Posted 22 апреля 2021, 13:28

Published 22 апреля 2021, 13:28

Modified 25 декабря 2022, 17:19

Updated 25 декабря 2022, 17:19

Воспоминания последнего октябренка в истории: «Как я возненавидела дедушку Ленина...»

22 апреля 2021, 13:28
Писательница поделилась своими детскими впечатлениями о последних днях существования СССР.
Сюжет
Былое

Как известно, день рождения «вождя мирового пролетариата» Владимира Ульянова (Ленина) 22 апреля в Советском Союзе хоть и не был выходным, но считался праздничным. Обычно к нему приурочивали проведение так называемого Ленинского субботника – когда всех жителей страны принуждали к неоплачиваемому труду, а затем объявляли в СМИ о том, сколько денег заработало государство, используя бесплатную рабочую силу. Писательница Наташа Киселева, заставшая уже угасание период советского строя, тем не менее, успела «насладиться» некоторыми его дикими ритуалами, и в том числе, стать «внучкой Ленина» - так тогда называли младших школьников – октябрят. Воспоминанием об этом опыте она поделилась в своем блоге:

«Когда я пошла в первый класс, мне сказали, что у меня есть дедушка Ленин.

Я знала, что есть дедушка Володя и дедушка Вася, откуда взялся новый дедушка я понять не могла. Может быть, он двоюродный, как дедушка Боря из Зеленограда? Я спросила об этом папу, и он отвёл меня к памятнику на центральной площади Твери. «Вот, это дедушка Ленин», – с гордостью сказал папа. Я подняла глаза, памятник был из серого гранита, как у мамы. Я подумала, что это дедушкина могила и прикоснулась своим детским кулачком к асфальту на прощание. Папа объяснил, что у Ленина нет могилы, что это наш вождь, но его решили не хоронить. Эмоции переполняли меня. Нашей страной управляет индейский вождь, а я его внучка. Стало быть, я принцесса. Наверное, по древним традициям краснокожих, нас не хоронят и я буду лежать в хрустальном гробу, когда умру. Когда мы пришли домой, я взяла карандаши и нарисовала дедушку-вождя в разноцветных перьях, а рядом с ним себя в розовом платьице и золотой короне. Ну, и пририсовала себе тоже парочку зелёных перьев.

Через месяц, в октябре, нас принимали в октябрята. Оказалось, что я не единственная внучка у Ленина. Я привыкла, что у моей украинской бабушки Маши на хуторе все вокруг родственники, целый класс сестёр и братьев меня не удивил, я была на седьмом небе от счастья. Нас выстроили в шеренгу в спортивном зале на четвёртом этаже, я стояла последней, потому что была самой низкой в параллели. И мне не досталось октябрятской звездочки. «Наташенька, а для тебя ничего на нет», – сказала завуч, тыча мне в нос пустым подносом, десять минут назад усыпанном рубиновыми звёздами.

Дедушка Ленин отверг меня! Я плохая внучка! Я плохо себя вела и, наверное, он заметил, что всю пшенку я скармливаю нашей собаке Чарлику под столом. Я стояла как вкопанная, не могла сказать ни слова, слёзы катились градом из моих остекленевших глаз. Это было второе сильное потрясение в моей жизни.

Звёздочку нашли на следующий день и прикололи мне на фартук в учительской, но этого никто не видел. Я возненавидела дедушку Ленина и порвала свой рисунок, а в августе Союз развалился. Мы стали последними октябрятами в истории. А потому что никогда не нужно обижать принцесс в розовых платьях и зелёных перьях. Karma is a bitch (англ: от судьбы не уйдешь)...»