Рус
Eng

Экстренный выход с подводной лодки

Экстренный выход с подводной лодки

Экстренный выход с подводной лодки

6 марта 2012, 00:00
Культура
МАРИЯ ТЕРЕЩЕНКО, Суздаль
В минувшие выходные в Суздале завершился 17-й Открытый российский фестиваль анимационного кино, который традиционно отметил лучшие русские мультфильмы за прошедший год. Нынешний Суздаль проходил под знаком столетия русской анимации – и при сравнении сегодняшнего дня с роскошным прошлым нашей анимации вопрос «Куда ж нам

На церемонии открытия показали реконструированную версию первого русского мультфильма «Прекрасная Люканида, или Война рогачей и усачей», который был создан в 1912-м году Владиславом Старевичем, а сегодня благодаря киноведу Николаю Изволову обрел звук (закадровый голос читает текст оригинального либретто, как, предположительно, делал актер вживую в 1910-х). Оживленные Старевичем чучела жуков и тараканов вытворяют на экране настоящие чудеса, и невольно задаешься странными вопросами. Например, многие ли современные аниматоры могут делать кино так искусно? Или: почему имя Старевича, некогда такое славное, сегодня известно лишь киноведам? Или: как же получилось, что страна–создательница первого кукольного мультфильма, сегодня находится ближе к обочине мирового процесса, в том числе и в кукольном кино?

На мысли наводит и проект «Золотая сотня русской анимации», в рамках которого киновед Сергей Капков попросил 100 профессионалов назвать 100 лучших русских мультфильмов. В итоговой сотне – множество любимых всеми работ, начиная с «Винни-Пуха» и «Чебурашки», заканчивая «Ежиком в тумане» и «Сказкой сказок», а первое место принадлежит фильму «Жил-был пес» Эдуарда Назарова. Не сказать, чтобы в списке вообще не было новых мультфильмов – из периода нулевых здесь «Жихарка», «Про раков», «Молоко», «Девочка дура» и еще 6 фильмов. Да только ни один из них, увы, не поднялся выше 50-го места.

Об этом никто особенно не говорил на фестивале – поскольку и без разговоров понятно, как ослабела наша анимация в последние два десятилетия. И сегодня от обсуждений давно пора переходить к каким-то действиям. Первым из них стало создание Ассоциации анимационного кино, которая провела в Суздале провела свое заседание. Участники обсудили планы: по улучшению производства, образования, дистрибуции, пропаганды, технологий и прочее-прочее. А главный вопрос – какой же мы хотим видеть новую русскую анимацию – оставили для московской встречи, которая пройдет 12 марта в Доме кино.

Пока эстетическая программа Ассоциации не обозначена, интересно посмотреть на стихийные процессы, а они идут довольно бурно. Например, в этом году на фестивале в Суздале резко изменилось соотношение детского и взрослого кино. Детских короткометражек набралось не больше, чем на час, и то частично это были белорусские мультфильмы. Зато масштабно и ярко выглядела программа детских сериалов («Смешарики», «Куми-куми», «Фиксики», «Белка и Стрелка» и пр.). Этот процесс – перехода детского кино на более коммерческие форматы – отчасти огорчает, поскольку для сериалов в основном используется стертая эстетика и банальные коллизии, тогда как короткометражка больше имеет шансов стать маленьким шедевром. В то же время сегодня короткометражки практически не доходят до зрителя, поэтому даже от самых художественных практической пользы немного. То ли дело сериалы – их с удовольствием берут каналы, печатают на дисках и брендируют продавцы игрушек. Своего рода компромиссом становятся проекты вроде «Везухи!» (именно этот сериал получил суздальский приз в номинации), где в сериальный формат уложены нетривиальный дизайн и хорошие литературные истории современных детских писателей. Если добавить, что «Везуха!» говорит о семейных ценностях на примере современной семьи, получается очень перспективно.

Переход детской тематики в сериальный формат позволил режиссерам-короткометражникам стать более взрослыми, и сегодня нашей анимации уже сложно предъявить обвинение в инфантильности, которое было актуально несколько лет назад. Внешние признаки остались, но сущность изменилась разительно: так, например, главный герой «Заснеженного всадника» Алексея Туркуса (Гран-при фестиваля) – ребенок, но ничего детского в этом фильме нет. Туркусовские воспоминания об отце проникнуты очень сложными ощущениями немолодого уже человека, который рефлексирует на тему сыновне-отцовской любви.

Сделанный из цветного чая фильм Натальи Мирзоян «Чинти» тоже можно принять за детское кино, поскольку речь идет о букашках: маленький муравей, влюбившись в открытку с изображением Тадж- Махала, всю свою жизнь кладет на постройку уменьшенной копии архитектурного шедевра. А режиссер, всматриваясь в это отчаянное усилие, рассуждает о том, что есть человеческие цели в сравнении с тем величием, которое мы даже заметить не можем из-за собственной малости (фильм получил приз за лучшее изобразительное решение). О тщете человеческой жизни и фильм Екатерины Соколовой «Сизый голубочек», получивший приз за режиссуру. Здесь человеческая судьба уподоблена поезду, который вечно проносится мимо самого важного. «Нужно сойти», – как бы говорит Соколова. «А действительно ли нужно?» – задается противоположным вопросом Соня Кендель, получившая студенческий приз за фильм «Пишто уезжает». Ведь важно не только то, что мы найдем где-то, но и то, что оставим, когда уйдем, – продолжает ту же тему фильм «Где умирают собаки?» Светланы Филипповой, награжденный от жюри дипломом «за изящество и простоту».

Вроде бы всё это вечные вопросы, не находящие ответа, однако удивительным образом впервые за долгие годы складывается ощущение, что наши анимационные художники заговорили на действительно актуальные темы – важные именно здесь и сейчас, как для анимационного мира, так и для всей нашей страны.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter