Рус
Eng
В Петербурге прошел международный театральный фестиваль «Радуга»

В Петербурге прошел международный театральный фестиваль «Радуга»

2 июня 2016, 17:28
Культура
Светлана Полякова, Санкт-Петербург  
В Петербурге прошел международный театральный фестиваль «Радуга»

В 17-й раз по инициативе ТЮЗа имени Брянцева и силами его сотрудников прошел ежегодный форум театральных постановок, адресованных, в первую очередь, молодежной аудитории.

Нынешняя «Радуга» отличалась восточным акцентом (среди участников – театры из Альметьевска, Тегерана, Тбилиси и Астаны) и музыкальным уклоном – в ее программе – мюзикл «Слава» Тбилисского театра имени Нодара Думбадзе, объединившего бывшие грузинский и русский тбилисские ТЮЗы, хореографическая постановка «Быть или казаться» из Франции, а также моноспектакль «Шопен без фортепьяно», под аккомпанемент Камерного оркестра Санкт-Петербургской филармонии.
 
Социокультурную тенденцию театра для молодежи-2016 – а именно, интерес к недетской проблематике – определили мхатовские «Бунтари», открывавшие фестиваль. Александр Молочников, режиссер и содраматург одной их лучших постановок нынешнего сезона, по-взрослому оценивает молодежный бунт, как функцию гормонального взрыва, юношеского идеализма и отсутствия представления о реальных сторонах жизни.
 
Перед зрителем проносится веселый калейдоскоп эпизодов из жизни российской оппозиции, от декабристов до ленинградских рокеров, деромантизирующий героическую подоплеку восстаний, заговоров и революций. Ревизии создателей «Бунтарей» подвергается и само понятие свободы, которую каждый понимает по-своему, в силу собственного чувства ответственности за чужие судьбы. Такой немодный, до недавнего времени, однако мужественный взгляд на историю ювенильных заблуждений – не карикатура на инакомыслящих (подлинный драматизм личных переживаний которых замечательно сыграли мхатовцы), но отрезвляющая оценка спекуляций на комплексах и благих порывах непосредственных исполнителей, которыми так цинично и отстраненно жертвуют идеологи и диктаторы мятежей.
 
Спектаклю, заряженному энергией рок-н-рола, но поставленному на Малой сцене МХТ, амфитеатр большого зала ТЮЗа предоставил, наконец, кислород и достойное пространство для взрывной волны половозрелого бунта против бунтов, затеянного совсем молодыми художниками (это вторая работа режиссера Молочникова, последовавшая за блестящим дебютом «19.14» в том же МХТ).
 
Иранец Реза Сервати – режиссер, драматург, хореограф, художник-постановщик и основатель Max Theatre Group – в шекспировском «Макбете» услышал сюжет и тему, попадающие в болевые точки социально-политической жизни нынешнего Ирана.
 
Принадлежа к поколению эпохи войн, страха и стрессов, Реза Сервати, по собственному признанию, унаследовал вместе со всеми ген страха и привык видеть следы разрушений и убийств. Отсюда, по его словам, возникла эстетика уродства, ненависти и насилия на иранской сцене – как попытка избавления от тотальной ненависти, царящей в иранском обществе.
 
«Чтобы остаться в здравом уме, мы научились играть с этими вещами, даже смеяться над ними. Эстетика безобразного стала для нашего поколения своего рода душевной терапией», – говорит режиссер.
Пятеро мужчин на сцене – Макбет, леди Макбет (едва ли не лучшая мужская роль на нынешней «Радуге»), ведьмаки-военные путчисты – играют зловещий фарс об ужасе кровавых злодеяний и разрушительных последствиях убийства для души совершившего его.
 
В эстетике театра Сервати нет шокирующего натурализма, но метафорична каждая составляющая – медитативный саундтрек, алый шелк, как море крови, одежды Макбета и его Леди). Однако, спектакль из страны, с богатейшими ритуальными мистерийными традициями, практикующимися народом в повседневности, (но в которой нет самого понятия «Национальный театр», то есть, искусства, поддерживающегося государством), стал художественным открытием фестиваля.
 
Пьеса Анны Яблонской «Язычники», одна из самых востребованных на постсоветском пространстве, нашла новое убедительное воплощение   в постановке, которую осуществил знаменитый литовский режиссер Йонас Вайткус в Академическом русском театре имени Горького из города Астаны.
 
Вайткус освободил самоценный текст от движений, жестов. декораций и даже от выражения глаз. В темноте сцены видны только высвеченные прожекторами лица сидящих в темноте рядком актеров, что создает эффект крупных кинематографических планов.
 
Глаза актеров – зеркала души – закрыты на протяжении всего действия-бездействия. Ибо слепы души персонажей, блуждающие темноте веры и безверия, в одиночестве бок о бок, в отсутствии любви. Скупые символические жесты по крайней необходимости – для обозначения редких физических контактов между разобщенными персонажами, вроде пощечины. Только актерские интонации и мимика. И текст неожиданно звучит объемнее, контакт между актером и зрителем становится интимнее.
 
Такой почти спиритический сеанс всасывает внимание публики и будит воображение, заставляя переосмысливать во всех деталях подмену истинных ценностей мороком суеверий. Так же, как иранский «Макбет», спектакль был отмечен премией ассоциации критиков.
 
В 2016 году проект «Радуга» был награжден Премией Правительства РФ в области культуры – его заслуги в области культурного обмена неоспоримы. Будем надеяться, что экономический кризис не заставит фестиваль опустить планку, и на будущей «Радуге» питерская публика вновь увидит программу, достойную всей предыдущей истории фестиваля.
 

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter