Posted 1 февраля 2022,, 13:54

Published 1 февраля 2022,, 13:54

Modified 7 марта, 12:43

Updated 7 марта, 12:43

А судьи кто? В сети разгорелись страсти по Куравлеву, его укоряют в крымнашизме

1 февраля 2022, 13:54
Мнения по поводу того, правильно ли поступил любимый актер, подписав письмо в поддержку присоединения Крыма, резко разделились.

Казалось бы, умер всенародно любимый актер, можно только с благодарностью вспоминать его роли и скорбеть по его уходу, тем более, что последние годы жизни Куравлева сложились очень тяжело. Тем не менее, напомним, что в 2016 году Куравлев сказал: «Мы становимся всё сильнее и сильнее, это очевидно для всего мира. Мы показали зубы, здорово защитились своим оружием, своей набирающей силы армией. И это, конечно, злит Америку, потому как всё дальше и дальше отодвигает их планы «съесть» Россию. Они там на Западе много чего надумали себе, когда мы в 90-е были ослаблены... Сегодня их желания едва ли осуществимы. Но давление на нашу страну сегодня страшное. Россия мешает многим. Поэтому мне по-хорошему очень жаль Владимира Владимировича Путина. Нашему президенту надо помогать.»

Что ж нам теперь, Шостаковича и Спивакова не слушать?

Именно поэтому, общественное мнение по поводу заслуг Куравлева разделилось самым радикальным образом, так что многие пользователи социальных сетей вынуждены были прибегнуть к радикальным мерам. Как, к примеру, сетевой аналитик Леонид Яннау:

«Вот тут я встретил пост, в котором сообщалось, что якобы, Куравлев был повинен в поддержке Путина, аннексии Крыма, антиамериканизме и прочих страшных грехах. Я не такой уж большой поклонник Куравлева, как артиста и ничего не знаю о его взглядах. Но тот, у кого я прочитал об этом и с кем у меня было 134 общих френда, уже отфренжен. Не хотелось бы терять френдов по этому поводу. Ну, вы меня поняли!»

Филолог Марина Птушкина тоже попыталась вразумить своих, изрядно ретивых читателей:

«Ригористы, как вы заколебали! Да, тот подписал, этот подписал. Да, ужасно, что они подписали. И Шостакович подписывал. А Гафт вообще целый ролик - объяснение в любви известному лицу записал. Что же теперь, фильмы с Гафтом не смотреть? Что ж теперь, и Образцову, и Спивакова не слушать? И не смотреть кино с Баталовым, Никоненко, Теличкиной? И лекциями Ирины Антоновой не просвещаться? Они-то письмо подписали. Ну Бабкину и Рыбина я и до письма не слушала. А в Большой бы с удовольствием сходила, хотя и балерина Захарова и сам Урин тоже подписали. У меня другой вопрос: А СУДЬИ КТО? А вы что сделали, чтобы эта хрень кончилась?»

Мария Сергеева призвала всех гонителей Куравлева не упрощать ситуацию:

«До чего ж нам всем хочется простоты и линейности. Говоря о людях, чем сложнее, многограннее человек, тем труднее обобщить характер простейшим образом. Был Куравлев, замечательный актер, любил свою жену, играл во многих запомнившихся фильмах. Значит ли это, что его общественно-политические или какие иные взгляды отменяют или дополняют его актерские способности? На мой взгляд, не значит. Известный пример - Достоевский, антисемит, игрок, человек с дурным характером, но величайший писатель. Что из этого набора всего важнее для меня? Очевидно. Другое дело, поляризация общества неслыханная. Кто не с нами, тот против нас. Но разум-то стоит использовать! Хоть иногда. Тем более, когда человек ушел.»

Звонили старикам, глубоко больным, давно оторванным от жизни

Публицист Марина Шаповалова вообще считает, что Куравлева просто «подставило» собственное государство: «Как же вы задолбали...

Людям, более требовательным к собственной порядочности, чем к чужой, скажу вот что. Вы можете в согласии с собственной совестью иметь суждения о подписантах-инициаторах обращения в поддержку "крымнаша". Их было 85, список известен. Уж чем бы каждый из них ни руководствовался, они по собственной воле, без необходимости и сомнений заявили о своей позиции. Потому за неё отвечают сполна. Если ваша позиция полностью противоположна, вы можете считать их своими идейными врагами или противниками - они, проявляя инициативу, имели в виду то же самое.

