Posted 10 августа 2021, 19:01

Published 10 августа 2021, 19:01

Modified 25 декабря 2022, 17:37

Updated 25 декабря 2022, 17:37

Возвращение в третий мир: каждый четвертый ребенок в России живет за чертой бедности

10 августа 2021, 19:01
Фото: ksk66.ru
Труднее всего в России живется семьям с детьми
Росстат опубликовал данные о детской бедности за 2019 год. Семей с детьми, живущих за чертой бедности, стало больше ещё до пандемии. Каждый четвёртый ребёнок живет в условиях бедности. Еще хуже ситуация в многодетных семьях. В них за чертой прожиточного минимума в 11,2 тысячи рублей живет половина детей.

Елена Иванова, Наталья Сейбиль

Росстат всегда публикует эти данные с опозданием в два года. Каждый четвёртый ребёнок за чертой бедности – это было два года назад. Это означает, что независимо от пандемии бедность в стране растёт. Что будет в 2020-м или 2021-м году, мы узнаем через год или два, но уже сейчас ясно, что лучше не будет.

Хуже всего живут дети в российской глубинке. Там уровень детской бедности в маленьких городках достигает 50%, на селе чуть лучше, там этот показатель составляет 44,5%. В среднем по России в нищете живет каждый третий ребёнок в молодых семьях, и 30% - в неполных.

Если дети – наше будущее, то такого будущего врагу не пожелаешь.

Социальный психолог Алексей Рощин оговаривается, что понятие «бедность» в России весьма условное – попробуй, проживи на 11,2 тысячи рублей в месяц. На эти деньги жить невозможно, разве что на спор или в порядке эксперимента, все время на прожиточный минимум жить нельзя:

- Несмотря на это, у нас четверть семей живёт с таким доходом на ребёнка, даже заниженным усилиями Росстата и правительства. Это сразу объясняет, почему в России не торопятся заводить детей, поскольку известно, что появление ребёнка сразу обрушивает семью на пару классов ниже, чем она занимала до того. А много детей – это практически приговор в этом смысле. По крайней мере, для большинства семей, кроме нескольких процентов. Уже поэтому понятно, почему у нас падение рождаемости и убыль населения.

И действительно, ситуация с многодетными семьями ещё более плачевная. Практически каждый второй ребёнок живёт в них ниже черты бедности. На 1 января 2021 года в России насчитывалось почти 2 миллиона многодетных семей, и в большинстве из них царит нищета. Но есть такие, кто не отчаивается.

Лариса Вайберт, её муж и 5 детей жили в таёжной сибирской деревне. Дети начали подрастать, и родители решили, что им нужно общение и образование, а здесь – только лисы и хромой сосед дядя Витя. Решили переехать на юг, в Ставропольский край. Все продали, переехали, жили в съёмном доме. А тут и коронавирус накрыл страну.

Фото: ВКонтакте

Кто же знал, что так будет, рассказывает Лариса в своем видеоблоге. Несмотря ни на что, купили свой дом, который оказался адом. Комната одна, тут же кухня. Воды нет, канализации и отопления тоже нет. Начали перестраивать халупу. Но цены на стройматериалы взлетели до небес. Теперь вся семья питается с собственного огорода, а мама решила завести в соцсетях видеоблог. Лариса говорит о своих буднях, как идет стройка, что растёт в огороде, как стараются наладить нормальный быт для детей – и ждут помощи от добрых людей.

Программы поддержки многодетных семей у нас в стране есть, но что касается жилья, уточняет Алексей Рощин, вся помощь сводится не к выдаче денег, в которых так остро нуждаются многодетные семьи, а ко льготам по оплате жилья. При этом получение льгот обставлено таким количеством справок, свидетельств и прочих бумаг, что получают их в конце концов самые упорные. Российское государство – отнюдь не первооткрыватель «динамо-машины» для бедных.

