Posted 21 июня 2023,, 18:33

Published 21 июня 2023,, 18:33

Modified 21 июня 2023,, 18:35

Updated 21 июня 2023,, 18:35

"Троица" в ХХС

В Третьяковской галерее продолжают бороться за судьбу иконы «Троица» Андрея Рублева

21 июня 2023, 18:33
Фото: Русская линия
"Троица" в ХХС
Борьба за «Троицу» из открытой фазы перешла в более привычный и понятный для российской бюрократии формат «под ковром». Каждый новый шаг клерикальных властей и бюрократической машины становится новым унижением для тех, кто посвятил свою жизнь сохранению народного наследия.

Екатерина Максимова, Елена Петрова, Наталья Сейбиль

Если кто-то подумал, что спецоперация «Троица» подошла к своему неизбежно печальному концу, тот ошибся. События вокруг самой известной иконы России продолжают развиваться, правда, пока все происходит тихо, практически шепотом — подальше от глаз и ушей непосвященных. Однако это не означает, что драма превратилась в комедию. Напротив — она все отчетливее приобретает черты катастрофы для российской культуры.

Богослужение на Троицу
Видео: russian church

 

Третьяковскую галерею тихо, по-семейному переломили через колено и заставили подписать договор о передаче рублевского шедевра в Храм Христа Спасителя. Новый директор Елена Проничева 3 июня подписала передачу на две недели. Понимала ли она, что это отрезание кошке хвоста по кусочкам, никто не знает. В самой Третьяковке сразу начали готовиться к приему «больного», памятуя об ущербе, который был нанесен памятнику древнерусской живописи во время прошлогодней «прогулки» в Троице-Сергиеву лавру. Но не тут-то было. За два дня до окончания договора с РПЦ «Троица стала „невозвращенкой“, причем, по воле Министерства культуры.

Даже не министр культуры Любимова, а ее зам Сергей Обрывалин, человек, невероятно далекий от культуры, руководивший чем-то в «Аэрофлоте», 15 июня шлет под грифом ДСП письмо в Третьяковку, в котором приказывает передать «Троицу» в Центр Грабаря. Искусствовед, историк искусства, художественный критик Михаил Золотоносов говорит, что такой стиль управления культурой в стране — норма жизни:

— Человек пришел из бизнеса, из Аэрофлота — он к искусству, к искусствоведению не имеет вообще никакого отношения. И это, кстати, там в Министерстве культуры давно норма. Ну вот возьмите, например, кто директор Публичной библиотеки? Журналист, который не понимает, что он должен делать как директор библиотеки. Кто сейчас директор Русского музея? Журналистка. Она тоже не знает, что делает директор музея, она просто этого не понимает. У обоих нету ни профильного образования, ни ученой степени, ни каких-то научных работ. СМ тем же успехом они могли заведовать баней, пунктом приема посуды, ЖЭКом, чем угодно.

Пикантность ситуации еще и в том, что 15 июня — пятница, а 18-го, в понедельник, все бумаги должны быть переданы в Центр Грабаря. И это было осуществлено безо всякого стеснения — наперекор решению реставрационного совета, куда входят все музеи страны и лучшие из лучших специалистов страны.

Реставраторы в срочном порядке собрались на очередной совет. Искусствовед Золотоносов участвовал в этом действе, которое он назвал «восстанием на коленях», как наблюдатель.

Главный хранитель ГТГ Татьяна Городкова сообщила собравшимся, что Минкульт велит передать «Троицу» на год на реставрацию в Центр Грабаря, а потом передать икону РПЦ на 49 лет, то есть, навсегда.

Почему передача «Троицы» — ее путь на Голгофу

Источники «НИ» в Третьяковской галерее, которые пока не решаются открыто выступать против министерства, говорят, что «реставрация» Троицы в Грабарях — это фигов листок, которым прикрываются чиновники, чтобы угодить Церкви. Реставрация 600-летнему памятнику не нужна, иконе нужен покой.

