Рус
Eng
Театр на краю света

Театр на краю света

4 сентября 2015, 00:00
Культура
МИЛА ДЕНЁВА
Каждый год в июле-августе алтайские предгорья и берег горной реки Катунь перестают быть заповедной зоной и становятся зоной творческого эксперимента. Вот уже 15 лет здесь проходит театральная лаборатория, практикующая принципиально иной подход к обучению будущих актеров и режиссеров.

Вместо живописного сценического задника – горный рельеф с белеющими верхушками ледников. Склоны невысоких сопок на расстоянии вытянутой руки с одной стороны и полоса прибрежных деревьев с другой создают иллюзию трехмерной коробки сцены. Шум несущейся реки становится неотъемлемым звуковым фоном. Ритм барабана ускоряет сердцебиение актеров и напряженный пульс зрителей. Крик ястреба, зависающего над поляной, будто заменяет третий звонок, и на горизонте возникает темная полоса.

Человеческие фигуры в черном тучей надвигаются на зрителей и заполняют игровое пространство. Удары барабана нагнетают атмосферу, и черная толпа заворачивается в спираль, в плотное кольцо гипнотизирующей силы вокруг главного героя, выпадающего из черного круга обнаженным скульптурным торсом. Вдруг – быстрая смена ритма, кольцо распадается. Бегом, криком – к горам, к горизонту. Финал. Занавес – занавеса нет. Вместо него опускается ночь.

Так спектакль «Рождение бытия» (текст Сергея Вахрамеева на тему наскальных рисунков Алтая «Люди длинной воли») становится итогом 10-дневной лабораторной работы над своим телом и сознанием студентов-актеров Алтайской государственной академии культуры и искусства.

Впрочем, спектаклем это можно назвать лишь условно, как и лабораторию – условно актерской. Лаборатория предназначена для человека как такового, человека городского, желающего освободиться от токсинов и шлаков (как физических, так и эмоциональных, психологических) и приблизиться к природе не только снаружи, но и в первую очередь внутри себя. «Мы не создаем театральную эстетику, стилистический или ландшафтный театр, какой был у Гротовского или Брука, – поясняет режиссер-педагог Анна Вахрамеева («Театральная мастерская Вахрамеевых», к слову, в 2010 году показа спектакль на театральном фестивале Avignon OFF-2010 во Франции). – Лаборатория – это система, посредством театра гармонизирующая человека в простоте, чистоте и ясности. В результате возникает красота внутреннего самоощущения и внешнего проявления».

Но до красоты этой нужно еще добраться, гармонию нужно заслужить. Всех, кого не пугает двое суток дороги на поезде, 12 часов на автобусе и 5 км пешком в гору, ждет достойная награда – поистине заповедное пространство, нарушаемое ногой человека только раз в году. Дух захватывает не только от гор, в круговую охватывающих горизонт, но и от ароматов алтайских трав и ягод, от близости облаков, от внезапно налетающего урагана, сменяющегося тройной радугой.

Это место уникально и неслучайно. Режиссерская семья Вахрамеевых – создатели «Театрального центра» в краевом дворце молодежи (г. Барнаул) и мастера актерско-режиссерского курса в Академии культуры и искусства – обошли все горы Алтая, прежде чем остановится здесь. «Первая лаборатория прошла в Боочи и сразу обозначила общую концепцию, – продолжает Анна Ивановна. – Природа смещает акценты и ставит перед человеком задачу формирования иного взгляда на мир. Она выявляет его болезненность и предлагает оздоровление путем возвращения в первозданную систему существования. Природа изменяет иероглиф человека, провоцируя внутреннюю тишину».

На гармонизацию внутренних процессов системы «человек» здесь работает буквально все: от йоги на рассвете до вечерних интеллектуальных бесед у огня. И это не говоря уже о сходящей с горных ледников воде и экологически чистой, приготовленной на костре пище. Круглосуточно пребывая во взаимодействии со стихиями и не имея возможности спрятаться в кокон комфорта (из укрытий на ночь – только палатки), человек получает возможность встречи с собой настоящим.

Встрече этой помогают случиться неслучайные (как и место) люди. Утреннюю йогу ведет мастер спорта и мастер сцены Алтайского краевого театра драмы имени Шукшина Александр Хряков. Его Войцек в одноименной постановке Владимира Золотаря, кстати, был номинирован на «Золотую маску» как лучшая мужская роль. Утренние медитации на реку, на вершины гор плавно перетекают в телесно-ориентированные тренинги на снятие внутренних зажимов, когда человек учится правильно дышать и слышать даже те мышцы, о наличии которых в своем теле он и не подозревал.

Все происходит в ритме танца «буто». Это такое направление в современном японском танце, когда тело «течет» как бы в отрыве от сознания, приобретая свою пластику, стихийно сочиняя свою драматургию. «Движение бабочки, распятой в воздухе...», как позже прочтут студенты у Арто, театральная доктрина которого выбрана темой этого года.

Режиссер и театральный педагог Евгений Щемелев занимается с участниками лаборатории по особому методу пластического воспитания, разработанному преподавателем сценического движения Дугар-Жабон в конце 1980-х и основанному на практике традиционного восточного театра. Вобрав в себя элементы актерской психотехники мастеров русской школы – от Станиславского до Михаила Чехова, эта система тренингов ставит не только человека играющего, но и всякого осознанного человека перед неосознаваемой в суете жизни бездной – собственным телом.

Непосредственно к актерской практике – работе над этюдами – переходят только после обеденного зноя. Сохранять баланс физического и интеллектуального развития призван теоретический курс. Каждый год темой лаборатории становится что-то новое: наскальная живопись – и тогда участники идут в алтайские пещеры; японская поэзия, в этом году – «театр жестокости» известного театрального новатора Антонена Арто.

Вечерние показы актерских этюдов сразу дают понять, насколько усвоен практический и теоретический материал дня. Ветер обрывает реплики и меняет голос, сухая трава колит ноги и нарушает размеренность шага – здесь рождается другая органика, другой путь вписывания себя в пространство. «В этих условиях ты играешь горе, ты говоришь горизонту, ты конкурируешь с вековой рекой, – делятся эмоциями будущие актеры и режиссеры. – И воображение твое, природа твоя помнит это ощущение единства себя с планетой. В сумме это дает иной «разъем» мира. Расправляются плечи, поднимается взгляд к горизонту, человек входит в общий для мира ритм».

Финал каждого дня – неспешные беседы у костра о творческих откровениях и личных переживаниях, о театре, о метафизике этого пространства. В отблесках огня светятся глаза молодых людей, приехавших сюда найти себя в пространстве и пространство в себе. Рядом всегда стоит телескоп, чтобы увидеть и услышать «музыку сфер», чтобы разглядеть Луну – она в горах огромная.

Сверхзадача этого этюда длиною в 10 дней – научиться не выпадать из мира, не нарушать гармонии бытия. Лаборатория в Горном Алтае говорит со студентами о театре, который весь мир. И чеховская формула «в человеке все должно быть прекрасно» здесь обретает зримую плоть.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter