Posted 29 сентября 2021,, 13:19

Published 29 сентября 2021,, 13:19

Modified 25 декабря 2022,, 17:44

Updated 25 декабря 2022,, 17:44

Впервые за 470 лет отреставрировали Пьету Микеланджело для его собственного надгробия

Впервые за 470 лет отреставрировали Пьету Микеланджело для его собственного надгробия

29 сентября 2021, 13:19
Фото: theflorentine.net
Очищенная от следов воска, гипса и грязи работа выставлена перед посетителями флорентийского музея Опера дель Дуомо.

Микеланджело создал по меньшей мере четыре скульптурные Пьеты – сцены оплакивания Христа. Так называемая «Флорентийская Пьета» замышлялась художником для его собственного надгробия в римской церкви Санта-Мария-Маджоре. Скульптура изображает мертвого Христа, поддерживаемого Девой Марией и Марией Магдалиной, а возвышающийся над ними святой Никодим представляет собой автопортрет самого Микеланджело.

Художник работал над скульптурой между 1547 и 1555 годами, когда ему уже было за 70, и с самого начала это был сложный проект. Джорджо Вазари писал, что мраморная глыба была бракованной – в ней было полно примесей, и резец порой высекал искры. В конце концов Микеланджело разочаровался, бросил работу и, по утверждению Вазари, даже пытался ее уничтожить.

К счастью, скульптура уцелела, а на прошлой неделе предстала перед публикой после первой почти за 470 лет крупной реставрации. Увидеть ее смогли посетители Оперы дель Дуомо – музея, в котором Пьета хранится последние 40 лет. Об этом сообщает The New York Times.

Сотрудники музея считают, что эту скульптуру можно считать самой личной работой Микеланджело: она включает его автопортрет, она предназначалась для его могилы, наконец она в полной мере отражает его мучительные отношения с мрамором.

Анализ мрамора, сделанный во время реставрации, показал, что он был не из Каррары, откуда Микеланджело обычно доставляли камень, а из других карьеров, в Серавецце. Блок был несовершенным, неоднородным по цвету и содержал пирит – минерал, вступающий в реакцию с металлом. Это объясняет, почему при создании скульптуры летели искры. На мраморной глыбе также обнаружились трещины и трещинки – вероятно, они были незаметны, когда Микеланджело начал работу, но легко появлялись при ударе. Это объясняет разломы и повреждения в скульптуре – некоторые появлялись в ходе работы, другие мастер сам наносил от отчаяния.

После того как Микеланджело бросил работу, он подарил скульптуру своему слуге Антонио да Кастельдуранте, а тот доверил ее Тиберио Кальканьи, одному из учеников и соавтору художника. Он довел статую до того состояния, в котором она дошла до нас, а около 1560 года работа была продана банкиру Франческо Бандини, после чего ее перевезли из Рима во Флоренцию, где она была установлен за главным алтарем Дуомо, под канделябрами, оставившими на ней следы от капель воска.

Однако сильнее всего скульптуре навредил гипсовый слепок, который снимали с нее в 1882 году. После снятия гипса Пьету плохо почистили, и на ней остался белый след. Затем на нее неоднократно наносили слой воска янтарного цвета. В конце концов воск, штукатурка, использовавшийся для соединения отколовшихся частей клей окислились, и скульптура стала пятнистой – как далматинец, по словам реставраторов.

Нынешняя реставрация, начавшаяся в 2019 году, велась в лаборатории при музее Опера Дуомо. В результате кропотливой работы по удалению слоев воска и грязи скульптура вернулась к своему первоначальному виду. Это не самая известная Пьета Микеланджело: скульптуру для собора Святого Петра в Риме, созданную художником в 24 года, и миланскую Пьету Ронданини знают лучше, – но, вероятно, самая мучительная. Вазари писал о том, что как-то поздно вечером навестил художника и застал его за работой над скульптурой. «Стали они разговаривать о разных делах, и в это время Вазари бросил взгляд на ногу Христа, которую по-новому переделывал Микеланджело. Но, не желая, чтобы Вазари видел его работы, он выпустил светильник из рук, и все погрузилось в темноту. Тогда он велел Урбино принести свет и, выйдя из-за перегородки, сказал: «Я так стар, что смерть часто хватает меня за плащ и зовет с собой; настанет день, и я упаду, как этот светильник, и погаснет свет жизни».