Posted 19 февраля 2023,, 09:15

Published 19 февраля 2023,, 09:15

Modified 19 февраля 2023,, 09:17

Updated 19 февраля 2023,, 09:17

Дмитрий Орешкин:«В 2023 году государство потихоньку включит печатный станок»

Дмитрий Орешкин:«В 2023 году государство потихоньку включит печатный станок»

19 февраля 2023, 09:15
Фото: Фото: youtube.com
Экономика России из-за санкций и затрат на СВО за год не рухнула и получила время на адаптацию. Но обнулить все негативные последствия невозможно. А если при этом триллионы тратятся на то, что будет просто уничтожено, то государство будет вынуждено потихоньку включать печатный станок.
Сюжет
Санкции

Екатерина Максимова

Обесценивание денежной массы, рост цен и сжатие потребительского сектора - извечные спутники экономики во время вооруженных конфликтов. Почему 2023 год запомнится ростом цен и ухудшением потребительского ассортимента - в  интервью с российским ученым, политическим географом, кандидатом географических наук, политологом Дмитрием Орешкиным. 

-По итогам минувшего года налоговые сборы в консолидированный бюджет РФ выросли на 17,8% до 33,6 трлн рублей. В очередной раз фиксируем: никакого коллапса в России не произошло? 

-Да, ожидание быстрого экономического коллапса, связанного с введением санкций, оттоком квалифицированных кадров и другими факторами не сработало. Тут надо отдать должное профессионализму Минфина и ЦБ. Но все-таки они не волшебники. 

Им удалось удержать экономику от обвала и растянуть во времени ее снижение, связанное с санкциями, с затратами на СВО и так далее. Страна получила время на адаптацию. Но обнулить все негативные последствия невозможно. Санкции имеют кумулятивный эффект, военные расходы растут, рабочие руки изымаются из экономики.

Собственно, санкции и нефтегазовое эмбарго всерьез начинают функционировать лишь в 2023 году. До этого Запад почти целый год лишь примеривался да согласовывал.

Этого времени, кстати, западным политикам хватило, чтобы констатировать: ЕС больше не зависит от ископаемых видов топлива из России. А сможет ли экономика России в 2023 году демонстрировать прежнюю живучесть? 

- В 2023 году ожидается падение доходов. Поступления будут снижаться, а количество государственных расходов будет быстро расти. Как ни крути, оборонный бюджет вырос почти на треть. А ведь еще есть растущие расходы на внутреннюю безопасность, на производство в сфере ОПК, на переориентацию логистики с запада на восток... 

- Итак, уже заложен беспрецедентный рост расходов по статьям «национальная оборона» и «безопасность, охрана правопорядка». Совокупно более 9 трлн рублей. 

- Спецоперация сама по себе будет стоить никак не меньше 3-5 трлн рублей. Плюс триллионы на ее обслуживание. Важно понимать, что это не инвестиции, а прямые расходы, которые доходами не обернутся. Нормальная экономика производит товар с целью продать его на рынке и получить прибыль. Прибыль обеспечивает рост – из нее платятся налоги и формируются инвестиции для дальнейшего развития. Но когда государство вынуждено массово производить оружие, которое ни на каком рынке не продается, то о «нормальной» экономике говорить не приходится: расходы на военное производство растут, а доходы обнуляются.

Хорошо, если расходную часть удается компенсировать прибыльной торговлей золотом, нефтью, газом, лесом и пр. Но с 2023 года эти секторы существенно ограничены санкциями. Поэтому, чтобы оплачивать «антиприбыльный» труд работников ОПК, расходы на военнослужащих, услуги ЧВК и т.п., государство будет вынуждено потихоньку включать печатный станок. Обесценивание денежной массы, рост цен и сжатие потребительского сектора - извечные спутники  экономики во время конфликтов. 

- Думаете, в 2023 году печатный станок придется включать? 

- Конечно. Вопрос только в объемах. Какое-то время деньги можно будет брать из золотовалютных резервов, из ФНБ, выжимать в качестве «добровольных пожертвований» бизнеса. Но расходы очень большие и, главное, с точки зрения нормальной экономики - непродуктивные. Украинцы же не будут платить «Уралвагонзаводу» за то, что сожгли произведенный им танк. 

Значит, платить придется государственному бюджету. Не только заводу, но и геологам, которые ищут руду, горнякам, которые ее добывают, металлургам, которые выплавляют сталь, транспортникам, которые  доставляют изделие на фронт, контрактникам, которые им управляют… Объем и структура доходной и расходной частей бюджета обречены ухудшаться, никуда не денешься. 

- Есть у вас прогноз, насколько могут сократиться доходы консолидированного бюджета, тогда как прошлый год показал рост почти 18%?

- Давайте сначала разберемся с этой замечательной цифрой. Совсем-совсем на пальцах. Если, допустим, у вас при неизменном объеме товаров и услуг объем денежной массы вырос на 15%, то примерно на столько же вырастут и отчисления в бюджет, верно? Вот и вся история.

Это классическая разводка, внедренная еще товарищем Сталиным. В марте 1939 г.  на XVIII съезде ВКП(б) он с цифрами и фактами в руках объяснял делегатам, что советская промышленность в сравнении с 1913 годом  выросла на 908.8%, в то время как «промышленность главных капиталистических стран продолжает топтаться вокруг довоенного уровня, превышая его лишь на 20-30 процентов». 

Любому экономисту понятно, что такой феерический рост был достигнут в основном за счет неконтролируемой эмиссии деревянных рублей, свободная конвертация и котировка которых были запрещены еще в 1926 году.  Но еще понятнее им был Первый закон политэкономии социализма, сформулированный госплановским гуру, академиком Струмилиным: «Лучше стоять за высокие темпы роста, чем сидеть за низкие».  Реальную цену сталинской индустриализации страна узнала только в 1941 году.

Помимо инфляционной накачки, рост бюджетных поступлений объясняется еще и паническим всплеском мировых цен на энергоресурсы после 24-го февраля. В 2021 году доля нефтегазовых доходов (с учетом связанных отраслей) в госбюджете РФ была около 40%, в 2022 году – ближе к 60%.

Летом европейские цены на газ подскакивали до 3,5 тыс. евро за тысячу кубов, сейчас они около 0,5 тыс.  - падение в семь раз. Рынок стабилизировался, налажены альтернативные пути поставок, газовая страшилка для Европы обеспечивала нам сверхдоходы в течение всего 7-8 месяцев. С нефтью примерно то же самое. Следовательно, в этом году  такого приварка к бюджету ожидать оснований нет. Скорее, наоборот.

Однако  эмиссионная составляющая никуда не денется, поэтому формальный рост бюджетных поступлений, вполне возможно, сохранится. Рублей будет больше, но они заметно похудеют.

Боюсь, эти наполовину фейковые 18% прироста создают эйфорические иллюзии не только у населения, но и у политического руководства.  В реальности 2023 год запомнится ростом цен и ухудшением потребительского ассортимента.