Posted 10 января 2019,, 13:24

Published 10 января 2019,, 13:24

Modified 27 декабря 2022,, 13:26

Updated 27 декабря 2022,, 13:26

Дело Лисициной: Тверской суд продлил многодетной матери содержание в СИЗО

Дело Лисициной: Тверской суд продлил многодетной матери содержание в СИЗО

10 января 2019, 13:24
Судья Тверского районного суда Елена Булгакова решила продлить срок содержания под стражей матери трех малолетних детей Александре Лисицыной еще на целый месяц и 14 дней. Опасения следователя Череваткиной того, что подозреваемая может умереть с голоду вне СИЗО, показались служительнице Фемиды вполне убедительными.
Сюжет
Суды

Олег Горюнов, "Новые Известия"

Сразу надо сказать, что Александра Лисицына никого не убила, не обворовала, не ограбила, не изнасиловала. Ее только подозревают в мошенничестве, виновность в котором выглядит весьма сомнительно - мы уже очень подробно описали эту историю в статье "Многодетную мать, жертву мошенников, упрятали за решетку за мошенничество".

Лисицына уже почти два месяца находится под стражей.

В первый рабочий день нового 2019 года в Тверском суде Москвы слушалось ходатайство стороны обвинения о продлении срока содержания под стражей Лисицыной до 27 февраля этого года.

Заседание суда длилось несколько часов, и как вершилось "правосудие" госпожой Булгаковой заслуживает того, чтобы его описать подробно.

Коридор у зала заседаний № 404 задолго до назначенного времени - 14:00 - был заполнен журналистами, адвокатами и просто гражданами, который задело "за живое" дело Лисицыной.

Не было видно только прокурора и следователя. Как оказалось, они о чем-то очень эмоционально разговаривали, уединившись за углом длинного прохода Тверского суда.

Со стороны все выглядело так, что подполковник юстиции отчитывает за что-то капитана юстиции, следователя Череваткину. Лицо последней было пунцово красным, прокурор держал в руках вот этот документ - ходатайство следствия о продлении срока содержания под стражей матери троих малолетних детей.

Известный правозащитник, главный редактор издания "Гулагинфо" Денис Солдатов, в интервью нашему изданию вот так оценил "переговоры" следователя и прокурора:

"Не очень правильно, что следователь общается с прокурором: по большому счету, у них, конечно, одна позиция, но, с другой стороны, прокуратура - независимая у нас, у нее должна быть своя позиция и больше она надзорную функцию выполняет. Поэтому то, что прокурор и следователь общаются, - это не очень хорошо, это ведь разные ветви власти. То, что они шушукались до суда - это неправильно, я так считаю".

Вполне возможно, что прокурор делал замечание Череваткиной по поводу того, что в ходатайстве стороны обвинения Лисицына значилась матерью троих не малолетних, а несовершеннолетних детей, цитата:

"... замужняя, имеющая трех несовершеннолетних детей 2005, 2007 и 2007 годов рождения, не работающая, ранее не судимая".

По законам Российской Федерации, несовершеннолетними в нашей стране считаются дети, достигшие возраста 14 лет.

То есть в ходатайстве капитана юстиции Череваткиной есть фактическая ошибка - никто из детей Лисицыной не достиг этого возраста, а потому не может считаться "несовершеннолетним ребенком".

Это незнание закона или капитан юстиции завысила возраст детей Лисицыной, чтобы судья Булгакова приняла "правильное" решение?

Так или иначе, но у прокурора, как нам кажется, было основание очень строго разговаривать с Череваткиной.

Правда, на суде подполковник юстиции, представитель Прокуратуры - надзорного ведомства, призванного указывать следствию на ошибки, ни словом о несоответствии информации, изложенной в ходатайстве с действительностью, почему-то не обмолвился.

Заседание началось с того, что адвокат Шустрова попросила судью Булгакову приобщить к делу очень важные документы:

- положительные характеристики Лисицыной;

- поручительства известных всей России людей с просьбой изменить меру пресечения на менее строгую, чем содержание под стражей;

- медицинские справки, свидетельствующие о противопоказаниях содержания Лисицыной в СИЗО;

- документы, свидетельствующие о том, что Лисицына приобретала участки не Рослесхоза, в чем ее обвиняют, а земли населенных пунктов, принадлежащие Наро-Фоминскому району МО.

Следователь Череваткина и прокурор высказались против приобщения к делу документов о земле, сославшись на то, в частности, что "не известен источник появления этих документов".

"Прокурор, видимо, не услышал мое заявление о том, что эти документы были получены нами в результате официального запроса в администрацию Наро-Фоминского района, кстати, эти документы есть на сайте местной администрации, они в открытом доступе. Все это очень похоже на то, что кто-то очень властный и влиятельный просто велел мою подзащитную упрятать за решетку", - заявила в интервью НИ Тамара Шустрова.

Насколько оправданы подозрения адвоката в "заказном" характере дела Лисицыной?

Трудно сказать, но судья Булгакова "услышала" следователя и прокурора, и отказалась приобщать к делу документы, которые могли бы поставить под сомнения главное: само наличие состава преступления.

Кстати, та же служительница тверской Фемиды не обратила внимания и на ошибку следователя Череваткиной в оценке возраста троих малолетних детей Лисицыной, хотя имела его на руках в письменной форме и заслушала на самом заседании.

Простое совпадение?

Возможно.

А вот известный российский адвокат Лисицыной Шота Горгадзе, Член Совета по правам человека при президенте РФ просто таки высмеял "доводы" следователя Череваткиной.

Вот они:

1. "... учитывая то, что Лисицына А.С. не имеет официального источника доходов".

Горгадзе:

- Лисицына что, по-вашему, вне СИЗО с голоду, что ли, умрет? Мы же просим разрешить ей жить с детьми у матери; ей, что, мать тарелку супа не нальет?

(Смех в зале, - прим. автора)

2. "...находясь на свободе, Лисицына может продолжить заниматься преступной деятельностью".

Горгадзе:

- Она что, после освобождения броситься снова скупать участки Рослесхоза незаконно, так по-вашему?

(Смех в зале, - прим. автора)

3. "... скрыться от органов предварительного следствия и суда".

Горгадзе:

- Средневековье какое-то - держать человека под замком, когда есть электронные браслеты! Вы знаете, что государство потратило на них миллиарды рублей, специально для того, чтобы не переполнять СИЗО?

(Смех в зале, - прим. автора)

- А вы не забыли, что надо выполнить указания высших государственных деятелей, которые говорят о необходимости не проявлять жесткость тогда, когда ее можно не проявлять?

После этих слов глаза Александры Лисицыной, которая присутствовала в зале суда, появились слезы.

Булгакова объявила перерыв. Он длился 7 минут, затем всех снова пригласили в зал заседаний.

Судья речитативом зачитала свое решение: из всего сказанного ею, стало ясно, что Лисицына снова отправляется в СИЗО № 10 под Можайском, и пробудет там, как минимум, до 27 февраля.

Адвокат Горгадзе вслух удивился скорости печатания текста судьей:

"Как можно за 7 минут напечатать текст, который потом даже так быстро читая, произносишь 15 минут?"

В зале раздались два выкрика возмущения в адрес следователя Череваткиной.

P.S.

Череваткина не решилась выходить из зала заседаний Тверского районного суда Москвы одна. (Прокурор ушел из суда ДО объявления решения Булгаковой, - прим. автора).

Капитан юстиции попросила судебного пристава проводить ее, и быстрым шагом, опустив голову, прошла к служебному лифту.