Posted 14 марта 2023,, 07:29

Published 14 марта 2023,, 07:29

Modified 14 марта 2023,, 07:31

Updated 14 марта 2023,, 07:31

Архаика vs цивилизация: битва с переменным успехом

Архаика vs цивилизация: битва с переменным успехом

14 марта 2023, 07:29
Алла Мелентьева
Фото: Соцсети
Обладание оружием массового поражение делает архаические культуры особенно опасными для современной цивилизации

Алла Мелентьева, писатель, публицист

Мы живем в опасную эпоху - эпоху, когда сила архаики почти достигла силы цивилизации. Архаика (культура деревенского типа) и цивилизация (культура городского типа) бьются между собой испокон веков, но всегда цивилизация подавляла архаику. В мировой истории практически не было случаев, чтобы восставшие под предводительством какого-нибудь очередного Спартака победили регулярные войска государства. Если государства – носители метагородской цивилизации - и распадались, то распад происходил изнутри или вследствие поглощения другими государствами.

Сейчас - другое дело. С начала 20-го века человечество вошло в фазу, когда баланс сил цивилизации и архаики закачался. И закачался он с усовершенствованием оружия, с появлением пулеметов, танков, самолетов и так далее – вплоть до ядерной бомбы. До этого переломного момента войны между носителями враждебных друг другу идей и образов жизни велись на равных - индивидуум против индивидуума - то есть, в условиях, когда сила духа бойца является определяющей величиной для исхода схватки.

Но с изобретением более смертоносных видов оружия сила воинского духа стала не важна. Если раньше воля, знания, и организационный фактор давали серьезное преимущество в битве с темной варварской ордой, то перед варваром, вооруженным пулеметом, эти преимущества свелись к нулю. В дело вступила простая арифметика: чем больше у какой-либо из противоборствующих сил будет бойцов, вооруженных современным оружием, тем больше вероятность, что победа окажется за ней. Именно с этого момента носители мировой архаики подняли голову и стали наступать на ареал глобальной городской цивилизации. Первыми жертвами этого контрнаступления оказались те территории, где цивилизация и так была слабенькой, еле теплящейся.

К примеру, Российская Империя стала первым в двадцатом веке государством, сдавшем свои позиции натиску архаики. Победа большевиков, в общем, не поразила мир. Такие прецеденты бывали, но длились недолго. Так, вестготы, взявшие Рим, не смогли его удержать и канули в лету, не предложив взамен никакой прочной альтернативной государственности. Зато неприятным новшеством стал тот факт, что большевики сумели удержаться у власти сначала за счет тотального террора, а затем - и при помощи оружия массового поражения, более того – они открыто заявили свое право на экспансию архаики в другие регионы планеты.

И эта тенденция продолжается до сих пор. Красноречивые примеры таких «варварских государств» в современности: Северная Корея, Афганистан, Иран. В этих странах власть была захвачена носителями архаического сознания и удерживается ими классическим «большевистским» способом - за счет террора и обладания (или неумолимого стремления к обладанию) оружием массового поражения, которое сдвигает баланс между цивилизацией и архаикой в пользу последней.

Как только цивилизованный мир осознал эту новую реальность, он начал внедрять беспрецедентные масштабные проекты, направленные на избавление менталитета своих жителей от архаики. Некоторые любители конспирологических теорий о коварном Западе уверены, что сидящее там некое мировое правительство жаждет уничтожить общемировой средний класс, превратив городских буржуа в нищих пролетариев. Это не так – дело обстоят ровно наоборот. В интересах Запада – полностью избавиться от плебса, как носителя архаического менталитета, помочь его представителям сменить деревенский образ жизни на городской и занять более высокие ступени на пирамиде Маслоу.

На Западе делается всё, чтобы не допустить в городах больших констелляций (скоплений) плебса - для этого создаются программы массового бесплатного образования, упрощены налоги для бизнеса и полностью отменены налоги для малоимущих, целенаправленно внедряются специальные социальные лифты по разнообразным социологическим параметрам, доходящие порой до абсурда (помните анекдот про темнокожую беременную лесбиянку?). Миграционные и пограничные службы богатых стран охотно открывают двери для высокообразованных иностранных специалистов, но создают заслон для малограмотных пассионариев из архаичных регионов.

Запад очень хорошо понимает: мы живем в опасное время дисбаланса между глобальной деревней и глобальным городом, между архаикой и цивилизацией – поэтому чем богаче и образованнее будут граждане страны, тем меньше будет вероятность восстаний плебса с последующим захватом власти и обнуления результатов многовекового прогресса до уровня изобретения колеса. Именно поэтому Запад опасается того, что Россия, сменившая советскую концепцию «мирового интернационала» на имперскую доктрину «русского мира», станет источником экспорта архаики в другие регионы мира.

Разумеется, ход развития человечества не остановится от разрушения нескольких локальных зон цивилизации, которая всё равно прорастает там, где ее, казалось бы, выкорчевали. Но стоит ли нам проходить один и тот же урок дважды за счет драгоценного времени своей жизни?