Posted 29 июня 2023,, 12:32

Published 29 июня 2023,, 12:32

Modified 29 июня 2023,, 12:35

Updated 29 июня 2023,, 12:35

Отдать свои денежки государству: в чем смысл закона о долгосрочных сбережениях

Отдать свои денежки государству: в чем смысл закона о долгосрочных сбережениях

29 июня 2023, 12:32
С 2024 года россиянам предложат заключать договоры с негосударственными пенсионными фондами (далее — НПФ), которые будут управлять народными деньгами вдолгую (не менее 15 лет). Готовы ли граждане к финансовым играм с властью?
Сюжет
Деньги

Екатерина Максимова

Госдума в третьем окончательном чтении 29 июня приняла закон о программе долгосрочных сбережений граждан. Программа заработает с 1 января 2024 года.

Президент НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге Александр Ходачек напоминает: по разным оценкам, у населения «в чулках» скопилось больше 3 трлн рублей. И чтобы у россиян к старости сформировалась «кубышка», государство поможет копить. Потенциальное число тех, кто может прийти в программу — более 30 млн человек, полагает Центробанк. А самая перспективная категория для нововведения — люди 40-45 лет.

«Новые известия» уже подробно сообщали детали программы. Авторы новации, Министерство финансов и Центробанк РФ, акцентируют внимание на том, как просто, выгодно и надежно делать ставку на долгосрочные сбережения, которые пригодятся в старости.

Так, все отданные в НПФ средства, по аналогии с банковскими вкладами, будут застрахованы на сумму 2,8 миллиона рублей. Для крупных «инвесторов» предусмотрен налоговый вычет (вернется до 52 тысяч рублей при уплате взносов до 400 тысяч рублей в год). К тому же власть готова поучаствовать: государство будет софинансировать эти средства в течение первых трех лет, добавлять по 36 тысяч рублей в год. Размер вложений, необходимых для получения максимальной поддержки, варьируется. При доходе до 80 тысяч рублей в месяц государство будет доплачивать рубль на каждый вложенный рубль, при доходе в 80-150 тысяч — рубль на два инвестированных, при доходе выше 150 тысяч — рубль на четыре вложенных.

Ты мне, я тебе?

Экономист Николай Кульбака считает, программа долгосрочных сбережений — «это не про выгоду людей, а про решение проблем дефицитного бюджета».

«Этот дефицит надо каким-то образом покрывать. В данном случае попытка сделать так, чтобы люди добровольно или не очень добровольно несли средства государству, а не переводили деньги в иностранную валюту, не выводили из страны. Вот и делается так, чтобы эти деньги оставались в России и государство могло ими пользоваться», — говорит Николай Кульбака.

Доктор экономических наук, профессор Финансового университета Александр Сафонов согласен, что программа долгосрочных сбережений нужна больше власти, чем населению, потому что жители страны станут для государства своеобразным банком длинных денег.

К тому же за счет долгосрочных накоплений власть пытается увеличить доходы людей в период достижения пенсионного возраста, тем самым просто снижая нагрузку на тот же самый бюджет по выплате социальных пособий.

«Поэтому есть краткосрочные, среднесрочные и долгосрочные интересы государства», — добавляет Сафонов.

Знаем, плавали…

Вряд ли граждане с воодушевлением примут предложение доверить свои деньги НПФ, которые будут управлять ими десятилетиями. И для того, чтобы развивались долгосрочные накопления, населению нужно несколько факторов. Главный из которых — это уверенность в том, что предложенная система будет работать так, как и обещалось на старте.

«Всё бы хорошо, но весь вопрос как всегда в том — „полетит“ в данном случае или не „полетит“. И тут возникает первое препятствие: люди неоднократно за короткий период времени, начиная с 2000 года, видели массу трансформаций пенсионной системы (как страховой, так и накопительной), поэтому, безусловно, возникает определенная доля недоверия к такого рода инициативам. Бесконечные дискуссии и трансформации пенсионной системы привели к тому, что у населения есть стойкое недоверие — как к страховой, так и к накопительной системе. — говорит Александр Сафонов. — Вспомните историю: в банки после МММ и 90-х люди деньги понесли когда? Когда система стабилизировалась, когда в нее поверили. Для того, чтобы возникло доверие к пенсионной системе, она не должна трогаться длительный период времени, вообще не трогаться. Но пока этого условия там нет».

Николай Кульбака согласен: россияне приучены не доверять подобным предложениям. И государство само создало этот уровень недоверия.

К тому же, добавляет Александр Сафонов, инвестировать здесь и сейчас в свою будущую жизнь большинство россиян просто не в состоянии.

«Для того, чтобы деньги положить на 20-30 лет, чтобы делать отчисления, у вас должны быть достаточные доходы. При средней заработной плате 60-80 тысяч рублей, а медианной в районе 45 тысяч, у большинства населения просто физически нет денег для вкладов в накопительную пенсионную систему. А если, к примеру, в семье один или два ребенка, то это вообще невозможно. Вот, поэтому, безусловно, такая схема для большинства населения не реализуема чисто экономически, нет таких ресурсов», — поясняет Сафонов.

Александр Ходачек добавляет, что целевую аудиторию под программу НПФ будет проще найти в мегаполисах, где достаточно высокие заработки. В бедных городах и регионах деньги людям нужны «здесь и сейчас».

«Лишних средств у населения нет. На неотложные нужды тратятся», — говорит Александр Ходачек.

Несмотря на то, что россиян будет сложно через НПФ заманить на фондовый рынок, ее главный смысл при этом не отменяется. «Даже если чуть-чуть со всех, по рублику с каждого скинуться, глядишь, и закроется какая-то дыра бюджета», — считает Николай Кульбака.

О чем умолчал Центробанк

Пока, конечно, нет внятной информации о том, как негосударственные фонды, взявшие народные рубли в управление, будут их с годами приумножать.

Александр Сафонов задается вопросом: где все те инструменты, которые позволят обеспечить вращение этих денег в столь долгий период времени, чтобы они не потеряли покупательной способности, а даже приобрели?

«И таких инструментов на сегодняшний день нет. Поэтому, когда мы складываем все факторы вместе, то получается, что время для начала применения нового формата накопительной пенсии не очень удачное», — резюмировал эксперт.

Директор Банковского института НИУ ВШЭ Василий Солодков указал на еще один нюанс, который имеет огромное значение для вкладчиков — возвратность средств.

В принятом сегодня законе сказано, что деньги можно забрать в любой момент, но досрочно без потери дохода — только в особых жизненных ситуациях: для оплаты дорогостоящего лечения участнику программы и при потере кормильца.

Именно невозможность забрать свои деньги свела на нет привлекательность аналогичного инструмента — сберегательные сертификаты.

«Правительство вместе с ЦБ создали сберегательные сертификаты и лишили их вторичного рынка. И они по факту получились безотзывный вкладами. Сейчас их доля на рынке стремится к нулю ровно по этой причине. — говорит Солодков. — Ни один здравомыслящий человек на срок больше, чем один год, вкладываться не будет. Сейчас правительство продолжает с упорством маньяка идти по этому же пути. Предлагают какие-то безотзывные вклады на какие-то длительные промежутки, но кому они будут нужны — я не знаю. Если только ими зарплату не начнут выдавать, как это было в свое время с советскими облигациями. Проблема в том, что длинные деньги экономике нужны, но ищутся они совершенно не в том месте, где они должны быть. И с этим ничего нельзя поделать. Скажем мягко, не хватает очевидного понимания того, что сейчас происходит».