- Это известная схема во всех бедных государствах: они выделяют поддержку, но всё обставляют таким количеством бюрократии и очередей, что воспользоваться этим невозможно. Особенно многодетным семьям, где родители бьются на двух работах, сидят с детьми, конечно, у них нет времени собирать и получать эти справки. Поэтому это во многом виртуальная поддержка. - констатирует Рощин.

Розданные в пандемию 10 тысяч на семью смотрятся совсем неплохо на фоне ежемесячного дохода в 11 тысяч рублей, но кардинально они не смогут изменить ситуацию. Проблема в том, что российские семьи глубоко закредитованы и часто берут новые кредиты, чтобы оплатить старые, поэтому просвета нет, убеждён Алексей Рощин.

Но и российская экономика сейчас находится не в самом лучшем состоянии, указывает экономист, профессор РЭУ им. Г.В. Плеханова Юлия Финогенова. ВВП за последние годы практически не рос, не говоря уже о прошлом годе, когда его падение составило 3,1%. Если один из родителей потерял работу, то второй должен нести все расходы. Поэтому дети стали самой незащищенной категорией населения:

- Существующих мер поддержки недостаточно. Их необходимо усиливать. Материнский капитал, который даётся после рождения второго и третьего ребёнка, направления, куда он может быть использован, достаточно ограничены. Кроме того, даже квартира, которая куплена с использованием материнского капитала в дальнейшем менее ликвидна, чем квартира, купленная на ипотечный кредит. Вы обязаны прописать на этой жилплощади ребёнка. Здесь речь идёт о том, что мер поддержки недостаточно. - уверена Юлия Финогенова.

Обеспечение российских детей и многодетных семей будет зависеть от того, говорит Юлия Финогенова, как сложится конъюнктура на мировых сырьевых рынках. И хотя нефтяные доходы бюджета стали меньше за последние годы, вклад полезных ископаемых в мировой ВВП будет расти после пандемии, и цены на ресурсы тоже поднимутся, что положительно скажется на российском бюджете.

- Несмотря на то, что наше правительство провозгласило переход от сырьевой экономики к высокотехнологичной, пока не видно серьёзных сдвигов в этом направлении. Думаю, что в ближайшие пять лет мы очень сильно будем зависеть от цен на сырьё. Если цены стабилизируются, доходы стабилизируются, тогда можно будет говорить о том, что может быть усилена социальная поддержка населения. Появятся дополнительные индексации, рост пенсий и доходов многодетных семей.

Но семьи с детьми пять лет ждать не могут. Такими временными категориями они не думают. Их заботит, что накрыть на стол сегодня, хватит ли денег на молоко завтра и как собрать детей в школу, когда в кармане ветер гуляет. Материнский капитал, которым так гордятся российские власти, представляют существенную помощь семьям. Но если разделить эти 500 тысяч на 18 лет, а именно столько нужно времени, чтобы поднять в России ребенка, по в пересчете на месяц получаются сущие копейки, говорит Алексей Рощин. Да и ограничений по расходованию очень много, особенно это не помогает:

- Льготы в любом случае – это хорошо, но если у семьи нет дохода, то ей не важно, сколько нужно платить за квартиру – восемь тысяч или пять, если у неё нет даже трёх. Людям нужно выделять просто деньги. Денег у них нет, взять их негде. Экономика стагнирует, высокооплачиваемых рабочих мест нет, поэтому происходит то, что дети у нас живут практически впроголодь. И это нехорошо должно сказаться на будущем.

Именно об этом говорит психолог, академик РАО, завкафедрой психологии личности МГУ им. М.В. Ломоносова Александр Асмолов. Несколько лет назад ВШЭ провела исследование о бедности среди российских детей. Оно было основано на так называемой кривой Хекиана, лауреата Нобелевской премии по экономике. Он рассматривал зависимость инвестиций в детей и благосостояния страны на разных этапах развития, от дошкольного возраста до высшей школы:

- Чем больше мы вкладываем с Вами в детство на ранних этапах развития, тем больше самореализация детей, тем выше уровень жизни и процветания страны. И обратная тенденция, когда мы сталкиваемся с феноменами бедности, нищеты и чудовищными данными, о которых вы говорите. Мы имеем дело с так называемым депривированным детством.