Но потом, после появления обращения 85-ти, в игру вступило государство. Наше государство, как оно это умеет. Дополнительный список в 500 с лишним фамилий составлялся путём телефонного обзвона известных деятелей культуры.

Звонили из Министерства культуры и спрашивали: вы, мол, не желаете ли присоединиться? Конечно, "за всё хорошее против всего плохого". За нашу страну, за братский украинский народ, за мирное небо над Крымом... Доподлинно знаю лишь об одном звонке одному человеку, косвенно - от него же о звонках другим людям.

Нет, не все соглашались. Кто-то, конечно, соглашался вполне искренне. У кого-то были свои резоны: зависимость его театра от министерства, запуск фильма и утверждение на роль, виды на участие в конкурсе и т.д.: типа, сам бы не лез, но отказаться не смог. Эти сами назначили себе цену.

Но когда звонили старикам, глубоко больным и давно оторванным от жизни - тут вообще ничего нельзя сказать о мотивации их согласия. Точно ли понимали, о чём речь? Находились ли в здравом уме? Полностью ли были в курсе событий или имели весьма смутное представление о происходящем? Неизвестно. Могло быть и так, и так. Ясно только, что сами они не стремились активно выражать своё отношение. Если бы у звонивших совесть была, они бы этого не делали. Понимали бы, что поступают непорядочно.

Пожилых артистов, оказавшихся в дополнительном списке, вы судить не можете поэтому. Если у вас совесть есть. Это всё.»

Публичные люди не имеют права делать политические заявления

Противоположную точку зрения выразила Елена Белау: «Я думаю, острота отношения к этому вопросу у россиян и украинцев разная. Во всяком случае, ваш сын не призывается в действующую армию с неизвестным исходом. Можно провести параллель событий истории, но думаю без них понятно, о чем те люди. Слово фашизм и нацизм для советских людей тоже очень триггерные. Наверное, нам надо учиться понимать чужую боль и взгляды, сформированные этой болью. Если артисту можно делать политические выпады и рассчитывать на снисхождение публики, то почему к обывателю нельзя иметь такое же снисхождение. Если только этот вопрос, который разнит вас, то такая категоричность выглядит странно.»

И у нее нашлось немало сторонников:

- Одна моя украинская френдесса массово забанила всех, кто выражал соболезнования по поводу смерти Куравлева. По политическим мотивам. Мы становимся полярно нетерпимы друг к другу. Это может быть проблемой для человечества. Или уже стало проблемой...

- Не согласна. Поддержку такой власти нельзя допускать. Публичные люди не имеют право на это, ибо они влияют на массы. И можно любить их творчество и при этом не уважать как личность и человека. Есть другие примеры-положительные. Одна только Ахеджакова чего стоит.

Куравлев поддержал государство, а оно его бросило

Любопытно, что известный журналист Александр Невзоров указал читателям на то, что государство, которое поддержал Куравлев, его как раз в трудную минуту и не поддержало: "Умер Леонид Куравлев. Который был, несомненно, самым символично-советским из всех актеров. Абсолютно 100-процентно народным. И в лице его символично скончалась и вся его эпоха. Надо сказать, что обстоятельствами своей смерти артист никак не нарушил логику жизни Путинской России. Кончина Куравлева ещё вчера живого идола культуры и пропаганды СССР доказала всю фальшь, всю пустоту торжествующего сегодня культа СССР. Да, вероятно похоронят его пышно и всенародно. Рулить пышностью и всенародностью будут те же люди, что при его жизни не нашли ни копейки ни на его лечение, ни на сиделку для него, ни на вшивую «однушку» для выгнанного из дома символа хотя бы где-нибудь в Бутово. Главный киношный народный символ СССР умер абсолютно нищим. Забытым. Ни кому не нужным. В приюте для престарелых, куда его спихнули родственники.

Его смерть стала злым ответом истории на все мечты, на все глупые грезы всех совкодрочеров и напоминанием о неизбежности смены эпох.»

Впрочем, и эта точка зрения не безупречна, как пояснила Елена Берг: «И что значит "достойный уход" по-советски? Это, когда родственники день и ночь вынуждены дежурить рядом с больным, некоторые годами, лишать себя жизни и здоровья, или нанимать на последние копейки сиделок, работу которых приходится постоянно контролировать. Это АД. На Западе же - достойнейшие условия для каждого немощного больного, грубо говоря, их тут "вылизывают" со всех сторон, родственники уверены и спокойны. А надёжность, доверие, честность - залог здоровой счастливой жизни…»

"