Posted 23 января 15:36

Published 23 января 15:36

Modified 23 января 15:38

Updated 23 января 15:38

Профессор Ирина Абанкина: "Времени на поиск трудовых резервов для ВПК больше нет"

23 января 2023, 15:36
Николай Ломакин. "Первая деталь". 1953 год.
Из-за кадрового голода предприятия оборонки начали привлекать на производство людей практически пенсионного возраста. Что мешает нашей промышленности опереться на молодые кадры и как сделать их основой ВПК? Журналист Ирина Мишина выяснила это с профессором Института образования ВШЭ Ириной Абанкиной.
Сюжет
ВПК

- Сегодня всем без исключения понятно: в рамках мобилизации экономики на военные нужды срочно нужна реформа профессионального образования. Как заявил НИ»  бывший первый заместитель председателя Верховного Совета Российской Федерации, доктор экономических наук Юрий Воронин, при СССР существовали важные рычаги стимулирования для получения рабочих профессий. К примеру, после войны в СССР образование в 9 и 10-х классах средних школ сделали платным. Тогда как за обучение в ремесленных училищах после 8-го класса государство платило высокую стипендию, тем самым направляя молодёжь в нужные стране профессии. Материальное стимулирование было и в самих вузах. Например, на профильных для ВПК факультетах стипендия составляла 400 рублей, а повышенная - 650, что было сравнимо с зарплатой квалифицированного специалиста. Может быть, стоит сейчас вспомнить эту практику?

- При СССР была большая сеть ФЗУ – фабрично-заводских училищ, которые охотно принимали молодых людей после 8-го класса на рабочие специальности, платя там хорошие стипендии и гарантируя трудоустройство. При этом завод участвовал в выплате стипендии обучающимся. При СССР также существовала система ВТУЗов на предприятиях, в частности, на ВПК, они давали профильное образование. Можем ли мы сейчас перейти к советский практике? Что касается платного обучения в 9-11 классах – однозначно нет, потому что у нас всеобщее доступное бесплатное среднее образование. Образование платным в государственных школах быть у нас не может, это будет нарушением Конституции. После войны не было обязательного среднего образования, как сейчас. Что касается стипендий, некоторые предприятия и сейчас могут участвовать в их выплате учащимся колледжей по профилю ВПК, например. Но сегодня заводам удобнее заключать договора с колледжами и приглашать обучающихся на практику. Такая система существует, насколько я знаю, на Ростсельмаше. Заводы нередко заключают договора с колледжами по выпуску и трудоустройству профильных специалистов. Так поступили, например, в Екатеринбурге и в Челябинске. Там создали сеть колледжей, которые связаны напрямую не только с оборонными заводами, но и с военными, с армией.

- В 2022 году произошел перелом в менталитете школьников. Если еще несколько лет назад большинство учеников мечтали о поступлении в вуз, то в минувшем году картина кардинально изменилась. В колледжи и техникумы теперь идут не только после девятого класса, но и даже 11-классники, причем их количество из года в год увеличивается. В конце июля оказалось, что конкурс на бюджет по некоторым специальностям достигает нескольких человек на место. Выходит, не все так плохо со средним специальным образованием?

- Я бы не стала обольщаться, потому что рост популярности колледжей связан зачастую с подготовкой по программам специалитета по «модным» специальностям. Это стилист, дизайнер, бухгалтер, медсестра и другие. По рабочим квалификациям конкурс не такой высокий. Интересно, что в 2021 году была введена короткая двухлетняя программа специалитета, в частности, по рабочим профессиям.

- И где же все эти специалисты? Почему мы не видим их на заводах и на предприятиях ВПК, которые приглашают к станку фактически пенсионеров?

- Молодых ребят сейчас нет на производстве по одной веской объективной причине. Дело в том, что большинство заканчивает колледж к 16- 17-и годам и сталкивается с барьером в устройстве на работу. Ведь трудоустройство на производство, тем более тяжелое, ограничено до совершеннолетия. Есть ограничения по Трудовому кодексу, некоторые пункты носят международный характер. Насколько мне известно, сейчас решается вопрос о допуске к работе на производстве, в частности, на ВПК, лиц с 16-и лет. Но возникают соответствующие вопросы о безопасности труда подростков. Ведь юноши в 18 лет часто не обладают возможностями зрелого, сильного человека. Да и не выход это, когда на ВПК и на тяжелом производстве мы будем опираться в основном на 16-и летних или на 60-и летних. Ведь это группы риска – что подростки, что старики. Решать задачи государственной важности за счет групп риска – не выход.

- Если старшее поколение уязвимо по причине болезней , то молодежь в «группе риска» уязвима по другой причине: многих может ждать мобилизация и призыв в армию…

- Действительно, молодой человек в возрасте, когда он может быть наиболее востребован, либо подпадает под вероятность частичной мобилизации, либо его призывают в армию. Хотя формально для сотрудников ВПК действует отсрочка от мобилизации, была масса накладок с призывом тех, кому по идее полагалась бронь. В регионах на самом деле очень сложная ситуация: военкомат требует определенное количество мобилизованных от региона, и тут уж не до отсрочек… Правда, сейчас, после недавних распоряжений президента военкоматам есть указание более внимательно подходить к лицам с отсрочкой. Но вы совершенно правильно поставили вопрос. Проблема для молодых кадров действительно существует: до 18 лет они не могут работать на заводе, потому что запрещает трудовое законодательство, а после 18-и подпадают под призыв в армию. Когда службу в армии сократили до года, это было плюсом для рабочих специальностей: человек мог еще сохранить навыки, руки не забывали станок. Два года – это уже много. Сейчас обсуждается перенос призыва в армию на более поздний возраст. Решение непростое, но нужное.

Нельзя забывать и о том, что на заводах нужны и айтишники. Сегодня любое вооружение, любой станок без электроники – это груда железа. Поэтому IT-специалисты нужны и на заводах. И тоже желательно молодые, потому что речь идет о совершенно новых технологиях, для которых нужны молодые свежие головы.   

- Может быть, стоит подумать наконец о материальном стимуле, чтобы привлекать в колледжи на рабочие специальности молодежь?  

- Стипендии в колледжах неоднократно повышали, но они все равно отстают от запросов современной молодежи. Недавно фракция ЛДПР предложила установить студентам, обучающимся по очной форме за счет бюджета, государственную стипендию не ниже МРОТ. Соответствующий законопроект, насколько я знаю, уже подготовлен. Это будет предполагать повышение стипендии фактически в 20 раз! Цена вопроса высока, потому что государство сейчас помогает адресно семьям с детьми, а также нуждающимся.

Сейчас вузы и колледжи распределяют целевые субсидии самостоятельно, но их  уровень остается недостаточным. А ведь от повышения стипендии в колледже зависит и уважение к выбранной профессии, и оценка ее престижности!  На мой взгляд, среди учащихся колледжа необходимо выделять группы, которым имеет смысл повышать стипендию с учетом перспектив работы на определенном предприятии, например, в оборонке. Но если стипендия будет повышенной, нужны гарантии по отработке полученных навыков, чтобы человек оправдал вложенные в него средства на производстве. Возможно, стоит заключать договора с предприятиями, чтобы они выплачивали надбавки к стипендии будущим рабочим ВПК. Эти вопросы можно обсуждать с крупнейшими предприятиями типа Уралмаша или Уралвагонзавода.

- Когда-то при СССР был лозунг: «Рабочий – это звучит гордо!». О рабочих снимали фильмы известные режиссеры, художники часто изображали рабочих на плакатах и картинах. Как вернуть утраченную высокую репутацию рабочим специальностям?

- В первую очередь материальным поощрением, начиная с момента обучения. Это сейчас вопрос не только экономический, но и политический, и его надо решать быстро. Выделенные группы студентов колледжей с востребованными рабочими специальностями необходимо материально стимулировать высокой стипендией, распределять на производство, давать как можно быстрее зарабатывать самостоятельно достойные деньги и предоставлять бронь от мобилизации. Люди должны с ранних лет чувствовать, что государство в них заинтересовано.

- Где еще сейчас можно найти трудовые резервы, кроме молодежи и людей пенсионного возраста?

- Среди трудовых мигрантов. Причем начинать готовить кадры можно в самих республиках, создав там сеть учебных заведений по специальностям, которые больше всего нужны в данный момент в России. При переезде в Россию для работы по рабочему профилю надо учитывать запросы мигрантов: это не только зарплата, но и адекватное нормальное жилье. Большая часть мигрантов работает в России временно, поэтому можно предоставлять жилье по социальному найму, либо хорошее общежитие.

- Рабочий ассоциируется не с юношами и не с седоусыми стариками у станка, а с человеком среднего возраста, достаточно зрелым и сильным. Где взять таких?

- Необходимо создавать систему переподготовки. У нас есть вымирающие поселки и деревни, где работы фактически нет, оттуда есть смысл подтягивать человеческие ресурсы к городам, где есть заводы, центры ВПК. Вопрос урбанизации в стране должен быть рассмотрен пристально, на мой взгляд. Экономический рост сейчас может быть обеспечен за счет перемещения людей в города с центрами производства, в первую очередь с оборонкой.  

Все надо решать в комплексе: урбанизация, плюс повышение стипендий и зарплат, забота о молодых кадрах и привлечение мигрантов на заводы. Времени на раскачку больше нет.