Posted 7 декабря 2018, 15:35

Published 7 декабря 2018, 15:35

Modified 25 декабря 2022, 15:16

Updated 25 декабря 2022, 15:16

Кокорин и Мамаев написали письмо СМИ: «планируем сидеть и ждать свободы»

7 декабря 2018, 15:35
Павел Мамаев, Александр Кокорин и его брат Кирилл прислали письма из СИЗО редактору Радио «Комсомольская правда». Из писем следует, что никакого раскаяния и печали. «Планируем сидеть и ждать свободы».

После того, как суд оставил меру пресечения для футболистов и их друзей без изменений — пообщаться с ними можно все так же лишь в переписке, в зале заседания спортсмены хранили молчание и не отвечали на вопросы. Основной удар журналистов приняли родные и адвокаты, но вопросы к спортсменам как раз-таки только и накопились.

-Признание вины?

- Частично, с оговорками.

-Раскаяние?

- Нет.

Ко всему прочему добавляется довольно жесткая позиция адвокатов, которые на суде говорили сплошными афоризмами: «Своей тонкой рукой, ладонью этой руки Кирилл Кириллович ударил Пака. А у того нашли закрытую черепно-мозговую травму!»«Если Кокорина и Мамаева отпустят, это позволит сэкономить бюджетные деньги, которые тратят на их содержание» и много подобных фраз.

А что футболисты? Понятно, что адвокаты осознают, что это дело для них повод «хайпануть», ощущение, что подопечные их совсем не волнуют. А те встретят Новый год в СИЗО.

В письме, которое отправил редактор радио "Комсомольская правда", главным был один вопрос: «Как планируете бороться дальше? Может быть как-то через журналистов и адвоката передать ваше раскаяние? Ведь люди умеют прощать...»

Ответа не было, хотя Кокорины и Мамаев знают, что эти письма валом публикуются в СМИ. Признав вину на газетных полосах они получили бы тысячи писем поддержки. Вероятно, короткий ответ Кокорина: «Да, всё нормально» — это как раз от того, что другие слова в голову ему не приходят, а написать то, что хотели от него тысячи поклонников и болельщиков, видимо, у него пока не хватило смелости.

А вот его брат, которому вменяют самое агрессивное поведение взывает к совести тех, на кого напал. Лучшая защита — нападение?

Бодрее и, одновременно, грустнее всего читается письмо Павла Мамаева. Как будто он уже смирился с ситуацией. «Дальше планируем сидеть и ждать свободы. Всё рано или поздно закончится»