Posted 20 декабря 2022,, 09:42

Published 20 декабря 2022,, 09:42

Modified 26 декабря 2022,, 08:33

Updated 26 декабря 2022,, 08:33

У каждого своя Россия… Чем завершится спор между уехавшими и оставшимися

20 декабря 2022, 09:42
Иван Курилла
Для российского общества сегодня крайне важно не рвать связи по искусственным поводам (например, (не)пересечения границы), а сохранять профессиональные, личные, религиозные, какие угодно еще горизонтальные структуры и связи.

Разговор об отношении уехавших и оставшихся все тянется и тянется, а потому я решил на эту тему еще раз тезисно высказаться.

  1. Спор идет среди не такой уж маленькой, но все же небольшой прослойки российского общества, у которой был такой выбор (перед большинством людей - никогда не имевших даже загранпаспортов - такой выбор не стоял).
  2. Для тех, кто встал перед таким выбором в 2022 году, он был очень серьезным, ломающим жизнь не менее, чем сама спецоперация. Причем «остаться» тоже было серьезным выбором, - учитывая массовый отъезд в этом слое любой оставшийся должен был задуматься, правилен ли его/ее выбор (и да, - для оставшихся жизнь вовсе не осталась той же, что раньше).
  3. Поскольку выбор настолько серьезен, его правильность надо постоянно подтверждать, это психологически понятно. Часть уехавших и часть оставшихся делает это, доказывая неправоту тех, кто сделал другой выбор.
  4. Это небольшая часть, - но она очень активна, а главное, для «оппонентов» особенно видна и как бы представляет всех других: для оставшихся - всех уехавших, для уехавших - всех оставшихся. В результате есть эффект, с которым я часто встречаюсь: уехавшие жалуются, что на них «нападают» оставшиеся, а оставшиеся - что их «третируют» уехавшие. Каждый такой текст провоцирует резкий ответ, в результате раскол и взаимное непонимание растут.
  5. Расколы в обществе, конечно, есть, - но они проходят не по этому признаку. Главными я бы назвал отношение к будущему России и отношение к народу (одни противопоставляют себя им, другие думают «изнутри»).
  6. Уехавшие неоднородны по многим критериям, - мне интересно различие между теми, кто стремится сменить идентичность и скорее стать частью принимающего общества и теми, кто, напротив, пытается сохранить свою идентичность россиян (тут можно вспомнить эмиграцию послереволюционную, которая очень долго не интегрировалась в общества, в которых оказалась, стремясь сохранить «свою Россию» в отличие от эмиграций более позднего времени).
  7. Уехавшие более свободны в высказываниях и в организации. Проникновение в Россию свободной журналистики несравнимо выше, чем влияние «голосов» времен Холодной войны. Есть, правда, ощущение, что некоторые считают своей задачей деморализацию антивоенной части россиян, - это, с моей точки зрения, ошибочное целеполагание.
  8. Оставшиеся сохраняют больше связей в российском обществе, в том числе связей с теми, кто сейчас лоялен режиму. Это важные для будущего связи. Они лучше понимают настроения в стране, - потому что тысячами мелких повседневных контактов ощущают эти настроения. А страна меняется быстро.
  9. Ни уехавшие, ни оставшиеся не имеют рецепта остановить происходящее. Это не значит, что они не должны существовать. Иногда пишут, что отдельные люди «заняты выживанием», подразумевая их сосредоточенность на обеспечении минимальных потребностей для жизни. Общество в России тоже занято выживанием, - но для общества (а не для совокупности миллионов атомизированных людей) выживание означает сохранение связей и структур, с одной стороны, и инакомыслия, - с другой. Поэтому важно не рвать связи по искусственным поводам (например, (не)пересечения границы), а сохранять профессиональные, личные, религиозные, какие угодно еще горизонтальные структуры и связи; поэтому преподавание, создание и публикация текстов, проведение спектаклей, выставок и других интеллектуальных мероприятий (очевидно, я пишу не о пропагандистских), - должно продолжаться. Конечно, чем меньше там будет самоцензуры, тем лучше, - но тут каждый решает за себя.
  10. Речь в тезисах выше идет о небольшой, но весьма важной части общества. Однако мобилизация всколыхнула общество до самого дна, - и пока не вполне ясно, получится ли у этой, политизированной части российского общества, использовать энергию этой волны, - бегущих от мобилизации, остающихся, но балансирующих на грани. Мне кажется, лучше бы энергия споров уходила сюда.