выпустил четыре режиссерские мастерские во ВГИКе, одну мастерскую на Высших курсах сценаристов и режиссеров.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter