Posted 15 февраля 2022,, 09:06

Published 15 февраля 2022,, 09:06

Modified 7 марта, 12:54

Updated 7 марта, 12:54

Прорвемся! Телевизор осудил намерение Запада создать санитарный кордон вокруг России

15 февраля 2022, 09:06
Иррациональное противостояние военных блоков стран с формально однотипной политической системой и однотипной капиталистической экономикой нашло свое объяснение в Телевизоре. Виной всему, - считает Телевизор, - западная традиция санитарного кордона вокруг России и традиция его прорыва со стороны «обиженных стран».

Сергей Митрофанов

А против традиции, как известно, не попрешь. Вторая главная тема – злодейка Сапрыкина и клевета про 37-й год

Откуда есть пошел санитарный кордон

Вообще, всем от мала до велика известно, что Запад всегда ненавидел Россию. Хотя и имелись некоторые исключения из правил, – скрепя сердце, признал Телевизор. Так, во время Крымской войны Америка посылала американских врачей в российскую армию, а русские, напротив, отправлялись в Калифорнию, чтобы поучаствовать в каких-то американских разборках. Не говоря уже о том, что Антанта была совместной российско-западной военной структурой. А победа во Второй мировой войне досталось СССР с помощью западных союзников. О чем, в частности, нам поведало недавнее рукопожатие министров обороны России и Британии, которое состоялось на фоне полотна с союзниками у поверженного Рейхстага.

Тем не менее, Телевизор предлагает не забывать, что после Революции идея «санитарного кордона» стала доминантным трендом всей западной политики. Рассказывая об этом, Дмитрий Киселев («Вести недели»), конечно опустил, что Россия в то время бредила мировой революцией, финансировала якобы «освободительные движения» (которые теперь идентифицируются, скорее, как террористические) и посылала во все западные страны эмиссаров с заданиями убивать противников Советов.

Важно другое. Тогдашний премьер-министр Франции Жорж Клемансо, реагируя на это, призвал страны вокруг России проявить европейскую солидарность, сплотиться, и таким образом защититься от коммунистической напасти. Хотя и «становилось понятно, что власть в России реально сменилась», и типа пора уже было бы с этим как-то смириться.

Эта политика получила название «санитарного кордона».

Ну, а далее преступления Запада по списку.

«Именно Версальская и Парижская конференции 1919 года впервые объявили фактически крестовый поход вовсе не против Советской России, а против России как таковой». Именно санитарный кордон помешал России в 1920 г. осуществить победоносный поход в Польшу и захватить Варшаву, поскольку объединенный Запад, «Франция и США поставили ему тысячи пулеметов, сотни орудий, танки, самолеты и миллион снарядов». Прям как сегодня Украине! (*Так вот откуда ноги растут!)

Контекст, надо сказать, новый. До сих пор в российской историографии в качестве причины поражения Красной армии под Варшавой преобладала версия не поставок оружия полякам, а неслаженного руководства, осуществляемого Сталиным и Тухачевским, и вообще напряженные отношения между советскими командирами.

Или как писал один из источников: «Основными причинами поражения при Варшаве являлись следующие факторы: растянутость фронта, усталость солдат, проблемы с припасами и продовольствием (которые всегда будут возникать при растяжениях фронтовой линии), а вместе с тем - разрозненность тактических планов на местах среди командовавших армиями».

Но вот Телевизор все разъяснил. Оказывается, и большевики, и большевистские историки не знали, и не брали в расчет, что придется сражаться не только с Польшей, а со всем Западом, вынашивающим планы антироссийского «кордона».

Еще более жутко политика санитарного кордона проявила себя в том, что «обиженным странам» пришлось потом сквозь него прорываться. Поставленной точно в такие же, как Россия, условия Германии пришлось (а не хотела ведь!) снова начинать Мировую войну.

«В конечном счете создатели Версальской системы, разделившие Европу на враждующие лагеря, привели мир ко второй, еще более кровавой и жестокой, чем первая, всепланетарной войне», - заканчивает свой сюжет Киселев. А теперь Запад, обижая Россию, наступает на те же грабли. Иначе зачем бы мы городили весь этот огород про стародавний санитарный кордон?

Сапрыкина совсем не Сапрыкина, а Сима Казимова

Вторым по важности сюжетом после перспектив Третьей мировой войны стало приключение злодейки Серафимы Сапрыкиной. Работая в школе (правда не учительницей, а библиотекарем), она имела наглость посвятить внеклассный урок, который ее попросили провести на замену, российским поэтам Даниилу Хармсу и Александру Введенскому. А тех наша прекрасная советская власть невзначай погубила. За это Сапрыкиной поставили на вид, якобы сказав при этом: «Что это вы, милочка врагов народа пропагандируете?» И уволили, отчего та на своей странице в Facebook написала: «Вот вам, ребята, новый 37-ы год, на шаг ближе к нам и нашим детям», - таким образом, грубо оклеветав демократическую (и образовательную) политику России.

Но это, в общем-то, полбеды. Беда в том, что тут начался невообразимый шум в сетях и вал возмущений против директора гимназии. А директор, между прочим, это социально-близкий Телевизору элемент, осуществляющий контроль над политическим мировосприятием детей и, наверно, как-то участвующий в триумфальных выборах российского лидерского класса. Поэтому Телевизор разоблачил Серафиму Сапрыкину и поддержал директора Лебедеву Светлану Андреевну.

Самое сильное обвинение заключается в том, что Сапрыкина написала донос (в либеральный партком) на заслуженного директора, а должна была бы тихо сидеть, тем более, что сильно не права. А партком в лице журналиста Эха Москвы, поэта и депутата Заксобрания Петербурга и Ленинградской области вскипел возмущенным разумом, поддержав навет про 37-ой год, до которого у нас еще далеко.

Вот и Телевизор не остался равнодушным. Покопавших в личных данных Сапрыкиной и отправив запросы в разные места, выяснил много компрометирующего. В частности, что она не Сапрыкина («Я не Нигорро, я – капитан Себастьян Перейро»!), а Сима Казимова, спрятавшаяся за фамилию Сапрыкина.

- Пардон, - тут мы прервем Киселева, - а как же поэты, о которых был внеклассный урок, их хоть взаправду сгубили – кого уморили (Введенского и Хармса), а кого к стенке поставили (Олейникова)? В чем преступление, что про них зашел разговор в этой школе?

На это Киселев отвечает очень спокойно. Вышеназванные поэты, видите ли, организовали группу литераторов и художников-авангардистов. И «понятно, что в начале 30-х группу накрыли сталинские репрессии». Типа как же могли не накрыть?? Но потом их всех спустя двадцать лет реабилитировали и социалистическая законность восторжествовала. И говорить про них никто не мешает, главное, чтоб это было в согласованном учебном плане. А в плане, увы, было только про героическую битву под Москвой.

Концовка сюжета

Киселев: «Сейчас тема Сапрыкиной подугасла. И про 1937 год уже никто не напирает. Но как опыт история любопытна. Сколь быстро в соцсетях все вспыхивает, сколь легко можно там обманывать и утаивать, сколь просто стать факиром на час, сколь быстро там репрессируют лишь по доносу – без суда и следствия. И чего стоит весь этот хайп... Но таковы уж особенности современной культуры. Обэриутам (членам объединения реального искусства. – С.М.) со всей их тягой к парадоксальности такое и не снилось».

Так и видим: стоя у стенки, возмущаются обэриуты современными либералами, спать не могут, грозят кулаком Сапрыкиной.

"