«Реально с иконой нужно делать вот что: привезти обратно в ГТГ, поместить в идеальные для неё условия, некоторое время за ней наблюдать, понять, как она себя ведёт, каков масштаб разрушений, какова динамика. Затем вырабатывать методы, чтобы эти разрушения как-то затормозить. И никогда больше так с ней не поступать! Тогда она уцелеет. Сто лет Троица пробыла в Третьяковской галерее, и ещё 200 -300 лет будет примерно в том состоянии, в котором она сейчас, » — говорит сотрудник Третьяковки, пожелавший остаться неназванным.

Но в этой истории странно все. В течение 100 лет целая институция посвятила себя сохранению иконы. В Грабарях есть реставраторы, но НИКТО не знает «Троицу» так, как в Третьяковке. В Грабарях даже нет условий, где ее хранить. Единственное место, где она может выжить — запасники ГТГ с постоянной температурой и влажностью.

— РПЦ хочет доказать, что они в лавке хозяева, что они что хотят, того и могут добиться. Вот, собственно, и всё. Тут всё очень просто. Им это не нужно, — так просто, без обиняков объясняет искусствовед Золотоносов.

Для коллег у Михаила Золотоносова есть хорошее предложение:

— Возможно, замминистра Обрывалин считает, что его главный начальник — это Гундяев, Патриарх. Ну тогда ему надо покинуть Министерство культуры и служить в РПЦ. Потому что если его религиозные соображения заставляют это делать, в нарушение должностных обязанностей в Министерстве культуры, значит, у него конфликт интересов. А конфликт интересов — это сфера прокуратуры или Следственного комитета.

Народ безмолвствует

Возникает естественный вопрос: если все так плохо, и под угрозой не только честь и профессионализм, но нечто более важное — история страны, за которую они отвечают — почему молчат сотрудники Третьяковки?

Они говорят так: «Мы молчали, потому что была надежда решить эту проблему официальным путём переговоров. Это было наше совместное решение, так как мы считали, что в ситуации переговоров публикации в СМИ могут повредить, так как будут восприняты как давление и шантаж. Сейчас, когда все административные ресурсы исчерпаны, мы не добились никаких сдвигов официальным путём, стало понятно, что это уже не имеет значения.»

Сотрудники настаивают на возвращении «Троицы» в Третьяковскую галерею. Икона находится на инвентаре ГТГ, и они за нее по-прежнему отвечают.

«Порча особо ценного предмета культурного наследия. И как угроза такой порчи, так и порча уже свершившаяся. Есть соответствующая статья в Уголовном Кодексе. Троица — особо ценный предмет культурного наследия, защищена законом об охране культурных ценностей. Этот закон пока никто не отменял, » — говорят в галерее.

В истории сохранения народного наследия было много плохого, когда министр Авдеев приказал отдать икону Богоматери Торопецкой сначала в тот же Центр Грабаря, а оттуда в Истринский район Московской области, по словам Михаила Золотоносова, «в частные, так сказать, семейные владения какого-то Шмакова. Там у него церковь, и он в этой своей церкви разместил это. Ну, понятно, для чего — потом в кругу таких же, как он, сказать: „Ну вот я захотел, так я из Русского музея вырвал вот эту иконку, XIV век“. То есть еще старше Троицы.»

Но было и хорошее, когда музейщики, не испугавшись сильных мира сего, выступили единым фронтом и отбили икону «Ангела Златые власы», которая старше «Троицы» еще на 200 лет, от попытки тогдашнего министра Мединского также удовлетворить церковь и оставили ее в Русском музее. Был громкий скандал с заявлениями в Генпрокуратуру, и министр сдал назад.

Если сотрудники Третьяковки убоятся или предпочтут решить вопрос по-келейному, то со 100%-й уверенностью можно уже сейчас сказать, что икона пропала. Уже сегодня по галерее ходят слухи, что завтра всех заставят подписать соглашение о неразглашении — всем, кто только задумывается выступить, предварительно хотят заткнуть рты.