Posted 14 июня 2017,, 12:53

Published 14 июня 2017,, 12:53

Modified 23 декабря 2022,, 13:38

Updated 23 декабря 2022,, 13:38

"Кинотавр-2017":  кому свистят, кому - аплодируют

"Кинотавр-2017": кому свистят, кому - аплодируют

14 июня 2017, 12:53
Кинокритик Виктор Матизен передает из Сочи

Вторая половина главного конкурса 28-го «Кинотавра» началась с дебютного фильма Алексея Рыбина «Скоро все кончится». Его герой – сорокалетний питерский фрезеровщик, приехавший из провинции и заполняющий одиночество прогулками по Петербургу, телевизором, ночными клубами и нелегальными публичными домами. В одном из них он берет в аренду проститутку, которая, как выясняется, совсем не та, за которую себя выдавала, и это заставляет его резко изменить свои представления о мире, внушенные телеящиком и товарищами по работе. В картине слишком много проходов под музыку, снятых не без влияния лент Алексея Балабанова, но сам герой так подробно сыгран Михаилом Сивориным и так необычен для современного российского кино, обращающего мало внимания на жизнь рабочих, что интерес к фильму не иссякает, а усиливается к неожиданному финальному катарсису.

Столь же непредсказуемый внутренний переворот происходит в герое фильма «Турецкое седло» (анатомический термин), снятого известным режиссером Юсупом Разыковым («Оратор», «Гастарбайтер», «Стыд» и др.). Здесь в центре повествования - вышедший на пенсию агент по «наружке» с лицом телесериального убийцы (Валерий Суслов в этой роли – еще одно открытие фестиваля) – одинокий пожилой человек, сохранивший привычку наблюдать за людьми. Однажды он слышит доносящийся из квартиры сверху необыкновенный голос, исполняющий оперные арии, проникается любопытством к источнику пения, и в результате трагического случая в нем пробуждается нечто вроде души.

Еще одна перекличка обнаружилась в «Близких» (дебют Ксении Зуевой) – сразу с «Теснотой» Кантемира Балагова (о ней - в предыдущем репортаже) и «Нелюбовью» Андрея Звягинцева. С первой «Близких» объединяет духовная и физическая теснота в квартире, где обитает семья героев фильма – бабушка, мать, отец и двое разнополых детей в пубертате, со второй – приступы нелюбви и даже ненависти, сотрясающие этих несчастных.

Четвертая семья, пересаженная из конца 19 века в наши дни и состаренная с 25 до 55 лет, стала предметом изображения в фильме Юрия Грымова «Три сестры», в основе которого классическая пьеса Чехова. Серые краски, пожухлые персонажи, вялые разговоры о смысле жизни и утрате идеалов - словом, монотонное существование, воспроизводимое на экране столь же монотонными и наводящими в зрительном зале скуку средствами. На пресс-конференции фильма разразился один из сопровождающих карьеру Грымова скандалов – известный оператор и член правления Гильдии операторов Максим Трапо (Franz+Polina, «День радио», «Ее звали Муму» и др.) обвинил режиссера в том, что он выгнал со съемок его коллегу, не заплатив ему за работу, и пригрозил Грымову бойкотом со стороны Гильдии.

Другой казус случился в связи с режиссерским дебютом актера Кирилла Плетнева в фильме «Жги» о надзирательнице женской колонии (Инга Оболдина), обладающей голосом, сравнимым с тем, что звучит в «Турецком седле», и «колонистке» с высшим музыкальным образованием (Виктория Исакова), которая начинает готовить ее к телеконкурсу вокалистов-любителей. Три четверти фильма занимает относительно правдоподобный показ отношений между сторожами и поднадзорными, после чего действие перебрасывается в Москву и становится до того приторным, что кажется, будто режиссера повязали и заменили двойником-пошляком. Апофеоз пошлости пришелся на финальные титры, идущие на фоне совместных танцев тюремщиков и заключенных, а вся эта экранная демонстрация национального единства пришлась на 12 июня, когда по всей России хватали протестующих против реновации, - чего постановщик, как выяснилось на пресс-конференции, даже не заметил и принялся защищать свое творение ссылками на «Миллионера из трущоб» и законы мелодраматического жанра.

Эмоциональной же вершиной фестиваля стал показ новой картины Бориса Хлебникова «Аритмия» по сценарию Натальи Мещаниновой о буднях врача скорой помощи в исполнении Александра Яценко (с которым режиссер уже работал на «Свободном плавании») на фоне конфликтов с женой и с новым начальником, внедряющим новые правила работы бригад 03, от которых стонут доктора и страдают больные. Фильм настолько достоверен, что знакомая автора этих строк, регулярно приезжающая за свой счет на «Кинотавр», близко знакомая с врачебной средой и обычно поднимающая на смех сценаристов и постановщиков за неумение или нежелание быть точными в ее экранном воспроизведении, на этот раз выразила авторам и исполнителям свое восхищение. Те же чувства испытали и другие первые зрители, устроившие Хлебникову и его съемочной группе продолжительную овацию, какой в Зимнем театре не было слышно, наверно, со времен «Старух» покойного Геннадия Сидорова (2003). И надо полагать, что главное жюри фестиваля во главе с Евгением Мироновым не пройдет мимо «Аритмии» - как не прошло другое жюри «Кинотавра» мимо «Простых вещей» хлебниковского соавтора по «Коктебелю» Алексея Попогребского (2006), и «Дикого поля» Михаила Калатозишвили, тоже посвященных врачам.

Остается сказать несколько слов еще о трех лентах, которые, по мнению ряда критиков, не заслуживали включения в конкурсную программу, но с бОльшим успехом могли бы быть показаны в программе «Кино на площади». Речь идет о самодеятельном ужастике «Мертвым повезло» Вадима Валиуллина с декалитрами кетчупа на лицах плохих исполнителей, занудном полукриминальном «путевом кино» Ивана Шахназарова (сына гендиректора Мосфильма), полученного путём растяжения собственной короткометражки пределов за пределы допустимого пустым сценарием, и «Мифах о Москве» Александра Молочникова, чье присутствие в престижной программе можно объяснить разве что тем, что в его актерском составе и списке продюсеров фигурирует сопредседатель попечительского совета «Кинотавра» Федор Бондарчук, прилетевший на фестиваль к премьере этого маловразумительного, но шумного опуса.

К моменту окончания настоящей заметки стали известны лауреаты и дипломанты Гильдии киноведов и кинокритиков, но разглашать эти сведения до конца предстоящей церемонии закрытия запрещено под страхом превращения в персону нон грата, так что информация о призерах полнометражного конкурса будет содержаться в заключительном репортаже.