Posted 22 ноября 2022,, 17:09

Published 22 ноября 2022,, 17:09

Modified 7 марта, 11:57

Updated 7 марта, 11:57

Как при Ломоносове: в Россию придется снова завозить зарубежных ученых

22 ноября 2022, 17:09
Второй кадровый провал в отечественной академической науке, связанный с проведением спецоперации в Украине, может окончательно ее разрушить.

Вторым кадровым провалом назвала ситуацию в российской науке социолог, исследователь высшего образования и XR Лидия Ятлук, проанализировав в сетевом издании Republic (признано иноагентом в РФ) ее новое состояние после волн массовой эмиграции ученых в связи со спецоперацией в Украине.

Эксперт напомнила, что в новейшей истории российской академии уже случался один кадровый провал, когда в 1990-ые годы многие ученые и преподаватели тоже массово уходили из университетов и институтов в зарождавшийся бизнес или уехали за рубеж.

Бегут самые молодые и перспективные

Вот и в последние годы наблюдалось падение числа аспирантов и защит кандидатских работ, сообщает Ятлук. Так, «Независимая газета» писала, что в 2010 году защищалось 28,4% аспирантов, а в 2019 — только 10,5. Те же, кто смог защититься тогда, составляют основу корпуса уезжающих сейчас. «Уезжают не только магистранты-аспиранты, уезжают ребята, у кого Хирш под 40», — рассказывает мне один из информантов (индекс Хирша — один из важнейших наукометрических показателей, количественная характеристика продуктивности ученого, основанная на количестве его публикаций и количестве цитирований этих публикаций другими учеными. — Republic). Для сравнения — в прошлом году индекс Хирша ректора МГУ Виктора Садовничего составил 17…»

Отъезд ученых предсказуемо стал еще интенсивнее после начала частичной мобилизации, когда страну начали покидать мужчины, а вместе с ними — жены из академической среды.

В рамках пост-мобилизационной волны эмиграции уезжают целые молодые лаборатории, которые чаще традиционных научных школ работали над междисциплинарными исследованиями. Наконец, уезжают те, кто наиболее эффективно был встроен в мировую науку.

«Многие уехали на короткий срок в надежде на прояснение ситуации с категориями призываемых или появление брони. В отличие от февраля и марта, сейчас из региональных университетов уезжают почти столь же массово, как из Москвы. Косвенно об этом свидетельствует статистика работы разных пограничных пунктов. Покидать страну стали и исследователи с низкими региональными зарплатами, и те, кто раньше держался за вуз из-за доступа к уникальному оборудованию и исследовательским площадкам.

Но особенно интенсивно уезжают преподаватели крупных университетов из так называемых центров совершенства — участников программ 5–100 и «Приоритет 2030». За счет личных связей часть таких преподавателей смогли найти новые позиции к этому учебному году. Особенно заметен эффект в московских и петербургских подразделениях ВШЭ: по словам одного из информантов, практически все опытные руководители образовательных программ и лабораторий покинули страну, а их место заняли недавние кандидаты наук.

Продолжают уезжать IT-специалисты, в том числе те, чья работа связана с академией: многие из тех, кто принял решение покинуть Россию еще в феврале, к осени как раз оформили документы и сейчас переезжают на новые позиции в иностранные университеты и компании.

Наконец, уезжают недоучившиеся студенты магистратуры. Бакалаврский диплом, опыт работы по специальности и сравнительно слабая привязанность к месту позволили им достаточно быстро сняться с якоря. О резком падении числа магистрантов рассказывали, к примеру, в СПбГУ…» - пишет эксперт.

Какие проблемы возникнут теперь у российской академической науки

Эксперт перечисляет печальные последствия такого положения дел:

«Во-первых, нехватка оборудования и реагентов из-за санкций и прекращения работы части логистических компаний, а из-за них прекращение работ по таким дорогостоящим областям, как геномика, физика элементарных частиц и органическая химия.

Во-вторых, переориентация большинства разделов биологии, физики и химии на теоретические разделы, в остальных — в инженерию с целью импортозамещения.

В-третьих, дальнейшее сокращение и угасание социальных и гуманитарных факультетов, в особенности в ранее крупных либеральных университетах.

В-четвертых, сокращение специализаций и снижение качества образования в IT.

Мобилизация не столько порождает изоляцию российской науки, сколько оставляет в России тех, кто и так работал в изоляции.

За последние 10 лет Россия сделала много шагов в трансформации университетов в пользу качественного менеджмента, сближения образования и науки, международного сотрудничества и поддержки коммерциализации научных разработок. Теперь часть из этих реформ оборачиваются против учёных и академической свободы…»

И, наконец, главный вывод из всего этого академического кошмара. Он состоит в том, что в России будущего, если она будет заинтересована в развитии своей науки и университетов, придется начинать с того же, что и во времена Ломоносова и Лобачевского - завозить целыми командами иностранных ученых и преподавателей. Это будет очень дорого и неясно - будут ли в будущей России на это деньги...

"