Posted 13 июня, 16:00

Published 13 июня, 16:00

Modified 14 июня, 14:51

Updated 14 июня, 14:51

Аналитик Ян Арт: «Санкции — это не айсберг, на который напоролся Титаник, их ждали»

13 июня 2024, 16:00
Курс рубля по отношению к доллару и евро будет волатильным, потому что банки спрячут в спред свои риски, говорят финансисты. Поэтому разница между курсом покупки и продаже останется очень высокой и будет отличаться на порядок. Будут два курса — курс ЦБ внутри страны и кросс-курс на юань для ВЭД.

Елена Петрова, Татьяна Свиридова

«НИ» опросили экономистов и финансовых аналитиков, какое влияние окажут американские санкции на курс российской национальной валюты. Банковский аналитик Ян Арт полагает, что, как минимум двух курсов, России не избежать. Центробанк введет единый курс внутри страны, однако для импортеров и экспортеров, а также их торговых партнеров, мнение ЦБ РФ — не указ. Они будут работать с кросс-курсом юаня, закладывать в него политические риски Поднебесной и повышать цены на товар. На другой стороне их ждет обязательная продажа 80% валютной выручки, курс, рассчитанный ЦБ и риски уже российских банков.

Экспорт и импорт будут неизбежно работать по двум курсам

— Какие изменения в курсе рубля к доллару и евро вы ожидаете?

— Ну, во-первых, сейчас мы видим эмоции на валютном рынке, которым люди поддались. Очень существенное расширение спреда покупки и продажи валют по двум причинам: первое — банки захотят нажиться на ажиотаже, а вторая причина более объективная — банки в расширившийся спред будут прятать свою долю, невнятность курса. Потом стоит вопрос о том, как пересчитывать. ЦБ будет брать по среднему значению банковских продаж и покупки, будет выводить среднюю историю, а сами банки, скорее всего, будут работать через кросс-курс, через юань. Гонконгский доллар остановлен в России, а дирхам — слишком мелкая по объёму внешней торговли валюта, чтобы выводить кросс-курс через неё, хотя было бы логично, потому что он более жёстко привязан к доллару.

— В ЦБ говорят, что они готовы к работе во внебиржевом контуре.

— Есть несколько острых задач. Первое: как экспортёрам выполнять указ о продаже 80% валютной выручки? Нужно искать внебиржевой механизм, и второе, более значимое, как импортёрам покупать валюту для закупок, связанным с потребительским рынком? По идее, должна быть оперативно сформирована внебиржевая платформа, на которой экспортёры сдают валюту, а импортёры покупают. Но, к сожалению, из-за непрямого расчёта курса, скорее всего, в цену товаров будет вложена поправка на невнятность курса, возможные ошибки импортёров, что они продали валюту по такой сумме в рублях, а потом этой суммы в рублях не хватает на приобретения очередной порции валюты для приобретения очередной порции товара.

Естественно, что в период сумерек это решается за счёт увеличения цен товаров. Поэтому, к сожалению, я полагаю, эта история сейчас слегка подтолкнёт цены наверх. Возможно настолько сильно, что Банк России вынужден будет поднять ключевую ставку до 20%.

— В России большой процент валютных операций проходили вне биржи…

— Небольшой процент. А так-то валютный сектор Московской биржи был основной площадкой до вчерашнего дня. Это будет иметь очень серьёзные последствия, но это не катастрофа. И напомню, что к такому сценарию готовились, осенью 2023 года ЦБ давал своё видение, как он будет действовать в случае такого сценария. Это не айсберг, на который напоролся Титаник, это ожидаемое событие.

Будет, как в 90-е, но все-таки по-другому

— Как формировался курс до создания Московской биржи в 90-е годы?

— Формировался просто. Официальные расчёты, которые формировал тогдашний ЦБ, который назывался Госбанком СССР, и курс чёрного рынка.

— Это до 91-го года. А после 1991?

— Так же, как сегодня, будет формироваться. Некие представления банков дают некую среднюю. Этот банк продаёт по одной цене, а покупает по другой, еще один банк — немножко по другой цене, а соседний– по третьей, и возникает средний квази-рыночный курс.

ЦБ об этом и сказал, что будет измерять по опросу банков. Это не в смысле мнения, а «дайте нам сведения, какой у вас курс продажи и покупки». Эта гульба по буфету, когда банки захотят нажиться на ажиотаже, продолжится сегодня, немножко завтра, а потом пойдёт на спад. Но биржевой спред не вернётся. Спред продажи и покупки будет на порядок выше, чем был до событий.

— На порядок? В 10 раз?

— На порядок выше, чем был до событий. Сейчас он на два порядка выше, чем до событий. Это всё устаканится, но спред останется очень — очень высоким.

- Какие были злоупотребления до появления курса Мосбиржи, и могут ли они повториться сейчас?

— В 90-е традиционно был курс ЦБ. На него ориентировались при заключении бизнес-контрактов при условии гиперинфляции. Если помните, в 90-е цену привязывали к УЕ на день расчёта. ЦБшный курс всегда был главным индикатором курса.

— А сейчас будет тоже главным индикатором?

— Внутри страны — однозначно. А снаружи — через кросс-курс через юань, потому что ЦБ не указ для внешнеторговых партнёров. Поэтому, условно говоря, вы экспортёр или импортёр и заключаете с внешнеторговым партнёром сделку не напрямую, выравнивая по биржевому курсу, а через юань.

Партнёр вам говорит: тут двойная ступень, риски есть, мало ли, Народный банк Китая понизит юань, поэтому давай-ка прибавим процентов на 5. Вот это я ожидаю. Волну повышения цен из-за того, что риски, поставщики и покупатели будут перестраховываться от бОльшей волатильности рубля, которая теперь может быть.

Они и так у нас в России традиционно перестраховываются. Раз в пять лет, раз в три года любой поставщик, любая торговая организация попадает в убыток. Она купила за доллары, а за рубли продала так, что в каком-то моменте девальвации рубля это оказалось невыгодно. Так как у неё маржа русской торговли всегда выше, чем маржа европейской или американской, как бы себе зарабатывают на очередной момент потерь. Сейчас риски усилились, соответственно маржа в банковском деле будет выше.

 

- Как ЦБ будет определять курс, что главное станет — профицит торгового баланса? Выручка экспортеров? Зависимость бюджета от выручки нефтегаза? Курс юаня? Что?

— Курс юаня определяется просто — он на бирже торгуется. А профицит — вещь объективная, физически измеримая. Всё равно неважно, что нет торговли. Но валюты-то приходит больше или меньше — это не зависит от курса. Гипотетически представим, что мы не знаем курс, но если мы видим профицит увеличивающийся или уменьшающийся при поступлении конкретной валюты в страну, даже на зарубежных счетах, с поправкой на проблемы перевода и прочие санкционные правила. На роли профицита в оценках проблем, конечно, не особо скажется.

— Скажется ли на вывозе валюты экспортёрами?

— Указ- то никто не отменял. Я думаю, что срочно создадут около государственную или государственную площадку, на которой экспортёры будут выполнять обязательства по этому указу.

— А для населения? На туризме?

— Станет дороже, потому что все будут перезакладываться. На всякий случай. А вот квартиры в валюте подешевеют.