Депривация, частичное сокращение или полная невозможность удовлетворять основные потребности, приводит рискам для будущего поколения российских граждан. В первую очередь, речь идет о рисках для здоровья ребенка на самых разных этапах развития. Александр Асмолов считает:

- Эти данные обозначаются формулой SOS, антропологической катастрофы детства в Российской Федерации. В широком смысле слова, речь идет о резком подрыве здоровья нации. Это многомерная вещь. Это может проявиться в серьезных нарушениях психологического здоровья детей, это может проявиться в резком росте детей группы риска. Это ведет к росту детей с проблемами. Вы знаете, как в России растет аутизм у детей, как чудовищно растет невротизация у детей, за что несправедливо возлагают ответственность только на школу?

В бедных семьях, особенно, в многодетных, возникает резкий дефицит внимания по отношению к детям, что приводит к отклонениям в психическом развитии. Для того, чтобы ребёнок был счастлив, он должен видеть вокруг себя счастливых людей. Но если у родителей хватает сил только на то, чтобы сводить концы с концами, но гнев, раздражение и недовольство становятся самыми распространенными эмоциями в таких семьях, считает психолог Анетта Орлова. Очень многие дети начинают обижаться на мир, потому что их родители тоже обижены на мир:

- Все это передается. Вырастают люди, которые любой ценой хотят вырваться из плена нужды, и для таких людей все средства хороши, потому что их детский опыт достаточно негативный. Они не думают о справедливости, они в нее не верят. Они понимают, что нужно добиваться всего самим.

Если посмотреть на все предвыборные программы любой партии, которая сейчас идет на выборы, то во всех программах можно увидеть минимальное понимание роли развития ребёнка. Александр Асмолов называет их «программами временщиков». У детей есть огромные возможности компенсации, но и социальные риски растут.

- Воспитание детей – это страхование рисков детства. Эта система страхования рисков, судя по данным Росстата, приближает Россию к антропологической катастрофе. В ситуации с выборами, когда все эти партии думают, как бы им сесть задницей в Думе, необходимо повышенное политическое внимание к этой проблеме. Оно должно быть повернуто к проблемам детства. Мы занимаемся чем угодно, но эта проблема говорит о деформации приоритетов российской государственной власти и политики. - считает Асмолов.

Между тем, ситуация с детской бедностью остается стабильно-тяжелой, начиная с 90-х годов. Любое ухудшение материального положения немедленно отражается на динамике рождаемости. В абсолютном большинстве стран мира, говорит независимый демограф Алексей Ракша, семьи с детьми статистически беднее бездетных, потому что доход семьи делится на большее количество её членов. В развитых странах власти компенсируют это неравенство налоговыми льготами и пособиями на каждого ребёнка. В России, несмотря на предстоящие выборы, прогноз неутешителен, говорят эксперты. Чтобы ситуация изменилась, должно произойти многое. Алексей Рощин говорит:

- Любые экономические реформы без политических реформ обречены на провал. Тот же самый правящий класс на любом этапе выхолостит. Поэтому должны произойти политические реформы, тогда будет надежда на оживление экономики после более глубокого спада, который сопровождает любые реформы.

Но политическая реформа или цены на нефть решат когда-нибудь эту проблему – помощь детям нужна незамедлительно. Поэтому Александр Асмолов как руководитель Школы антропологии будущего призывает власти – от Валентины Матвиенко до Совета безопасности – продумать действия правительства прямо сейчас. Ключевым психологическим риском для жизни и развития детей, попавших в « ловушку бедности», является потеря базового доверия к миру, по определению классика психологии детства Эрика Эриксона, к другим людям, в том числе, тому обществу , которое обрекло их на нищету и потерю веры в самих себя и своей идентичности.